Звонарь

рассказ

Вечерело. К остановке подъехала маршрутка. Стали выходить разные люди. Среди них была хорошо одетая, ухоженная женщина. Сегодня ей пришлось добираться общественным транспортом. В последнее время выпало много снега.
Дворы оставались нечищеными, на машине было не выехать.
Ксения держала в одной руке дамскую сумочку, в другой пакет с продуктами и ноутбук. К ней подошел какой-то подросток и протянул руку. Другой рукой провел по ладони протянутой руки. Ксения невольно отстранилась. Было понятно, что этому ребенку нужны были деньги. Раньше Ксения часто видела в этом районе людей, в основном взрослых мужчин, которые клянчили деньги. Но тут подросток. Не то, чтобы ей было жалко денег, просто неожиданно, да и руки были заняты… Она быстро зашагала прочь.
В этом районе она снимала квартиру. Ксения была талантливым художником. В съемной квартире она устроила студию и давала частные уроки. Ее муж помог с организацией. Он работал директором небольшого завода. Ксения работала в школе искусств, но со временем, когда подросла дочка, а она уже училась в седьмом классе, захотела как-то развиваться. Муж помог ей организовать несколько выставок, и ей даже удалось продать какие-то картины. А потом они решили, что ее талант не должен пропадать, им надо делиться. Она стала давать уроки взрослым и детям, всем, кто желал. Желающих было немного, редко кто мог позволить себе такую цену за уроки, а стоимость обуславливалась тем, что надо было платить аренду за квартиру, да плюс к этому еще и инструменты, и краски, и бумага должны были быть только высокого качества, потому что нельзя создать ничего прекрасного на дешевом материале.
Она быстро шла по улице, а в небе над головой уже четко вырисовывался неровный круг луны. «Опять она, – раздраженно подумала Ксения. – Опять бессонница. Не сегодня-завтра полнолуние…»
С некоторых пор Ксения стала страдать необъяснимым заболеванием, которому не было названия. То у нее поднималась высокая температура, и ее начинало лихорадить. Потом вдруг наступала такая слабость, что было не под силу подняться. Пропал сон, аппетит. Она сильно похудела, стала нервной и раздражительной. Обращалась к докторам. Прошла полное обследование, но, кроме каких-то хронических заболеваний, как у всех, у нее ничего не обнаружили. Когда такое случилось с ней в первый раз, она подумала, что это вирус, пропила противовирусное средство, три дня посбивала температуру, и все прошло. Но потом опять и опять. И теперь уже она была в отчаянии, не знала, что и думать и как быть.
В храме, куда она ходила, настоятель дал ей совет, пересказав историю о двух лягушках, которые попали в кувшин со сметаной. И та, которая не сдалась – выбралась из него. Он подсказал Ксении, что ее физическое состояние напрямую связано с душевным. Но Ксения не восприняла его слова всерьез. Она готовилась «на тот свет». Постоянно говорила об этом своим близким, часто плакала, изводила себя и других. Она уже не засыпала без «сонных» таблеток и мало ела из-за отсутствия аппетита. А в полнолуние, она заметила, с ней и вовсе творится нечто необъяснимое. Она совершенно не могла спать, а если и засыпала, то сны снились очень нехорошие.
Близкие и друзья переживали за Ксению, советовали всякие средства, а врачи сказали однозначно, что они здесь не помощники. А тут как раз на днях ей позвонила одна из прихожанок их храма и пригласила в паломническую поездку в монастырь. Ксения ответила, что подумает и перезвонит. Она много слышала об этом месте, говорили, что там есть священник, который многим помогает, старец вроде. Ксения особо не верила в такую помощь, она уже вообще перестала во что-то верить, потому что ей становилось только хуже. У нее было непроходящее чувство тревоги, вызывающее сильную тахикардию. Ничего не болело, но она не чувствовала себя здоровой.
Так шло время. Нужно было заниматься домашними делами, уделять время мужу и дочери, вести своих пусть немногочисленных учеников – а у нее не было сил. Из-за этого стала рассеянной.
На улице совсем стемнело, и луна освещала улицу, соревнуясь в яркости с уличным фонарем. Остановка была пуста. Ксения села в маршрутку и поехала домой.
