Жизнь музыканта – как дорога к Небу

00_gl_gfdkuy894wehweИногда Господь очень четко обозначает наш земной путь. Выстраиваясь, будто знаки в нотной строке, обстоятельства создают необыкновенный этюд, а порой и целую симфонию жизни. Так, словно по нотам, сложилась судьба Марины Александровны Игнатовой, преподавателя по классу флейты, заместителя директора по учебной работе старооскольской музыкальной школы №3. О ней наш сегодняшний рассказ.

Удивительно видеть, с какой нежностью – будто малого ребенка в колыбель – укладывает Марина Александровна в футляр свой инструмент после выступления. Ее глаза горят, будто музыка – нескончаемая радостная мелодия – продолжает звучать. «Я уже не помню, что такое тишина», – смеется Марина Александровна.
Действительно, музыка окружала нашу героиню с раннего детства. Марина практически выросла в стенах музыкальной школы – тогда она располагалась в здании нынешнего краеведческого музея на улице Ленина. Ее мама Марина Евгеньевна Игнатова преподавала теоретические дисциплины. Она и по сей день продолжает трудиться в новом здании как заведующая теоретико-хоровым отделением.
– После занятий в общеобразовательной школе я бежала к маме на работу, – вспоминает Марина Александровна. – Я даже представить не могла, чем еще заполнить свободное время! Его полностью занимали занятия музыкой.
Из инструментов маленькая Марина выбрала флейту:
– Очень хорошо помню тот день, когда меня поставили перед выбором – в каком классе заниматься. Перед глазами появляется образ моей первой учительницы, а ныне коллеги – Любови Николаевны Быковой. Она показалась такой милой, озорной. И, конечно, я уже не могла с ней расстаться.
Именно с порога родной музыкальной школы начала свой духовный путь наша героиня. Однажды в школу пришел «всклокоченный человек» – так описывали впечатлительные учителя протоиерея Романа Братчика, бывшего тогда настоятелем Покровского храма в селе Кунье. (В то время и Старый Оскол, и Кунье относились к Курско-Белгородской епархии). Оказалось, батюшка решил научить нотной грамоте своего младшего сына Алешу. Очень обаятельный и общительный, отец Роман за короткий срок познакомился почти со всеми педагогами школы и родителями учеников.
01_DSC_00601– С ним было легко и приятно общаться, – вспоминает Марина Александровна. – он ничего не навязывал, не доказывал. Но даже незначительный разговор «ни о чем» умел превратить в беседу о чем-то необычайном, давно забытом и очень важном. Мы с мамой стали приезжать к нему в Кунье. Так я открыла для себя абсолютно новый мир – мир веры. Проникновенные службы, паломнические поездки, какое-то невероятное единение всех прихожан в церкви… Есть выражение – «попасть в сказку». А для меня, еще ребенка, это было больше и значительнее сказки. Особенно ценны для меня воспоминания о поездке в Псково-Печорский монастырь. Отец Роман был духовным чадом старца Иоанна Крестьянкина и часто бывал в обители. Побеседовать близко со старцем нам, спутникам отца Романа, возможности не представилось, но подвижник передал нам свое благословение и обещал молиться.
В одной из таких поездок юная Марина и ее родные познакомились с близким другом отца Романа – священником Георгием Нейфахом, ныне почившим. Талантливый, высокообразованный и очень деятельный человек, отец Георгий в то время возглавлял приход Успенского собора города Курчатова и выступал с лекциями о науке и религии.
– Его кроткое с большими добрыми глазами лицо сразу запало мне в душу, – рассказывает Марина Александровна. – Вторая встреча с отцом Георгием случилась спустя полтора месяца во время Рождественского поста в селе Кунье. Я увидела в храме незабываемое батюшкино лицо и, не раздумывая, подошла к нему с просьбой стать его духовной дочерью.
Марине тогда было всего двенадцать лет. Такая решительность девочки удивила священника. Он попытался предостеречь ее от поспешного решения: все-таки духовный наставник жил в нескольких сотнях километров от ее дома. Но Марина была настроена очень серьезно и действительно часто приезжала в Курчатов. Она не только стала духовной дочерью отца Георгия, а практически сроднилась со всем семейством Нейфах:
