Золотой телец сребролюбия

01_abfksjy78y3rhfkaslhaО сребролюбии – наиболее распространенной духовной болезни современной эпохи – не раз писали священники, говорил и в своей проповеди Святейший Патриарх Кирилл: «Человек сребролюбивый, любящий деньги не может жить по закону Христову. Сребролюбие и жизнь по Христу несовместимы. Как замечательно сказал об этом святитель Иоанн Златоуст: «Любящий деньги не только не способен любить врага, как повелел Господь, но и ближнего своего ненавидит».

Почему же сребролюбие, страсть сребролюбия несовместима с жизнью по Христу? А потому, что главной направляющей жизни во Христе является движение не к себе, а от себя, вопреки человеческим инстинктам, а говоря о жизни современной – вопреки всем стереотипам жизни, вопреки всякой моде на образ жизни и на образ мысли. Жизнь со Христом – это движение от себя».

 
 
Сребролюбие – это вовсе не обладание ценностями, а стремление обладать таковыми для себя. Если человек обладает материальными благами, ценностями, деньгами, то он должен уметь господствовать над всем этим и в первую очередь следить за тем, чтобы сердце не приразилось к богатству. Необходимо постоянно задавать себе вопрос: «А можешь ли ты расстаться с частью своих средств для того, чтобы помочь людям – спасти умирающего или больного, разделить горе со страждущим?» И если в какой-то момент ты сам себе наедине скажешь: «Нет, никогда, ни при каких условиях», – значит, страсть сребролюбия поработила тебя, значит, не ты господствуешь над деньгами, а деньги господствуют над тобой.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Сребролюбие толкает людей на самые тяжкие преступления: убийство и предательство. Именно из-за своего сребролюбия Иуда Искариот предал Христа.
Самый последний пример – катастрофа на Украине. Неуемная жажда наживы олигархических кругов со всей очевидностью ведет к уничтожению государства. Но при этом все, словно одурманенные, кричат «Слава Украине».
Воровство и коррупция – наиболее опасные и видимые последствия сребролюбия. Про коррупцию у нас только ленивый не говорит, но она, к сожалению, от этого не становится меньше. В 2014 году в ежегодном рейтинге «Индекс восприятия коррупции», представленном международной неправительственной организацией Transparency International (ее российское отделение возглавляет Елена Панфилова), Россия заняла 136 место, поделив его с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном. Надо отметить, что в 2010 году у нас было 154-е место из 178 возможных. Но дело даже не в месте, а в отношении общества к этому явлению, где дача взятки или ее приятие, различные «откаты» и аферы с государственными деньгами перестали считаться грехом. Рыночные отношения научили нас жить по своим понятиям. То, что раньше у нас называлось спекуляцией, то есть воровством, теперь воспринимается как предпринимательство. То, что считалось обманом, теперь называется многоуровневым маркетингом. Один из примеров – популярные среди граждан распродажи. Сначала товар продается по явно завышенной цене, а потом выставляется уже с хорошей скидкой. Но в любом случае – продавец в выигрыше.
Согласно опросу, проведенному международной неправительственной организацией Transparency International, почти треть опрошенных – это, как правило, лица, принадлежащие к деловым кругам – относятся к взяточничеству без осуждения. 45 процентов сограждан снисходительно относится к тем, кто сам дает взятки. На законодательном уровне либеральное отношение к коррупционерам выражается в громких скандалах, которые редко когда заканчиваются серьезным судебным приговором.
А теперь приведем другие цифры. По статистике в России крещеных в православной вере людей от 80 до 85 процентов от всего населения страны. Как пишет священник Олег Булычев, «такое количество людей, призванных к чистой жизни великим Таинством, предполагает увидеть в России просто какое-то совершенное общество или что-то на него похожее. Ведь принятие Таинства Крещения человеком означает, что он теперь с этого момента становится воином Христовым, врагом греха». В реальности мы видим совершенно обратное. О чем это говорит? Что мы православные чисто номинально. Грехи мы не видим не только мелкие, к примеру, взял книжку из библиотеки и не вернул, но и крупные – положим взятку в пару миллионов в карман и спим спокойно. Да еще и в заслугу себе поставим – помог родне или другу.
