Время единства в подвиге

Пост – это время задавать вопросы самому себе. Так ли я живу, как ждет от меня Господь? В чем заключается мое христианство? Как организовать время поста, чтобы избавиться хотя бы от одной греховной привязанности, стать на один шаг ближе к тому, что замыслил обо мне Господь – к святости?

Когда речь заходит о посте, нас, православных, можно условно разделить на два лагеря. Одни не задаются вопросом «Зачем?» (они думают, что знают ответ), но многократно отвечают на вопрос «Как?», рассуждая об уставе, сухоядении, сыроядении и прочем, будучи уверенными, что соблюдение устава – это и есть мерило поста. Другие любят рассуждать о том, что «пост не в пище», приводя соответствующие цитаты из Священного Писания.

И те и другие в общем-то правы: мы нуждаемся в уставном ритме жизни, чтобы не идти на поводу у своих страстей, но вместе с тем мы должны помнить слова Спасителя о том, что «…все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон… А исходящее из уст — из сердца исходит – сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека» (Мф. 15:17-19)

Если помнить только об одной из этих сторон, забывая о другой, можно потерять что-то очень важное и свести на нет суть поста. Так, порой сторонники уставного благочестия видят в строгом соблюдении внешней стороны поста важнейший способ угождения Богу (то, что это их порой никак не меняет – в расчет не берется). Ну а приверженцы второй позиции зачастую рассуждают о том, что можно вообще не поститься, главное, всех любить и «не есть друг друга».

Что мы забыли?

Мы забыли о том, что такое Церковь. А ведь Церковь – это община, и многие элементы устава, богослужения и церковного обихода были составлены именно исходя из общинности. Когда люди стали забывать о том, что они призваны быть одной большой семьей, всем этим элементам приходилось придумывать порой новый смысл. Первым христианским постом был Великий пост, предваряющий праздник Пасхи. Дело в том, что в Пасхальную ночь совершалось Крещение новых христиан, готовившихся до этого в течение длительного времени ко вступлению в Церковь. И верные вместе с оглашенными в течение сорока дней постились, готовясь к этому событию. Крещение было центральным событием праздника Воскресения Христова. Именно поэтому мы слушаем в Великую Субботу паремии о переходе Израиля через Черное море, а ночью поем «Елицы во Христа крестистеся – во Христа облекостеся».

Но это же песнопение мы слышим и в Рождественскую ночь. Да-да, именно потому, что в праздник Теофании (в древности он объединял Рождество и Богоявление) тоже совершалось Таинство крещения. И перед этим праздником тоже полагался пост. Сперва он был семидневным, а в 1166 году решением Константинопольского патриарха Луки Хрисоверга его продлили до сорока дней.

Вот что интересно: пост изначально был положен, чтобы подготовить крещаемых, но постились все члены общины. Такой совместный подвиг был необходим, чтобы напомнить верующим, что они – «тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12:27). Значит, пост – это способ единения Церкви в подвиге, и для крещаемых он был возможностью ощутить это единство.

Что нам мешает сегодня ощутить церковное единство, укрепляемое в посте? Думаю, главная помеха – это так называемая «атомизация» – распад общества на толпу «индивидуумов». Вследствие этого явления люди в меньшей степени нуждаются друг в друге, в общении, в эмоциональном контакте. Вы наверняка видели, как группа молодых людей сидят вместе и «общаются», уткнувшись в свои смартфоны? А может, и сами так делали? Сейчас время проверки – не заразились ли мы этой тяжелой формой эгоизма? И если видим его следы – идем в храм и громко, едиными устами поем Символ Веры, в котором сказано, что мы веруем в Соборную Церковь, а соборность – это полный антоним атомизации.

Пост как фитнес

Сегодня распространяется тренд на здоровый образ жизни: люди подсчитывают калории, посещают спортзалы. Самые отчаянные даже бегают по утрам. Это неплохо. Апостол Павел в первом послании к Тимофею пишет, что «телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей» (1 Тим 4:8). Это значит, что физкультура должна быть у нас на втором месте и не преобладать над благочестием. Короче говоря, сначала о душе заботимся, а потом о тушке.

Опасность заключается в том, что, познакомившись с этим трендом, мы переносим его на пост. Чем пост отличается от здорового образа жизни? В чем главное отличие? Думаю, оно в том, что фитнес и диета – это забота о себе и только. Это инструмент из мировоззренческой плоскости, в которой человеческое «Я» стоит на первом месте. Но что для христианина означает возвышение его «Я» надо всем остальным в его жизни? Это означает ад. Человек, для которого нет ничего дороже его самого, остается замкнутым в своей «экосистеме», и если посмотреть, что происходит у него внутри, станет ясно, почему говорят, что врата ада заперты изнутри.

Но что или Кто стоит в центре жизни христианина? Там стоит израненный Христос, униженный, оплеванный, голодный и в лохмотьях. Он приходит к нам каждый день в лице тех, кто нуждается в нашей помощи – в нашем времени, в пище с нашего стола, в одежде с нашего плеча, в добром слове. Он обнищал ради нас, и в этом обнищании Он нуждается в нашей любви. Именно поэтому в начале Великого поста (это можно отнести ко всякому посту) читается Евангелие о Страшном суде: «…Я был голоден, и вы накормили Меня; Я хотел пить, и вы напоили Меня; Я был странником, и вы приютили Меня. Я был наг, и вы одели Меня; Я был болен, и вы ухаживали за Мной; Я был в темнице, и вы пришли навестить Меня» (Мф. 25:35-37). А помните эту замечательную стихиру: «Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне, разрешим всякий союз неправды… дадим алчущим хлеб, и нищия безкровныя введем в домы, да приимем от Христа Бога велию милость»?

И из всего этого мы пытаемся сделать универсальную диету – и для очищения тела, и для очистки души. Но напрочь забываем о том, что в первую очередь на время поста мы должны забыть о себе, о своем «Я» и служить. Служить Богу молитвой, псалмопением и Богомыслием, чтением Писания. Служить ближним, которые обращаются к нам с просьбой о помощи, творить милостыню. Служить, прилагая старание к очищению своей души от скверны греха. Но делать это не для того, чтобы любоваться своей чистотой, а чтобы увидеть, что наши грехи – это раны на теле Христовом. Идя путем поста, будем памятовать, что всякий раз, совершая зло, мы становимся Его распинателями. Попытка понять это может оказаться для нас тем усилием, о котором говорит Спаситель: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12).

Протодиакон Сергий Епифанцев
Фото Юлии Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

95 − 85 =