Воспитать хористов – сохранить традицию

Воскресные службы в Александро-Невском кафедральном соборе сейчас особенно умилительны. Их украшают нежные детские голоса. Детский митрополичий хор создан при храме недавно. Юные исполнители пока осваивают премудрости церковного пения, но прихожане уже успели оценить их старания.

О том, как проходят занятия хористов и почему на них возложена особая миссия, рассказывает регент Александро-Невского собора Ангелина Каменева. 

– Как возникла идея создания детского хора при соборе?

– На самом деле причин для создания хора было много. Главная – воспитание приемников большого взрослого хора. Так сложилось, что церковный певчий – профессия редкая, а для нашего города даже уникальная. В Старом Осколе нет музыкального училища и духовных учебных заведений, где можно было бы воспитывать достойную смену взрослым хористам.

Готовить смену необходимо. Храмы без певчих голосов оставлять нельзя. Церковное пение – это особое искусство, и нам, старшему поколению, нужно передать свои знания будущему поколению, чтобы и через 10, 20, 30, и даже через 50 лет под сводами церквей звучали те же молитвенные напевы, что и сегодня. Пройдет несколько лет, и многие наши ребята смогут уверенно участвовать во взрослых хорах, а кто-то станет регентом и передаст свои знания следующему поколению. То есть, по сути, сейчас мы занимаемся поддержанием традиции.

А еще просто хочется воспитать достойных прихожан, открыть детям новые грани церковного искусства, показать всю полноту православной жизни. Это такое воспитание и обучение на практике. Дети не просто на уроках в школе узнают теорию христианской жизни, а буквально участвуют в ней.

– Ангелина, пожалуйста, расскажите об участниках хора.

– Сегодня у нас в составе 25 детей. Самому младшему – 7 лет. Вообще, 7 лет – это нижний возрастной порог. Деткам младше будет тяжело выдерживать и занятия, и службы. Да и дисциплину будет трудно соблюсти, а в хоре без нее – никуда. Сам хор делится на две группы: основную, которая уже принимает участие в богослужениях, и подготовительную. В первой группе дети более опытные – они уже умеют держать двухголосие, держать партию, участвовали в хоровых выступлениях. С участниками второй группы мы пока учим основы, знакомимся с базой: я рассказываю про церковное пение, знакомлю с основными мотивами, с текстом, учу петь в один голос. Постепенно, поняв азы и набравшись опыта, дети из подготовительной переходят в основную группу. На данный момент уже 15 хористов уверенно принимают участие в богослужениях.

– Все ли ребята в хоре из воцерковленных семей?

– В основном все ребята знакомы с храмом с самого нежного возраста. Может быть, не у всех глубоко воцерковленные семьи, но кто-то из старших – мамы или бабушки – обязательно водили ребенка в храм, причащали. Все ребята себя комфортно и легко чувствуют на службе. И это очень важно. Но если к нам придут ребята, незнакомые с православием, но готовые учиться, то я с удовольствием помогу.

– А в составе хора есть дети без музыкального образования? Как им дается наука?

– Да, есть. Например, в основной группе у нас есть 14-летний парень, способный, но без музыкального образования. Он просто очень хотел петь, ему очень нравилась церковная музыка. Мы с ним сразу договорились, что придется много работать, чтобы не чувствовать себя отстающим. Поэтому он помимо групповых посещает индивидуальные занятия. Схватывает он быстро, видно, что ему интересно, глаза горят. И нам вместе от этого легко работать. Поэтому, если ребенок искренне хочет петь и у него есть все данные, но нет образования, я готова помочь, подобрать методику. Интерес ребенка очень важен. Потому что без желания ничего не получится.

– При обучении детей что для вас важнее: упор на текст или все-таки на качество исполнения?

– У нас ведь не просто хор, а хор церковный. Значит, основа нашего исполнения – это текст, а музыка служит тексту дополнением, элементом, который помогает глубже раскрыть содержание. Поэтому мы тщательно разбираем с детьми, о чем они поют. В своей работе я использую разные учебные пособия, смотрим и видео-разборы литургических текстов. Да, это сложная работа. И детям приходится много трудиться, но это дает замечательные плоды: они начинают вникать в службу. Вы замечали, как в храме на богослужении ведут себя дети, особенно малыши? Многим неинтересно, они бродят по храму или часто выходят. Все потому, что они не понимают содержания богослужения. И вот из таких скучающих и непонимающих детей вырастают не понимающие основ своей веры взрослые. Занятия в хоре буквально открывают детям другой мир! И я им всегда говорю, что у них есть особая миссия – правильно доносить слова богослужений до всех прихожан. Тут важно каждое ударение, каждый звук. Спел неправильно – смысл исказился – человек не понял и что-то упустил для себя, для своей души. Нам нельзя ошибаться. Мы транслируем текст для прихожан и помогаем священникам, создавая определенный настрой для молитвы. Хор – это соработники духовенства и украшение богослужения. Дети понимают, что на них возложена очень большая ответственность.