– Все летние каникулы я проводила при храме. И в учебное время, если появлялась возможность, гостила в Курчатове неделю-две. Жила я у батюшки с матушкой. Это была скромная двухкомнатная квартира в типовой многоэтажке. Условия были почти спартанские: простые стол и стулья, несколько шкафчиков да небольшой диван, купленный исключительно для мамы отца Георгия, изредка навещавшей семью. Телевизора и кроватей не было – спали мы на полу. Несмотря на скромное убранство, в доме было чисто и опрятно. Батюшка говорил: «Главное, чтобы в храме нам было уютно», и все силы направлял на обустройство прихода – сначала маленькой молитвенной комнатки, а потом уже нового огромного и очень красивого храма.
И в далеком Курчатове Марина не оставляла занятий музыкой. Матушка Елена Нейфах, выпускница Химкинского музыкального училища, организовала при Успенском соборе грандиозный хор «Анастасис», в котором участвовали и взрослые, и дети.
– Это был не просто хор, а целая певческая семья, – вспоминает Марина Александровна. – Матушка всячески старалась «подтянуть» профессиональные навыки «Анастасиса»: мы бывали в Дубне в хоровой школе для мальчиков, выступали совместно с профессиональными исполнителями из Воронежа, Москвы, Курска. Для всех желающих при храме велись курсы игры на разных музыкальных инструментах. А батюшка следил за наши духовным возрастанием: организовывал для нас поездки по святым местам, проводил занятия в воскресной школе. Хор стал замечательной школой для многих известных в музыкальной среде исполнителей. Например, знаменитый курский бас Андрей Капралов, выступавший на сцене лондонского королевского театра «Ковент-Гарден», начинал именно в нашем хоре. Я считаю, духовное воспитание стало для нас неким трамплином в жизни.
Первый подъем ждал нашу героиню в 14 лет: маленькую флейтистку пригласили играть с оркестром. Руководитель муниципального ансамбля народных инструментов, ныне почивший педагог музыкальной школы по классу баяна Жан Павлович Петрухин заметил юное дарование и пригласил поработать с уже опытными музыкантами.
– Этот период для меня очень значим, – рассказывает Марина Александровна. – Оркестр стал для меня второй музыкальной школой. Флейта – не самый богатый инструмент, на ней можно сыграть только одноголосную мелодию. Но когда ее тонкий голосок сливается с другими в оркестре, когда разные тембры сплетаются, перетекают друг в друга – это ни с чем не сравнимые эмоции! Оркестр научил меня «чувству локтя». Понимаете, задача оркестра – передать замысел дирижера. Он, как художник, собирает всех музыкантов, словно краски, и направляет нас на создание шедевра. Мы делаем все вместе общее дело. И от работы каждого зависит судьба этого дела, поэтому нам нужно уметь слушать и доверять друг другу, нести ответственность за товарищей.
Когда пришло время задумываться о будущей профессии, представить себя где-то еще, кроме музыкальной сферы, девушка просто не могла. После музыкальной школы Марина Александровна поступила в Губкинское музыкальное училище, в котором у нее появилась возможность поработать с новыми коллективами, например, с Воронежским симфоническим оркестром.
– В моих ученических трудах меня очень поддерживали отец Георгий и матушка Елена. Создавшие при храме такой замечательный хор и давшие старшей дочери профессиональное музыкальное образование, они говорили со мной на одном языке – веры и музыки.
В училище девушку заметили. С третьего курса ей рекомендовали брать уроки у преподавателя Гнесинского училища Валентины Ивановны Дегтяревой. С тех пор Марина несколько раз в год приезжала в столицу оттачивать мастерство. Однако по ряду причин в столичный вуз Марина не смогла поступить. В семье Игнатовых решили бросать жребий – куда пойти учиться. Трижды выпала Ростовская государственная консерватория имени С.В. Рахманинова.
– Было немного страшно отправляться в совершенно чужой город на такой долгий срок, – вспоминает Марина Александровна. – Но выяснилось, что Ростов оказался для меня почти родным. Наша семья имеет ростовские корни. Там жил мой прапрадед – зажиточный мещанин. Его дом сохранился как памятник архитектуры. И именно в Ростове-на-Дону мой папа встретил мою маму. Господь как будто подсказывал мне тогда: «Ни о чем не волнуйся: все устроится благополучно». И действительно – меня очень тепло приняли на новом месте. Я познакомилась с близкими по духу людьми, среди которых был профессор Ростовской консерватории Владимир Николаевич Еждик. Это тот педагог, о котором великие музыканты пишут в своих мемуарах, с благодарностью вспоминая уроки. Он вел дирижерский класс на нашем духовом отделении и руководил духовым оркестром филармонии.
