Семинаристы-волонтеры прибыли в Крымск через 10 дней после трагедии

Семинарист Павел Топоров:
«Думаю, многие в Крымске сделали для себя важные выводы»

Всего пару недель назад вся страна с замиранием ждала вестей из Крымска. В СМИ развернулась настоящая война: официальные сводки почти с холодным спокойствием сообщали о малочисленных жертвах, но до хрипа в горле с ними спорили представители «свободной прессы», рисуя жуткие картины после наводнения. Реально оценить ситуацию могут лишь те, кто побывал на месте трагедии. Студенты Московской Сретенской духовной семинарии были среди тех, кто после разрушительного наводнения прибыл в Крымск, чтобы помочь пострадавшим. В их число вошел и наш земляк – третьекурсник Павел Топоров, выпускник старооскольской православной гимназии. О том, что происходило в Крымске спустя несколько дней после наводнения, он рассказал в интервью «Православному Осколью».

– Как Вы оказались в числе волонтеров?
– Когда Святейший Патриарх Кирилл обратился к руководителям духовных школ с просьбой направить добровольцев на помощь в Крымск, я и еще четверо студентов Сретенки сразу откликнулись. Семинаристов собрали из разных городов – всего 50 человек. Также с нами ехали трое священнослужителей.
Побросав в сумку самое необходимое, утром шестнадцатого июля на автобусе мы выехали из столицы. В дороге нам предстояло провести тридцать часов. Это дело нелегкое, особенно когда вас подводит транспорт. Мы не проехали и ста километров, когда машина сломалась. Нас пересадили в другой автобус, но и его мотор не выдержал: водители уже разводили руками – мол, неполадки серьезные, задержимся надолго. Тогда мы начали петь акафист Покрову Божией Матери. Неожиданно автобус завелся. Допев акафист, мы продолжили путь.
– Каким Вы увидели Крымск в первые минуты?
– Еще на въезде в город мы увидели разрушенные дома и сильно приуныли: признаться, перед дорогой все успели начитаться в интернете жутких статей. Мы воображали затопленный город, полуголодных людей, которые в панике мечутся по улице, и десятки неубранных тел погибших, которые, вероятно, придется убирать и нам! Оказалось, что пострадала только половина города, которая находилась в низине. В ночь на шестое июля вода собралась там, как в чане.
На момент нашего приезда в Краснодарском крае стояла сухая жаркая погода, только вдоль дорог после остались лужи грязи и ил. Большую часть завалов успели очистить военные, которые приехали в Крымск в первые сутки после наводнения. Жуткого запаха разложения и следов эпидемии тут не было и в помине. Люди потихоньку возвращались к обыденной жизни.
– В чем же состояла Ваша работа?
– Нас разместили в лагере волонтеров от РПЦ при храме Архангела Михаила в центре города. Здесь находился штаб помощи пострадавшим. Героических поступков от нас никто не требовал: в первый же день всех семинаристов отправили разгружать фуры с гуманитарной помощью и сортировать ее. На следующее утро нас разбили на небольшие группы и раздали послушания. Я и несколько ребят во главе со священником отправились обходить дома пострадавших – выясняли, что им необходимо, собирали записочки о здравии и об упокоении, совершали молебны, раздавали иконки, духовную и художественную литературу, а тем, у кого не было нательных крестиков – дарили их. Побывали и в станице Нижнебаканской – тоже сортировали и раздавали помощь. Мы еще раз убедились, насколько все преувеличивают некоторые СМИ: люди нас встречали спокойно, даже радушно. Рыданий и криков не было. Когда мы спрашивали о погибших, в том числе и жителей Речной улицы – той самой, которая первой ушла под воду, оказалось что их единицы – в основном старики. Многие спасались на чердаках и крышах, на которые, случайно или нет, почему-то забыли вечером убрать лестницы. В большинстве случаев пострадала только мебель. Конечно, стены домов занесло илом, но они выстояли.
– Причиной наводнения официальные лица называют ливневые дожди, а также плохую пропускную способность систем канализации. Однако в Рунете распространился слух о том, что к трагедии привел аварийный сброс из водохранилища выше по течению реки. Что говорили по этому поводу сами жители Крымска?
– На самом деле единого мнения нет даже у них. Когда мы расспрашивали крымчан об этом, каждый выдвигал свою версию. Все говорили, что речка Баканка во время дождей всегда сильно поднимается и выходит из берегов. Несколько раз подтопляло участки близлежащих домов, вода поднималась почти до колен, но такой стихии не было на Кубани, наверно, никогда. Правда, не было и таких сильных затяжных дождей. Эту Баканку я сам видел – как в шутку говорили местные жители: курице по колено. Действительно, небольшой ручей. Но по берегам отметины довольно высоко – уровень воды меняется в зависимости от погоды и времени года. Думаю, что причиной бедствия действительно стали ливневые дожди. В любом случае, наводнение было в какой-то степени ожидаемым и не вызвало большой паники.
– Что для Вас значит эта поездка?
– Хотя мы пробыли всего неделю в Крымске, безусловно, мы приобрели незаменимый опыт, ведь мы жили в полевых условиях, частично разделяли трудности пострадавших. В последний день перед отъездом в храме Архангела Михаила Святейший Патриарх провел Богослужение и вручил награды мужественным спасателям. Потом Святейший обратился к нам, студентам-семинаристам, сказав, что Господь за наши труды воздаст нам сторицей. Думаю, многие тогда сделали для себя какие-то важные выводы. Например, одна девушка из нашего лагеря, только что закончившая школу, решила, что непременно будет поступать в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет и заниматься делами милосердия. Мы все почувствовали себя уже немного другими – взрослее, серьезнее.

Беседовала Юлия Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 85 = 92