Дома она первым делом приняла таблетку, чтобы успокоить выпрыгивающее из груди сердце. Отдышалась и стала разбирать пакет, готовить ужин. Скоро вернулись муж и дочь, он заехал по пути с работы и забрал ее с тренировки. Муж Игорь и дочка Даша во всем старались помочь маме. Но это тоже раздражало Ксению.
Этим вечером она рано легла. Но, как всегда, долго не могла уснуть. Ей на ум пришел тот подросток, который подошел к ней на остановке. У Ксении была свойственная многим художникам фотографическая память, недаром у нее лучше всего получались портреты. Она представила себе незнакомого мальчика – он не был похож на бомжа. Да, куртка и шапка немного не по моде, и на ногах рабочие ботинки, но в целом внешний вид довольно опрятный. Он высокий, худощавый. Его лицо не было несчастным, напротив, он как будто бы улыбался, только глазами. И руки у него были необычные, какие-то необыкновенно гибкие пальцы. Она вспомнила, что он сделал ими какие-то движения очень пластично. Ксении захотелось даже написать его портрет. С этим она уснула.
Находясь в подавленном состоянии и в унылом настроении, Ксения убедила себя не ехать в монастырь. Она пошла в храм, который стоял над рекой. Там еще шла служба. Она никогда не была в этом храме, но сейчас шла к Богу.
Когда она подходила, увидела того парнишку, которого встретила на остановке, он куда-то спешил, в руках нес хлеб, печенье. Мальчик не обратил на нее внимания, было заметно, что он о чем-то напряженно думает. Ксения вошла, дождалась окончания службы, поставила свечи, подошла к иконам. Уходя, не удержалась, спросила в свечной лавке про подростка.
– Витька, что ли? Это же наш звонарь. Да, бедняга. Они из Казахстана переехали недавно. Тут дом купили недалеко, он и мать жили, отец у него там остался, не поехал с ними. Да случилось несчастье, у них сосед пьяница, заснул с сигаретой, у самого дом сгорел, и у этих полдома выгорело. Мать обгорела сильно, в больнице лежит, а этот вот горе мыкает. Чем-то помогаем мы, но этого, конечно, мало, государство ничего не делает. Вот и сейчас в больницу небось побежал…
Ксению поразила эта история. На дворе двадцать первый век, а такие происходят дела…
Она приехала домой и задумалась. Ребенок, у которого мать попала в больницу, помогает в храме, как-то зарабатывает себе на жизнь, совершенно один, а она тут раскисла. Ксения записалась на прием к врачу – психотерапевту. Она приняла такое решение, и оно оказалось правильным. Доктор оказался человеком адекватным, да к тому же еще и православным. Он объяснил, что такое состояние имеет название – депрессия. И это как следствие какого-то нервного срыва или сильного переживания, но это то, что необходимо лечить. Как и любое другое заболевание. Они очень хорошо поговорили. Доктор назначил медикаменты и сказал, чтобы она почаще исповедовалась и причащалась.
Ксения, думая над словами доктора, сопоставляла события своей жизни в поиске ответа на вопрос, что же могло послужить причиной депрессии. Она вспомнила. Чуть больше полугода назад она потеряла ребенка. Но тогда ей показалось это только на руку. Эта беременность была совершенно не ко времени, она готовилась к выставке, а тут эти приступы тошноты, и вообще… Она нервничала, что-то там не получалось с помещением, им пришлось экстренно перевозить картины в другой зал, все как-то навалилось. Потом она попала в больницу. Все прошло очень быстро. Она даже не переживала по этому поводу, она хотела сделать себе имя, получить признание, это было ее целью. Ребенок просто мешал.
Однако теперь Ксения ясно понимала, что ничего не проходит бесследно. И это ее сегодняшнее состояние – физический, эмоциональный и психологический ответ ее организма на то, что с ней тогда произошло.
Итак, женщина взяла себя в руки. Она начала лечение, возобновила посещение храма, стала больше задумываться над тем, что творится внутри нее самой. Параллельно продолжала общаться с доктором, много читала. В студии в свое свободное время она рисовала портрет мальчика-звонаря. Как-то дочь спросила у нее, что это за парень. И тогда Ксения подумала, что, может, и неплохо было бы с ним познакомиться, может быть, они смогут ему чем-то помочь.