Конечно, наши юные хористы пока не могут петь как профессионалы, но они искренне стараются. И их ангельские нежные голосочки покрывают все огрехи.

– Ангелина, вы опытный регент с 20-летним стажем. Но был ли у вас опыт работы именно с детским хором?

– Да, в Липецке и Ельце у меня была возможность заниматься с детьми. Так, в Ельце, где я еще училась, в кафедральном соборе было три хора, один из них – детско-юношеский. Это стало для меня, как для начинающего певчего, потрясающей школой: я училась работать у регентов этих хоров. Юношеский хор собора там достиг таких высот, что его участники могли спеть любое песнопение сходу сами. Им не нужны были взрослые помощники. Со временем многие участники этого хора стали самостоятельными регентами и создали хоры в других храмах. А в Липецке мне довелось уже управлять детским хором. Самый главный опыт, который я вынесла, работая с этими ребятами, что в детстве гораздо проще усвоить ход службы. Ребята все впитывают буквально как губки, ловят на лету. Запоминают не только смысл текста и его произношение, но и движения регента. Поэтому, если они решат продолжать эту деятельность в будущем, им будет несравнимо проще, чем профессиональным исполнителям со светским образованием, которые пришли на клирос в сознательном возрасте.

– Как составляется репертуар детского хора?

– На клиросе наши ребята стоят вместе со взрослым хором, и у нас есть возможность организовать антифонное пение. Антифонами называют песнопения, исполняемые попеременно двумя хорами, которые словно перекликаются между собой. Это вековая традиция. Первые христианские хоры исполняли песнопения таким образом. Поэтому при подготовке детей я исхожу из репертуара взрослого хора, чтобы мы могли спеть что-то вместе. Детские голоса чередуются со взрослыми, получается очень умилительно. Также важно, чтобы дети были задействованы на протяжении всего богослужения, погружались в него, а не просто исполняли для галочки какую-то часть песнопений и уходили. Конечно, работы предстоит много, исходим из возможностей ребят. Планов много. Надеюсь, что запал у них не пропадет, и мы будем что-то усложнять, расширять репертуар.

– Что вам приносит особую радость в работе с детьми? Что вы можете назвать педагогическим успехом в работе регента детского хора?

– Мне нравится, когда глаза у них горят, что им интересно, что они хотят учиться и совершенствоваться. Когда мы только объявили набор, некоторые дети звонили сами, просились на прослушивание. Даже родители не знали! Я не ожидала, что у детей такой интерес может вызвать церковное пение. Это такая радость, когда они поют на клиросе – они буквально светятся! Я, как регент, не ставлю какого-то предела, планки для них. Наша задача – постоянно совершенствоваться. Дети это понимают, стараются. И когда достигают определенных успехов, конечно, получают заслуженную похвалу. Главное, что есть отдача, что все наши занятия проходят с пользой. Отдача – это самая лучшая награда для любого педагога, для каждого руководителя.

Как только человек сказал себе: «Вот, я добился определенного успеха», – рост останавливается, начинается творческая гибель. Никогда нельзя полностью выполнить все поставленные задачи, это же живой процесс. Да и церковная служба сама по себе – это живой процесс. Нам труднее, чем светским исполнителям, у которых строго определен репертуар, и они годами его шлифуют. Концертные хоры редко сталкиваются с внештатными ситуациями. У нас все иначе. Годичный цикл богослужений предполагает, что постоянно тексты меняются. А еще может меняться темп богослужения – все зависит от священника, который служит. Мы, хористы, его ассистенты и должны во всем батюшке помогать.

Поэтому приходится учиться подстраиваться, улавливать все изменения в ходе богослужения. Можно 300 раз отрепетировать песнопения, но выйти на клирос и потеряться. Это требует от хористов и регента высокой концентрации и собранности. И дети ответственно, с пониманием к этому относятся.

Поэтому всегда есть место для роста, и это, мне кажется, хорошо для творческого развития.

– Есть ли сейчас возможность записать ребенка в детский хор при соборе?

– Конечно, мы всегда будем рады новым участникам. Занятия у нас проходят по субботам в церковно-приходском доме Александро-Невского кафедрального собора. Записаться на прослушивание можно по телефону 8-920-581-18-69.

Беседовала Юлия Зиновьева

Фото диакона Георгия Гильфанова, видео Дмитрия Зиновьева

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