Вселенские Соборы: сохраняя полноту Церкви

Первый Вселенский Собор в Никее. Изображение с сайта prav-news

С первых дней существования Церкви верующие живут пониманием, что Глава Церкви – Богочеловек Иисус Христос, которого Бог Отец «поставил… выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1:22,23). Иоанн Златоуст, объясняя эти слова апостола Павла, говорит, что слово «глава» здесь звучит не только в значении власти, но в собственном смысле – глава таинственного организма, Церкви, которая есть Тело Христово. Из этого учения истекает принцип соборности – у нас нет «заместителя Христа», земного начальника, управляющего всей Церковью. Но как же в таком случае разрешать спорные моменты и приходить к согласию по вероучительным и дисциплинарным вопросам?

Церковь определила для этого принцип соборности: сомнения может разрешить не один человек, сколь бы авторитетен он ни был, а церковная полнота. Для этого уже со II века собираются Поместные Соборы, на которых принимаются решения Церквей в отдельных странах.

В 313 году император Константин Великий подписал Миланский эдикт – документ, ознаменовавший конец гонений на христиан и начало расцвета христианской империи. С этого времени начинается так называемая эпоха Вселенских Соборов. В этот период было сформировано догматическое учение Церкви и установлены догматы, ограждающие верующих от ересей – искажений веры Христовой.

Идея Вселенских Соборов и их особого значения появилась не сразу. Появившись после эпохи гонений, они подразумевали участие епископов всех Поместных Церквей из различных частей Греко-Римской империи – ойкумены и так называемых варварских стран для обсуждения догматических и канонических вопросов. Большинство Вселенских Соборов собиралось по инициативе византийских императоров, которые впоследствии придавали их решениям статус государственных законов. Глава империи, как страж веры и Церкви, созывал Собор, назначал место заседания, оплачивал расходы и был почетным председателем, либо назначал своих чиновников для наблюдения за порядком. После того, как отцы Собора принимали решения, по их предложению он скреплял акты своей подписью.

Пророк Моисей получает скрижали с 10 заповедями. Изображение с сайта akafistnik.ru

Догматы

Итак, на Соборах были сформулированы догматы. Слово «догмат» (δόγματος) с древнегреческого переводится как «решение» или «постановление». В христианстве под этим словом понимается богооткровенная истина, содержащая учение о Боге и Его домостроительстве, которую Церковь определяет и исповедует как неизменное и непререкаемое положение веры. Православная Церковь учит, что Христос открыл нам все необходимое для спасения, а потому – догматы не возникали внезапно, а появлялись как ответ на искажения вероучения – ереси. Каждый догмат устанавливал преграду дальнейшему развитию ложного учения и отсекал ложные направления в развитии понимания учения Церкви.

Замечательно объясняет нам необходимость догматических формулировок святитель Иларий Пиктавийский: «Только злоба еретиков вынуждает нас совершать вещи недозволенные, восходить на вершины недостижимые, говорить о предметах неизреченных, предпринимать исследования запрещенные. Следовало бы довольствоваться тем, чтобы с искренней верой выполнять то, что нам предписано, а именно: поклоняться Богу Отцу, почитать с Ним Бога Сына и исполняться Святым Духом. Но вот мы вынуждены пользоваться нашим слабым словом для раскрытия тайн неизреченных. Заблуждения других вынуждают нас самих становиться на опасный путь изъяснения человеческим языком тех Тайн, которые следовало бы с благоговейной верой сохранять в глубине наших душ» (Святитель Иларий Пиктавийский. О Святой Троице. 2:2).

Откровение Божие, изложенное в догматах, уже было открыто прежде в Священном Писании и не нуждалось в дополнительной формулировке и систематизации, но человеческая потребность в логике и понятном изложении привела к появлению в первые века христианства философско-богословских школ – антиохийской и александрийской, в которых и появились первые ереси.

Именно для их обнаружения и искоренения собирались Вселенские Соборы. Догматические определения назывались греческим словом «орос» – «предел», «граница», это означало предел, за который нельзя заходить, который разграничивал подлинное учение Церкви и ересь.

Каноны – это правила, регулирующие вопросы церковной дисциплины. Изображение с сайта vera21.ru

Каноны

Важно различать два вида решений Вселенских Соборов – догматы и каноны. Если догмат, будучи богооткровенной истиной, как бы отвечает на вопрос «что?», то канон, будучи выражением этой истины, призван ответить на вопрос «как?». Буквально слово «канон» (κανων) означает измерительный прибор для проведения линий, но впоследствии оно получило значение «образец» или «правило». В этом смысле употребляет его, например, апостол Павел: «Тем, которые поступают по сему правилу (κανων. – С. Е.), мир им и милость, и Израилю Божию» (Гал. 6:16); «Впрочем, до чего мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу (по греч. κανων. – С. Е.) жить» (Флп. 3:16).

Каноны Вселенских Соборов представляют собой правила, регулирующие вопросы церковной дисциплины, предписывающие варианты решений спорных ситуаций в жизни Церкви в свете Священного Писания и в духе Предания. Если догматы нерушимы и неизменяемы, то каноны в течение

всего времени формирования свода правил уточнялись и менялись. Канон может применяться или не применяться, в зависимости от ряда условий, он должен истолковываться священноначалием ситуативно с пониманием контекста. За нарушение канонов Соборы устанавливали прещения – например, извержение из сана для священнослужителей и отлучение от Причастия для мирян на определенный срок.

В отношении канонов нужно разделять понятия непогрешимости и неизменяемости. Непогрешимое, богодухновенное правило, принятое в определенном историческом контексте, может утратить характер действующей нормы ввиду изменения обстоятельств, которыми оно было продиктовано. Поэтому признание канонов непогрешимыми не ставит барьера для церковного правотворчества.

Приведем пример относительно исторического контекста применения канона. Возьмем одно из правил Святых Апостолов – 54-е, на него впоследствии будут ссылаться один Вселенский и два Поместных Собора: «Аще кто из клира в корчемнице ядущий усмотрен будет: да отлучится, кроме случая, когда на пути по нужде в гостинице отдыхает».

Разумеется, не следует, пользуясь этим правилом, извергать из сана батюшку, который повел матушку и детей в кафе в летний день поесть мороженого. Священноисповедник Никодим (Милаш), толкуя это правило, говорит, что под корчмой (καπηλεΐον, caupona) подразумевается гостиница низшего сорта, где главным образом торгуют вином и где происходит пьянство и допускается всякая непристойность.

Таким образом в эпоху Вселенских Соборов церковная жизнь регулировалась тремя составляющими – оросами, канонами и номосами. Оросы – это «правило веры», вероучительные истины; каноны – ориентиры, конкретизирующие принципы вероучения в практическом смысле; номосы – государственные законы, которые регулировали отношения государства и Церкви. Впоследствии сборники церковных и гражданских законов получили название «Номоканоны», самый авторитетный из которых составил святитель Фотий, Патриарх Константинопольский.

 

Протодиакон Сергий Епифанцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − = 5

АРХИВ ГАЗЕТЫ