Вообще воровство у россиян получило градацию: есть осознанное и неосознанное, осуждаемое и не очень. Эту особенность восприятия современным человеком дилеммы «свое-чужое» подробно описывает врач-психиатр международного уровня Михаил Литвак. «Воровство как явление современной жизни можно представить в виде айсберга. Видимая часть – это явное воровство. Им занимаются следственные органы. Самое страшное, когда человек привыкает воровать и часто не осознает, что он это делает. Он не делает это открыто, он даже не осознает, что ворует, но он привыкает воровать. Рано или поздно он начнет воровать осознанно. Мы же боремся с надводной частью айсберга. Это совершенно бесполезная трата времени, сил и средств, если мы одновременно не предпримем усилий по ликвидации подводной части айсберга».
Примеры неосознаваемого воровства встречаются повсеместно. Никто не считает воровством, если бесплатно проедет остановку в автобусе или даже весь маршрут. Не считается преступлением, если хозяйка плеснет воды в молоко, которое предназначено на продажу. Это же не бензин водой разбавлять. Директор ресторана не будет считать воровством, если он пообедает в своем ресторане и не заплатит. Классический пример неосознаваемого воровства, по мнению Михаила Литвака, описан в рассказе А.П. Чехова «Злоумышленник». Герой рассказа, неграмотный крестьянин свинчивал гайки, которыми крепили рельсы к шпалам. Эти гайки он использовал в качестве грузила для удочки. Он так и не понял, за что его осудили. Ведь он не все гайки скручивал, а только одну из четырех. Кстати, этим успешно занимались и другие односельчане.
Много лет назад разобраться с таким неосознанным воровством мне помог старенький священник. Когда я начала воцерковляться, то стала с собой в храм брать детей. Ездили часто, и порой я не оплачивала проезд ребятишек в автобусе, оправдывая себя различными предлогами. Как правило, водители в то время были снисходительны. Но совесть была неспокойна. Я поделилась с батюшкой на исповеди своими размышлениями: правильно ли я поступаю? Он не стал мне читать нотаций или укорять, а просто ответил: «Там мы за все заплатим…» Это сказано было с такой внутренней силой, что мне все стало понятно.
Я давно заметила, что в нашем обществе есть воровство, которое обществом осуждается, и воровство, которое практически под осуждение не попадает. Так, безусловно, осуждаются кражи у частных лиц и особенно у детей – в детских садах, школах, детских домах. Но вынести что-нибудь с коммерческого предприятия вроде и не грех: у олигарха денег хватит. Порой это воспринимается как компенсация за низкую зарплату. Еще меньше осуждается воровство у государства. Формы разные: от разворовывания государственных денег до попытки уйти от налогов. Иногда диву даешься, во сколько обходится строительство социальных объектов и дорог! И когда я слышу от высокопоставленных чиновников, что у нас очередной дефицит бюджета, мне хочется спросить: а может, у нас дефицит совести?
Господь дал людям десять заповедей, две из которых направлены на борьбу со сребролюбием. Они запрещают присваивать что-либо чужое. И не только запрещают присваивать – не кради (восьмая заповедь), но даже и в мыслях желать чужого. «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего», – так звучит десятая заповедь Божия. Святитель Николай Сербский в своем труде «Десять Божиих заповедей» особо выделяет эту последнюю заповедь, называя ее «мостом, соединяющим Ветхий и Новый Завет». «В предыдущих девяти заповедях Бог предостерегает человека от делания грешных дел, говоря о жатве греха. А в этой, десятой заповеди Бог обращает внимание на корень греха и прегрешения. Он предупреждает тебя, да не согрешишь и желанием своим… Поэтому, когда мы читаем Новый Завет Христов, мы должны обратить внимание на то, что Христос не заповедует людям не убивать и не красть руками, не прелюбодействовать телом и не лгать языком. Он смотрит глубоко в сердце человека, душу человеческую и заповедует: не убивать в помышлениях, и не прелюбодействовать в сердце своем, и не красть в мыслях, и не лгать в чувствах своих. Таким образом, десятая заповедь есть переход к Закону Христа, который духовнее, возвышеннее и сложнее Закона Моисеева».
Пока в нашем обществе осознание греховности желаний еще меньше, чем понимание греха как действия. Крещеные в Православии, мы уподобляемся упрямому и неподатливому на убеждения еврейскому народу, которого Бог в Библии частенько именует жестоковыйным. Постоянно мы уклоняемся от пути, заповедованным нам Господом. Поэтому не стоит удивляться, если нас будут постигать несчастья, подобные тем, которые в наказание были попущены евреям за их поклонение золотому тельцу. А может, мы еще успеем разглядеть в себе этот опасный грех сребролюбия и покаяться?

Светлана Петрова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 67 = 76