Время узреть свет Христов

Святитель Григорий Палама. Изображение с сайта fotoload.ru

Во второе воскресенье Великого поста Церковь вспоминает Григория Паламу – святителя Фессалоникийского, которому мы обязаны появлением молитвы «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Чем же еще прославился этот святой, что в его честь назвали целую неделю? У нашего друга Неофита созрели новые вопросы, и я постараюсь на них развернуто ответить.

Неофит:

– Я знаю имена таких прославленных святых, как Николай Чудотворец, великомученик и целитель Пантелеимон, Матрона Московская. Смогу назвать, пожалуй, еще пару десятков святых, но имя Григория Паламы мне знакомым не было вплоть до начала Великого поста. Расскажите о нем и объясните, что значит слово «Палама»?

– Имя святителя Григория, возможно, и не имеет такой популярности в народе, но изучающие свою веру христиане, без сомнения, знакомы с личностью святого. Он был архиепископом Фессалоникийским, византийским богословом и философом, учителем Церкви. Это был высокоинтеллектуальный человек своего времени, посвятивший себя служению Богу.

Что касается значения слова «Палама», то это всего лишь фамилия праведника, которая в переводе с греческого означает «ладонь».

Неофит:

– Почему Церковь вторую неделю святой Четыредесятницы именует в его честь?

– «Соединяются же с Ним (Богом) стяжанием богоподобных добродетелей, сколь сие возможно, и богообщительной молитвою и молением», – пишет в своих трудах наш святой. Разве мы можем представить себе духовную жизнь без опыта молитвы? Проповеди и размышления о молитве можно найти у многих отцов Церкви. Однако именно Григорий Палама, в силу сложившихся обстоятельств, стал ее главным апологетом, то есть защитником. Более того, он не просто раскрывает значение и смысл молитвенного делания в своих трудах, но и выступает в защиту афонских монахов, которые во время своих молитв имели возможность созерцать нетварный свет.

Так как этот опыт монашеской деятельности был не по духу итальянскому монаху Варлааму Калабрийскому, в церковной среде XIV века случился спор, который продлился не один год. Победителем из него вышел Григорий Палама.

Неофит:

– Значит, этот святой утверждал, что, если правильно молиться, можно увидеть божественный свет?

– Если молиться, можно ближе узнать Бога, а как Он себя захочет открыть – уже зависит от Него самого. Бог непознаваем и недоступен в своей сущности. Однако Григорий Палама отмечает, что человек имеет возможность приобщения к нетварной Божественной энергии через молитву, говоря о которой святитель использует образ Фаворского света (Мф. 17:1–9).

Господь по-разному проявляет себя в нашем мире. Не всегда это происходит даже во время молитвы.  Если есть на это Его Промысл, то чудо может произойти в любой момент.

Цель молитвы не видение какого-либо света или чудес. Ее цель – встреча и разговор с Богом. Господь может говорить о Себе и другими способами. Монахи познавали Его через опыт видения света, который видели и ученики Христа на горе Фавор. Суть всех этих видений и ощущений присутствия Бога – в том, что все это возможность приобщения к Богу, то есть процесс обожения! 

Святитель Григорий Палама. Изображение с сайта i.ytimg.com

Неофит:

– Расскажите подробнее о том, что такое обожение.

– Преподобный Симеон в своих трудах называет обожение «чудной тайной» и «страшным таинством», о котором знают немногие. Однако он подчеркивает, что все Священное Писание постоянно говорит об обожении, и тот, кто достиг вершин боговидения, собственным опытом открывает все то, что скрыто в библейских образах и символах.

Многие святые говорят о том, что обожение есть цель человеческой жизни. Оно неразрывно связано с человеческим спасением. Это глубокий духовный процесс, который открывает возможность пребывания с Богом в жизни вечной. Это высшее духовное состояние, к которому призваны все люди: «Для того создал нас Бог, чтобы мы стали причастниками Божеского естества (2 Пет. 1:4) и причастниками Его присносущности и являлись подобными Ему (ср. 1 Ин. 3:2) по благодатному обожению, ради которого все устроено и пребывает», – говорит святой Максим Исповедник.

Неофит:

– А еще православные часто говорят об исихазме и аскетизме – что же это такое? Эти термины часто употребляют в разговоре о монашеской жизни и нередко говорят о том, что благодаря им можно достичь духовного совершенства. Но как же мне, мирянину, применить это к себе? 

– Исихазм (от греч. – «спокойствие, покой, освобождение, прекращение, тишина, молчание, мир, уединение») и аскетика (от греч. – «упражнение, упражнение в подвигах») как раз и являются способами достижения обожения.

Исихазм действительно возник в среде монашества как духовно-практическое делание, которое учит покою, безмолвию и Иисусовой молитве. Особенно широкое распространение оно получило в Византии как раз в годы жизни святителя Григория Паламы, и именно его он так ретиво защищал в споре с Варлаамом.

Аскетика – это буквально практика веры. Это учение о распознании греха и методах борьбы с ним, в том числе с помощью самоограничения – в пище, одежде, мыслях и т. п. Это большая работа, которая направлена на избавление от страстей и спасение души.

Стоит признать, что монашествующим более доступны возможности постижения Бога через его энергии, в том числе и видение Фаворского света. Жить в миру и сохранять мир в душе – нелегкое дело, почему монашествующие и уклоняются от «прелестей» этого мира, для достижения главных задач христианина. Но необходимо знать, что и мирянин через несение своих послушаний, возложенных на него Богом, через его веру, милосердие и молитву тоже не обделен счастьем познания живого Бога.

 

Священник Андрей Коровин

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 4 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