Зависть – червь, грызущий изнутри

Зависть. Художник Ян-Уве Тув, 2009 год

Продолжаем наш великопостный цикл бесед, посвященный семи смертным грехам и борьбе с ними. На этот раз руководитель миссионерской комиссии Белгородской епархии, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в селе Песчанка протоиерей Максим Горожанкин рассуждает о зависти и ее плодах.

– В Священном Писании не встречается слово «зависть», однако святые отцы называют этот грех вторым в ряду семи смертных грехов. Так что же это такое?

– В Священном Писании, хоть и не встречается прямого упоминания о таком чувстве, как зависть, но в Десятисловии Моисея, уже в Ветхом Завете, есть заповедь о том, что мы не должны желать чего-либо от того, что принадлежит нашему ближнему. «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего… ни вола его, ни осла его… ни всего, что есть у ближнего твоего», – говорит Господь.

И вот это злое пожелание и есть зависть. От этого Господь предостерегает в самом начале ветхозаветной истории. Почему же Бог предостерегает человеческий род от зависти? В книге «Исход», в которой говорится о даровании десяти заповедей, мы уже видим, что с человечеством сделала зависть. Зависть послужила причиной первого убийства. Каин убивает Авеля отчасти потому, что позавидовал. «Твою жертву Бог принял, а мою не принял», – негодовал Каин. И здесь мы видим, как зависть порождает ненависть. И брат родной становится врагом. И брат убивает брата. Еще вчера они были самыми близкими людьми, но за миг между ними произошло настолько глубокое разделение, что одному показалось – как это ни страшно и странно, – что проще убить другого, чем примириться с ним и жить дальше.

Каин и Авель. Тициан, 1570-76 гг.

Человек так устроен, что он сложные выводы делает гораздо дольше, чем выводы простые. Священное Писание – это история обо всех нас. Как писал Арсений Тарковский: «В эту ночь – от кого же я отрекся во сне?» – апеллируя к опыту апостола Петра, который отрекается от Господа нашего Иисуса Христа. То есть все, что я читаю в Священном Писании, это прежде всего – обо мне. И когда мы читаем об истории Каина и Авеля, мы можем эту историю переложить на свою жизнь и посмотреть, как у нас складываются взаимоотношения с ближними, которые, может быть, увы, в результате нашего завистливого отношения становятся нашими дальними.

– Почему вообще желать того же, что есть у ближнего, плохо? Сегодня же нам постоянно говорят о таком способе мотивации, конкуренции как пути к успеху. Можно сказать, что в каком-то смысле это даже помогает развивать общество. Разве нет?

– Развивать общество помогает только истинно христианское отношение к ближним. В своем выдающемся и фундаментальном труде «Православное учение о спасении» патриарх Сергий (Страгородский) пишет, что есть два вида любви: любовь сострадательная и любовь сорадовательная. Сострадать проще, сорадоваться сложнее. И сорадовательная любовь, она гораздо выше любви сострадательной. Об этом очень много написано и песен, и стихов. Нам проще достичь успеха и жалеть другого, отстающего, чем радоваться тому, что кто-то успешнее нас. Это особенно видно в дружбе. Очень сложно порой человеку дружить с другим просто так. В психологии есть такое понятие, как синдром спасателя. Еще Высоцкий об этом пел. Помните его «Песню о дружбе»? Часто человеку проще дружить по принципу «я приду на помощь», «я помогу». И здесь вот под видом добродетели может скрываться и гордость, а за состраданием может крыться греховное снисхождение к другому человеку.

Я снисходительно отношусь к человеку, поэтому я ему с барского плеча помогу, когда он нуждается, – я же друг… Зато, когда у человека все хорошо, такого друга-спасателя почему-то рядом нет. Друг-спасатель появляется только тогда, когда плохо.

Мы обычно в категориях любви рассуждаем о том, что любят не за что-то, любят просто так. Так и дружат ни за что-то, а просто так. Помогать и спасать тоже надо просто так. Но жизнь человеческая так устроена, что, слава тебе, Господи, 80 % нашего времени мы проживаем в мире и спокойствии с самими собой и ближними. И вот как в такой спокойной жизненной текучке реализовать себя в дружбе, чтобы не скатиться в зависть и злость? Большой на самом деле вопрос. Но именно работа в этом направлении, работа над собой и будет нашим повседневным христианством. Должна быть любовь взаимная, а не неприязнь.