В один из выходных дней она предложила дочке поехать на службу в тот храм над рекой. Они собрались, но по пути были пробки, и они немного опаздывали. Ксения переживала, что Дашка не услышит замечательный колокольный звон. Действительно, они опоздали, но все равно пошли в храм. Стали ближе к выходу, чтобы никому не мешать. Ксения все искала глазами парня, но того нигде не было. По окончании службы она подошла к той сотруднице храма, которая в прошлый раз рассказала ей про Виктора, и спросила о нем. Та ответила:
– Вы знаете, он пропал. Мать с ног сбилась искать. Дом им немного подлатали после пожара, всем миром помогли, но вот буквально пару дней его нет. Кое-кто помогает матери в поисках, но это очень трудно, у них же сгорели все фотографии, шансы близки к нулю. Тем более, что парень-то глухой от рождения. Прямо не знаем, что и делать…
Эта новость шокировала и маму, и дочь. Но если Ксения чувствовала какую-то растерянность, то у Даши сразу стали возникать идеи.
– Ну и ничего, что фотки сгорели, у тебя же в студии его портрет. Пошли скорее, сфоткаем и разместим везде в соцсетях и в полицию отдадим, пошли, пойдем, что же ты стоишь!
Вечером Ксения и Даша рассказали обо всем Игорю. Ксения опять расплакалась. Она как будто чувствовала свою вину, вспоминая этого мальчика тогда на остановке. Но Игорь ответил строго:
– Нечего плакать. Надо действовать. Слезами горю не поможешь. Поехали.
Первым делом они поехали к маме Виктора. Их встретила женщина с опухшими от слез глазами. Она была одета в халат с коротким рукавом, на ее руках были видны следы от ожогов. Обстановка в доме была очень скромная, она пригласила гостей на кухню, поставила чайник. Игорь сказал, что они волонтеры, которые искренне хотят помочь найти ее сына. Лидия, так звали маму Виктора, рассказала им, что чуть больше года назад они с сыном переехали в этот город из Казахстана. Виктор родился глухим, поэтому у него очень слабо развита речь, но он может читать по губам, если говорить четко и медленно. Там он учился в специальной школе. Здесь они нашли интернат для глухих, неделю он был там, а на выходные приезжал домой, звонил в храме в колокола. Лидия сказала, что он очень хорошо чувствовал телом вибрацию, ритм и таким образом у него получалось создавать красивое звучание.
Виктору скоро должно было исполниться шестнадцать. Сама она устроилась нянечкой в садик, зарплата маленькая, но пока перспективы другой не было. Трудилась в храме, за хлеб. Вроде все было нормально. Однако после того, как с ними случилось это несчастье, Виктор стал пропускать интернат. Ей позвонили оттуда и сообщили. Она, конечно, забеспокоилась, стала спрашивать его, но он ничего толком не объяснял. Только говорил, что все будет хорошо. И вот уже четвертый день его нет…
Игорь и Ксения внимательно выслушали ее. У Игоря сразу возникло предположение, что парень с такими особенностями может общаться с такими же людьми, с теми, кто его хорошо понимает. Лидия никого не знала в этом городе, кто бы был таким же, как Виктор. Тогда Ксения успокоила Лидию, сказала о том, что с Божьей помощью все образуется, что надо верить и молиться. Они договорились, что та останется дома и будет на связи на случай, если мальчик появится здесь. Ксения говорила с Лидией, как будто уговаривала саму себя, ведь еще недавно она сама была на грани.
Игорь решил, что нужно самим организовывать поиски. Они создали поисковый отряд из волонтеров двух приходов, своего храма и храма над рекой. Помогать вызвалось много молодых людей. Ксения и Игорь, оба на машинах, доставляли людей в разные части города. Они разработали четкий план и действовали строго по нему, чтобы ни одно место не осталось непройденным, ни один объект не остался неохваченным. Даша и еще несколько ребят стали по интернету изучать ручную азбуку и жестовый язык, хотя бы на элементарном уровне, чтобы суметь войти в контакт.
Еще четыре дня не дали результатов. Однако к вечеру пятого одна группа волонтеров зашла в кафе, чтобы выпить кофе с мороза. Они увидели там за столиком компанию людей, разновозрастных, которые общались между собой жестами. Ребята позвонили Игорю, тот взял с собой дочь, и они приехали спустя полчаса. Даша подошла к компании за столиком, на жестах поздоровалась, представилась, показала фотографию в телефоне. Дальше общение происходило на бумаге, так как мало знать несколько жестов, необходимо еще и понимать обратную речь. Один человек узнал парня, он сообщил, что видел его сегодня утром возле торгового центра «Планета», правда, он не общался с ним лично, но тот был в компании не совсем благополучных людей. Попросту говоря, воров.