Между прочим, это был первый концертный оркестр духовых инструментов в России. Владимир Николаевич Еждик создал его в 1991 году. До этого момента духовые оркестры существовали у нас в стране в двух видах – военные или любительские. А вот при филармониях подобных профессиональных коллективов не было. Марине выпала большая честь поработать в этом оркестре:
– Моя флейта звучала в одиночестве как-то неубедительно. В оркестре же я чувствовала себя как рыба в воде и во время выступлений играла совершенно по-другому. Эту перемену заметил Владимир Николаевич и предложил поработать в филармонии. Это было почти невероятно. Мне посчастливилось выступать на одной сцене с заслуженными артистами России, выдающимися музыкантами и профессорами.
Еще два года после окончания консерватории девушка играла в духовом оркестре и сотрудничала с симфоническим оркестром. Однако вскоре она поняла, что все-таки нужно возвращаться домой – в родной Оскол, в родную музыкальную школу. И Марина Александровна вернулась:
– У меня был небольшой опыт проведения занятий на последнем курсе училища. И мамины педагогические труды всегда были у меня перед глазами. Но пока самой не пришлось сесть за учительский стол, я не осознавала, какая это ответственность – учить. Мама поначалу очень расстроилась из-за моего ухода из оркестра и возвращения из города-миллионника в маленький Оскол. Но мой выбор поддержал отец Георгий Нейфах. «Преподавание – это спасительное исполнительство», – сказал батюшка. И я поняла, что это вовсе не поворот назад, а новый подъем в моей жизни.
Этот подъем ознаменовался победами на педагогическом поприще. Многочисленные награды украшают кабинет нашей героини. Но главное достижение Марины Александровны – ее ученики:
– Сегодня занятия музыкой не так популярны, как десять-пятнадцать лет назад. Говорят – это непрестижно, неперспективно. Мало кто из детей приходит учиться к нам по собственному желанию. Обычно это инициатива родителей. Перед нами, педагогами, стоит большая задача – не только научить наших деток основам музыкального искусства, но и объяснить, зачем вообще нужна музыка, привить любовь к ней. Об этом я всегда говорю родителям – пусть не будет долгих многочасовых репетиций, пусть не будет громких побед. Главное – чтобы ребенок сам получал удовольствие. И когда видишь, как загораются у ребят глаза, когда они начинают прикладывать все усилия к занятиям, понимаешь, что у музыки – хорошей, инструментальной – есть будущее.
Особенно важны, по мнению педагога, групповые занятия и игра в оркестре:
– Это самый главный урок, который я вынесла из своего профессионального опыта. На индивидуальных занятиях мы учим музыкальной грамоте, а на общих – музыкальному общению. Именно научить общаться, взаимодействовать друг с другом, научить «командной игре» я считаю главной задачей нашей школы. Ведь современные дети, даже собираясь в компании, практически разобщены. Общению в жизни они предпочитают «лайки» и послания в социальных сетях.
Еще одним важным аспектом творческого развития ребенка Марина Александровна считает воспитание в духе православной веры. И ее жизненный опыт – тому хороший пример:
– Иногда ошибочно думают, что религиозные нормы ограничивают человека. Множество великих художников, музыкантов, поэтов и писателей, чьи имена вписаны в учебники истории, были глубоко верующими людьми. Многие современные люди искусства продолжают творить, придерживаясь православных ценностей. Вера помогает нашей душе определять «золотую середину» и в искусстве, и в науке – во всех сферах жизни. Сам Господь создал нас по Своему образу и подобию – творцами, и заповедал нам созидать.

Юлия Кривоченко

2 thoughts on “Жизнь музыканта – как дорога к Небу

  • 05.12.2014 в 23:21
    Permalink

    прошу Вас отредактировать статью и исправить в тексте имя батюшки! Его звали о.Георгий Нейфах, а не Григорий.(в тексте статьи написано то Григорий, то Георгий)

    Ответ
    • 08.12.2014 в 17:38
      Permalink

      Спасибо, что нашли ошибку.
      Исправлено на Георгий.

      Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =