Время для святости

Святители Порфирий (Гулевич) и Макарий (Кармазин). Коллаж Юлии Зиновьевой

Грозное время разрушает города и горы, превращает в пыль дворцы и хижины, заставляет забывать древние сказания и легенды. Кажется, что оно всевластно и не подчиняется никому. Однако оно не может господствовать над святостью. Имена святых далеко не всегда сохраняются, но их подвиг остается. Его помнит Бог и вспоминают люди.

А перед Вечностью время пасует. Ему не удастся даже и коснуться стен Небесного Иерусалима. И это ведают Божии святые. Потому они и стоят за веру Христову, не сдаваясь перед лицом мучителей и гонителей. Русский XX век доказал это всему грешному миру.

«Все это – к лучшему и временно»

Православное Подолье неоднократно давало Руси святых и истинных ревнителей христианской веры. Но, когда в 1864 году в семье сельского священника родился сын Поликарп, вряд ли кто мог предположить его дальнейший путь. Хотя если человек с ранних лет воспитывался при храме, то, естественно, он научался любить богослужения и планировал идти по стопам родителя.

В 1885 году Поликарп завершил обучение в Подольской духовной семинарии, а в следующем году он стал пастырем. В течение почти 14 лет батюшка служил в уездном городе Ольгополе Подольской губернии. Здесь его и застала революция, потрясшая основы великой Российской империи и перевернувшая жизнь миллионов людей.

Отец Поликарп не принял революционной власти. Он изначально заявил себя твердым сторонником законного патриарха Тихона и противником обновленцев и раскольников.

В 1927 году, после ухода ко Господу жены, Поликарп принял монашеский постриг с именем Порфирий. И практически сразу же был арестован. Считается, что непосредственным поводом для заключения под стражу явился отказ от запрета поминовения в храме сосланных советской властью архиереев. Порфирий прямо сказал: «Невозможно отказаться от сосланных епископов, это всё равно, что отказаться от самих себя».

Но советские карательные органы перехитрили сами себя. Монаха Порфирия решили удалить от паствы и перевезли из Ольгополя в Харьков, где уже находился под надзором ряд архиереев и священников.

Архиереи Русской Православной Церкви (слева направо): епископы Стефан (Андриашенко), Константин (Дьяков), Павел (Кратиров), Борис (Шипулин), Онуфрий (Гагалюк), Дамаскин (Цедрик) и Антоний (Панкеев), Харьков, 1924 год. Изображение с сайта foma.ru

В 1928 году Порфирий был хиротонисан во епископы, именно в Харькове, в день памяти преподобного Онуфрия Великого. Хиротонию совершили: архиепископ Харьковский Константин (Дьяков), епископ Ялтинский Павел (Кратиров), и епископ Елисаветградский Онуфрий (Гагалюк).

Епископ Порфирий получил назначение на Криворожскую кафедру, где и продолжил свою борьбу с обновленцами и сектантами.

В 1931 году владыку переводят в Крым. Старческий возраст не мог служить ему помехой в отстаивании интересов Церкви Русской, проповедям против обновленчества и постоянным беседам с прихожанами и священнослужителями. Епископ Порфирий, кроме того, старался помогать репрессированным и сосланным в Крым архипастырям и пастырям.

Он великолепно понимал, что ходит по лезвию ножа, но без страха обличал власти за безбожие и слабые потуги бороться с голодом, охватившим часть регионов УССР и РСФСР.

В своих проповедях владыка Порфирий не скрывал, что для православных христиан наступили весьма жестокие времена: «Советская власть притесняет религию, арестовывает духовенство, доходя до беззакония, однако все это к лучшему и временно…» Но он же считал, что гонения ведут к изживанию теплохладности, заставляют православных христиан гореть истинной верой, а от Церкви одновременно отходят в сторону те, кто не любит Господа Иисуса Христа и примкнул к ней только из-за своих личных выгод.

В 1933 году владыку бросают в узилище, причем по доносу обновленцев, но через два месяца вынужденно отпускают. Популярность епископа Порфирия среди православного народа была высокой. И Крымскому управлению НКВД пришлось разработать целую операцию, чтобы расправиться с неугодным архипастырем. В 1932 году во Всехсвятский храм Симферополя органы внедрили своего агента Николая Тайнова с указанием собрать как можно больше компрометирующих материалов на епископа Порфирия.

В 1936 году владыку и его соратников из числа священнослужителей лишают свободы. Повод – призывы к прихожанам молиться за репрессированное духовенство. Святителя Порфирия обвинили в создании антисоветской монашеской подпольной организации. Но обвинений епископ не признал.

В 1937 году его приговорили к пятилетней ссылке в Казахстан, которую он и начал отбывать на станции Уш-Тобе Каратальского района Алма-Атинской области. Владыка поселился в одном домике с другим высланным архиереем Макарием (Кармазиным), епископом Екатеринославским.

По новому ложному обвинению епископов Порфирия и Макария задержали, беззаконно судили и приговорили к смертной казни. 2 декабря 1937 года священномученик Порфирий (Гулевич) был расстрелян.

Военный священник и епископ

Григорий Кармазин, как и владыка Порфирий (Гулевич), являлся уроженцем Подольской губернии. Только он появился на свет в 1875 году и во вполне обеспеченной семье землемера. Так же Григорий окончил Подольскую духовную семинарию и служил обычным сельским пастырем. Но с 1902 года он стал военным священником. Впрочем, его жизнь протекала достаточно тихо.

Все изменилось в период Великой (Первой мировой) войны (1914–1918). Ему довелось в качестве полкового священника принимать участие в сражениях и вдохновлять своим примером солдат и офицеров.

В 1915 году он был контужен, но после излечения опять вернулся на фронт. Батюшку неоднократно награждали за участие в боевых действиях. Наградам его мог бы позавидовать и кадровый военный: два ордена Святой Анны III и II степени с мечами, орден Святого Владимира IV степени с мечами, а в 1916 году − золотой крест на георгиевской ленте. С войны отец Григорий пришел в сане протоиерея.

После революции 1917 года отец Григорий служил на приходах Киевской епархии. А в 1922 году принял монашеский постриг с именем Макарий и был хиротонисан во епископа Уманского, второго викария Киевской епархии.

Владыка Макарий, прошедший горнило войны, ничего не боялся. Он стал настоящим защитником православия и борцом с обновленчеством и расколами.

В 1923 году, после арестов более старших архипастырей, епископ Уманский возглавил епархию, – просто больше было некому. Святитель Макарий и не думал сдаваться на милость безбожников и обновленцев. Он вел переписку со Святейшим Патриархом Тихоном, тайно организовал рукоположение новых пастырей, создал подпольное управление епархией в предвидении своего ареста. Ему деятельно помогала двоюродная сестра Раиса Ржевская, сохраняя документы, дневники и многое другое.

В 1925 году святителя Макария арестовали, но выпустили. И его перевели на Екатеринославскую и Новомосковскую кафедру. Но он снова попадает в заключение и высылается в Харьков.

За его проповеди против «григорианского» раскола владыку отправили в ссылку в Горно-Шорский район Томской области, где он и пробыл до 1930 года.

После возвращения из ссылки епископ числился как пребывающий на покое. Но несломленный дух архипастыря вел его по пути служения Церкви и Богу. Он, проживая под Костромой, организовывал тайные домовые церкви, разговаривал с людьми, посылал письма. Ему вновь помогала двоюродная сестра. Вместе с ней его и арестовали в 1934 году.

Владыку выслали на станцию Уш-Тобе, в Казахстан. Здесь был куплен небольшой дом. Священномученик Макарий совершал в нем закрытые богослужения и принимал православных христиан. Его слова утешения многим помогли не попасть под соблазн отхода от православия ради обеспечения хоть какого-нибудь житейского комфорта.

Станция Уш-Тобе на карте современного Казахстана. Изображение с сайта my.mail.ru

Когда на станцию в ссылку приехал епископ Порфирий (Гулевич), то владыка пригласил его поселиться вместе.

В 1937 году архипастырей вместе и арестовали, и приговорили к расстрелу. Только владыка Макарий (Кармазин) принял мученическую кончину за Господа нашего Иисуса Христа на день позже священномученика Порфирия…

Сейчас по лестнице истории ступает XXI век. Шаги его первых двух десятилетий показывают, что времена изменились отнюдь не в лучшую сторону. Мир крутится в каком-то хаотическом вихре перемен. И чтобы не быть поглощенным им, человеку необходима незыблемая опора. И ей является святость. За нее нам и надо держаться. Иначе можно потерять не только земную жизнь, но и душу свою…

Святые владыки Порфирий и Макарий, молите Творца о нас, грешных.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

72 + = 75

АРХИВ ГАЗЕТЫ