Вот вспомните, что вы испытываете, когда по телефону с другом разговариваете, и он говорит, что, мол, у меня все хорошо, и похвалился тем, что у него что-то удалось. Начинает что-то изнутри грызть?

А может, еще про себя вы ему бед пожелали? Или даже прямо сказали… Вот это очень плохие маркеры для человека, который считает себя христианином. Это настоящая зависть. Зависть, злоба и зложелательство. Если мы посмотрим на православное учение о страстях, то мы увидим, что есть корень греха, от которого произрастают определенные плоды. Если корень – это зависть, то зложелательство – это уже плод. Разве может такое помочь развитию личному и всеобщему?

– Говорят, что зависть может охватить целый народ. И в подтверждение тому часто приводят революцию 1917 года в России. Как вы считаете, это так?

– Ну, лично мое мнение, когда мы говорим о грехах и их преодолении, то в первую очередь говорим именно о личном грехе и о личном покаянии каждого из нас. А вот случаи коллективного осмысления, коллективного покаяния в истории человечества – единичные. Так, жители города Ниневия в результате пророческой миссии Ионы покаялись. Но исцеление народа от каких-то прегрешений, особенно исцеление результатов таких катастроф, как революция, это, конечно же, дело, которое только в рамках каждого отдельного жителя страны, каждого его потомка – либо имеет место быть, либо нет.

Покаяние. Изображение с сайта elohov.ru

Обретение веры русским человеком – лично каждым – это и есть исцеление от еще до конца не заживших ран революции, когда хотели сделать лучше жизнь, а сделали еще хуже. Голод и война, и концентрационные лагеря – все это стало плодом того, что нуждающиеся позавидовали людям богатым, а у людей богатых не хватило такой зоркости житейской, чтобы понять, что расслоение общества настолько велико, что это все приведет к катастрофе.

– Как вы считаете, в мире возможно вообще создать социальное равенство? Это бы победило зависть…

– В притче о талантах Господь каждому дает разные таланты. Да, и у каждого человека есть заданность разная по отношению к практическим аспектам жизни. Как говорит замечательный богослов XX столетия, митрополит Черногорский Амфилохий, у каждого человека, каким бы бестолковым он себя ни считал, есть один талант – это талант к святости. И если мы будем реализовывать этот талант, то незаметно для себя увидим, как и другие таланты будут в нас раскрываться. Вот, наверное, этого не хватает порой, когда мы размышляем о равенстве. Все мы в этом смысле равны, все мы призваны Богом к стяжанию благодати, все мы призваны Богом к реализации себя прежде всего в христианском доброделании. И вот насколько мы будем возрастать в христианском доброделании, настолько мы будем раскрываться и в других талантах.

– Вы не думали о том, что современная индустрия развлечений и медиа – мода, шоу-бизнес, блогосфера и прочее – тоже нас провоцируют на зависть? Многие ведь стремятся подражать звездам…

– Да, наверное, отчасти это так. И это признак, с одной стороны, какой-то личностной незрелости. Понятие звездности тоже очень относительное. Я бы здесь больше порассуждал об успешности. Когда ты видишь человека успешного, ты можешь поучиться у него тому, как он стал успешным. А если просто завидовать тому, что кто-то успешнее тебя, то зависть в этом смысле бесплодна.

То есть позавидовал, поел себя и дальше пошел. Что толку завидовать, если твой друг знает в совершенстве английский, но сам ты ни одного иностранного словечка за день не выучил? А ведь друг наверняка большие усилия приложил, чтобы так блестяще владеть языком. И вот вместо того, чтобы завидовать, можно в положительном ключе себя направить. Нужно мыслить так: «Вот человек знает нечто, владеет этим, я хочу и тоже буду пробовать, учиться. И с Божией помощью, может быть, и получится!»