Игорь уже успел изучить много информации, побывал даже в организации «Всероссийского общества глухих» в этом городе. Но там ответили, что у них на учете состоят глухие и слабослышащие люди с восемнадцати лет, поэтому о Викторе они ничего не знают. Пообещали поспрашивать у своих. Еще он узнал, что своих подопечных они стараются трудоустроить и всеми силами удержать на их рабочих местах, так как если те сорвутся, то идут в разгул. Им нет ни от кого помощи, и у них очень много проблем. Кстати, узнал также, что многие ошибочно называют глухих и слабослышащих людей глухонемыми, и что на самом деле немых среди них очень низкий процент. Сами сотрудники общества тоже работают практически на чистом энтузиазме за минимальную зарплату. И только потому, что у них в семье у кого брат, у кого родители глухие. В городе всего несколько человек, которые умеют общаться с такими людьми.
На утро следующего дня Игорь, Даша и несколько ребят дежурили у торгового центра. Неподалеку стала полицейская машина, но Игорь попросил никого не выходить, чтобы не спугнуть. Часов в одиннадцать к торговому центру подошли несколько мужчин. Было понятно, что они общаются жестами. С другой стороны подъехала машина, и из нее вышел Виктор и еще два человека, которые говорили между собой нормально. Они отвели его к той компании, что пришла раньше, и все скрылись в холле. В это время в торговом центре было много людей, глухие мужчины шныряли от одного покупателя к другому и при каждом удобном случае вытаскивали из сумок кошелек или ловко извлекали из карманов мобильный телефон. Те, которые были говорящие, стояли на стреме, а Виктор должен был подать сигнал, если возникнет опасность.
Игорь быстро сориентировался, отправил Дашу к Виктору, сам позвонил оперативникам. Те четко сработали, и вскоре всех участников этой группы вывели на улицу. Ксения привезла к торговому центру Лидию.
Конечно, пришлось ехать в отделение и дать показания. Но Виктора отпустили. История оказалась банальной. Парень, оказавшись в трудной жизненной ситуации, хотел помочь матери. Случайно встретив такого же, как и он сам, глухого товарища, он поделился своей бедой, и тот с радостью согласился помочь. Но когда Виктор понял, в чем дело, он отказался, а его уже не отпустили, пообещали, что отпустят, если он им поможет. Вот так он и попался.
Ксения и Игорь помогли этой семье. День рождения Виктора отмечали большой компанией в отремонтированном доме. Ксения подарила Виктору портрет, который ей, кстати, очень удался и который помог им в поисках. Они вспоминали, как первый раз встретились. Виктор сам не знает, почему он подошел к Ксении, как будто почувствовал что-то, а жест, который он тогда сделал руками, означал «извините». Они уже все перезнакомились и передружились. Даша во что бы то ни стало решила выучить жестовый язык и уже делала успехи. Они стали собираться с ребятами у мамы в студии, устраивать чаепития, учить жестовый язык. Они распределили дежурство и как волонтеры стали помогать глухим и слабослышащим людям в их городе. С кем-то надо было сходить в поликлинику, с кем-то в банк, кому-то помочь купить телефон, получить услуги адвоката или нотариуса. Даша со своим коллективом устроила для них концерт, ведь язык танца понятен без слов.
Ксения давно забыла о бессоннице и прочих своих проблемах, потому что все время посвящала помощи в поисках. Она засыпала, как только ее голова касалась подушки и, потратив полдня на беготню по городу, заходила домой перекусить, потому что чувствовала голод. Эти несколько дней показались вечностью, бесконечным временем, в котором был свой плюс, возможность еще раз обдумать все, что происходит в жизни, понять, что все неслучайно. За это время не раз пришла на ум история, пересказанная ей батюшкой. Не сидеть и не ждать, а действовать в том направлении, где ты можешь быть нужен и полезен. Видеть весь мир вокруг себя и говорить с теми, кто тебя не слышит. Верить в добро и дарить радость и любовь, во всем полагаясь на Божью волю.

Марина Чепелева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 + = 79

АРХИВ ГАЗЕТЫ