– Можно ли сказать, что завидуют чаще всего люди бедные, из низших социальных слоев? Есть мнение, что тот, кто живет в достатке, меньше подвержен этому пороку.

– Грехи и страсти в целом социально никак не детерминированы. Завистливый человек может быть и богатым, и бедным, – так же, как и гордый человек.

Последствия невоздержанности. Художник Ян Стен, около 1663–1665 годов

Какие бы грехи мы не назвали, социальный статус здесь абсолютно неважен. А нередко в патериках описывается обратная ситуация, когда человек, который живет скромно, вполне довольствуется своей жизнью. И такая скромная жизнь при этом положительно влияет на воспитание его детей, которые в каких-то стесненных обстоятельствах потом добиваются успехов, будучи родителями таких скромных, независтливых и терпеливых родителей. А сегодня мы можем наблюдать, как дети, выросшие в семьях с большим достатком, когда уже все есть и не к чему стремиться, страдают. Такие дети рискуют вырасти без цели и без понимания смысла жизни.

–  Дети тоже подвержены этому пороку. Ведь родители часто сталкиваются с тем, что ребенок просит купить ему нечто, что есть у другого. Как с этим бороться?

– Бороться с детской завистью, как и с прочими детскими недостатками, бессмысленно. Вообще, бороться с ребенком опасно. Нужно не бороться, а своим примером показывать, что какие-то страсти и пороки можно врачевать в себе и над собой работать. Потому что очень часто мы, взрослые, впадаем в другое искушение относительно воспитания своих собственных детей. Мы их учим, сами не имея плодов покаяния, причем, возможно, ни в одном грехе. А когда человек завистливый, например, сам в себе будет побеждать этот грех, то и ребенок обязательно это увидит. Часто наши дети являются нашими самыми зоркими судьями. Именно твой ребенок, твой самый близкий человек, прекрасно видит, какими страстями ты одержим. Просто из скромности и любви он может об этом не говорить тебе в лицо. И толку учить ребенка чему-то, когда сам этим не обладаешь. Нужно учиться вместе. Если же ребенок просит купить ему нечто, что есть у другого, нужно конструктивно посмотреть на этот момент и понять, действительно это сейчас нужно или нет? И на этой же основе выстраивать такой же конструктивный спокойный диалог. Нужно вместе со своими чадами совершенствоваться в христианских добродетелях. И тогда в наших семьях будет мир.

Дети с подсолнухами. Художник Федот Сычков, 1916 год

–  Иногда говорят о «белой зависти». Что это такое? Это же вроде не грех?

– Да, известное выражение. И я бы его все же заменил на радость об успехах другого человека. Если вы искренне радуетесь тому, что у вашего близкого человека что-то получилось, то это уже не зависть, это радость. Слава тебе, Господи, если у вас хватает душевных сил помолиться за такого человека и порадоваться.

– Каковы плоды зависти?

– Это ненависть, злоба, грусть, уныние… Зависть провоцирует очень многие грехи. Она опустошает человека. Человек завистливый лишает сам себя радости. И именно человек завистливый, наверное, способен во всей полноте осознать, что такое неусыпающий червь, о котором мы читаем применительно к загробным мучениям. Вот неусыпающий червь – это в том числе и зависть, которая тебя гложет изнутри беспрестанно, не дает тебе спокойно ни трудиться, ни засыпать.

– Как же победить зависть? И как наладить общение с тем, кому завидуешь?

– Молиться нужно за себя и за того человека, осознавать, для чего вы общаетесь. Если это общение приносит только урон, то уж поверьте, человек, которому вы завидуете, тоже это прекрасно видит. Человека завистливого со стороны всегда очень хорошо видно, как бы он ни скрывал этот порок. Завистник будет донимать расспросами: «А как у тебя? А что у тебя случилось?» – в надежде на то, что случилось нечто плохое с объектом зависти. Вот не надо искать плохого в другом, не надо злорадствовать при его неудачах. Нужно смотреть в первую очередь за собой и стараться, чтобы общение с окружающими было нам и им только на пользу.

Беседовала Юлия Зиновьева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

29 − 22 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