Власть: кому покорны христиане?

Еще с древних времен люди отлично знали, что пусть и плохая власть (но не власть откровенного зла!), но она всегда лучше любой анархии. Если разрушается государство, которое недавно подданные или граждане кляли или за налоги, или за излишние запретительные законы, или за воровство чиновников, то наступает период безвластия, когда «свобода» оборачивается большой кровью.

И если ранее людям не доставало, скажем, средств, чтобы купить сапоги, то теперь не хватает возможностей, чтобы сохранить свою жизнь. Хотя если говорить серьезно, то полной анархии никогда не бывает. На смену централизованной, законной и понятной власти приходит самовластие местечковое, когда распоряжаться имуществом и судьбами людей начинают паны, атаманы, вожди или «батьки» мелкого масштаба (часто ограниченного одним сельским округом), то есть те, кто смог сколотить вокруг себя небольшую группу насильников и грабителей, даже и вооруженных чем попало. Из осознания этого и вытекает понимание значения властных отношений в обществе и стране.

Власть христианством осмысливается неоднозначно. И в Библии, и в Священном Предании различаются уровни власти, ее функции, задачи и т. д.

Высшая власть всегда принадлежит  Пресвятой Троице, и от нее зависит власть человеческая во всех ее проявлениях: «Твое, Господи, величие, и могущество, и слава, и победа и великолепие, и все, что на небе и на земле, Твое; Твое, Господи, царство, и Ты превыше всего, как Владычествующий. И богатство и слава от лица Твоего, и Ты владычествуешь над всем; и в руке Твоей сила и могущество; и во власти Твоей возвеличить и укрепить все» (1 Пар. 29:11-12).

Величие власти зависит отнюдь не от возможности все творить по своему произволу. Даже совершение того, что невозможно обычному человеку, не определяет его. Власть показывает свою силу, если разрушает претензии  зла  на узурпацию ее прав. В Евангелии мы можем прочесть строки: «Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, − сказал Он расслабленному:  тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. И он тотчас встал перед ними, взял, на чем лежал, и пошел в дом свой, славя Бога» (Лк. 5:24-25). Власть Бога разбила власть греха и расслабленный исцелился.

Господь наш Иисус Христос не принадлежал к какой-либо официальной структуре, но само Его поведение позволяло имеющим глаза увидеть, а имеющим уши услышать, что перед ними настоящая власть, а не подобие ее. «И когда Иисус окончил слова сии, народ дивился учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7:28-29).

Божественная власть значительно отличается от власти чисто земной. Она выше ее. Она распространяется над миром еще до сотворения его. Недаром апостол Павел говорит: «Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:6-8).

Истинная власть распознается отнюдь не по ее способности направо и налево крушить вражеские орды. Важнейший ее признак – жертвенность. Об этом свидетельствует святитель Иоанн Златоуст: «Править народом может любой, но умереть за народ может только Царь». Распятие Христа, добровольная жертва Господа – это и есть проявление подлинной власти.

Долгом христианского властителя и признавалось следование за Сыном Божиим вплоть до самой смерти. Да, это не всем удавалось, но все-таки к идеалу стремились. Английский писатель и христианин в своих «Хрониках Нарнии» («Последняя битва») показал образ правителя, который произрастает из  христианского вероучения: «Хочешь, я скажу тебе, что значит быть королем? Так вот: первым – в любой безнадежной атаке и последним – при самом позорном отступлении. Когда в стране голод – носить самые изысканные одежды и смеяться за скудной трапезой громче, чем кто-либо другой в твоей стране».

Преподобный Исидор Пелусиот учил: «Начальственная власть, если не срастворяется кротостью и не цветет в ней Богу служащая снисходительность, есть паче безрассудство и жестокость. Если же соединена с кротостью, а кротостью правит справедливость, то она − и правота, и благость, и путь правосудия, и тишина в делах». То есть святой четко различает власть от Бога и власть попущением Божиим.

Исцеление расслабленного

Часто противники христианства вспоминают слова апостола Павла о покорности любой власти. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1);

«…ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13:4).

О том же говорит и апостол Петр: «Будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро…» (1 Пет. 2:13-14). Вот атеистам-то и радость, смотрите мол, подчиняйтесь кому угодно, раз вас  так  Бог и апостолы наставляют. Но в том то и дело, что радость их глупа, а Библию они просто перевирают.   Христиан же представляют как неких лизоблюдов и «терпил». Но вот в чем дело, откуда взялось христианское рыцарство, почему христиане на излете существования Древнего Рима (языческого, между прочим) почитались отважными и преданными воинами, откуда появился святой благоверный князь Александр Невский, разбивший шведов в 1240 году и разгромивший западное нашествие на льду Чудского озера в 1242 году, как Русь-Россия – христианская держава – сумела выстоять в череде войн, которая захлестнула ее чуть ли не с момента рождения? Здесь ведь не преклонение перед властью и совсем не  отказ противиться злу.

Атеисту и неоязычнику невдомек, что христиане бывают и верными власти, и мятежниками. Апостол Павел, поучавший покорности властям, несет и знамя мятежа: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6:11-17).

Христианство не простое, как кажется его противникам. Оно различает три рода земной власти: «от Бога», нейтральную и от «мироправителей тьмы века сего». Первой власти требуется полная покорность, она ведет людей к Творцу и ко спасению душ наших. Вторая – чисто земная, в отношении ее и сказал Господь: «Отдавайте кесарю кесарево…» Она может навредить человеку материально, но может и защитить при угрозе жизни и элементарному быту. Она не старается вести души к погибели. Третья же власть для христианина неприемлема, вот против нее он и ведет борьбу.

К сожалению, из-за наступившей в XIX-XX столетиях безропотности общества перед  всеобщим материализмом оно и утратило нормальное понимание власти. Но все равно людей приходится обманывать, ибо их сердца помнят, что власти различаются. Император Франции Наполеон Бонапарт некогда сказал: «Девятнадцать из двадцати тех, кто управляет, не верит в мораль, но они заинтересованы в том, чтобы люди поверили, что они пользуются своей властью не во зло…» По сути, это высказывание необходимо расшифровать так: мы пользуемся властью для себя, совершенно не задумываемся о долге перед народом и какой-либо жертвенности, мы отбросили напрочь христианский идеал, но и не даем подчиняющимся понять это.

Однако Бонапарт, хоть и почитается великим политическим деятелем и полководцем, серьезно ошибался. Уже гораздо позже, в наши дни, Гарольд Дж. Ливитт, профессор Высшей школы бизнеса Стэнфордского университета, обслуживающий интересы транснациональной элиты, отметил: «Менеджеры, которые не считают благополучие своих людей и нравственность своей организации своим серьезным долгом, рано или поздно на горьком опыте поймут, что  эти вопросы имеют практическое, а не только нравственное значение. Зависимость работает в обе стороны. Существует закон обоюдности. Если вы не будете давать высокий приоритет благополучию ваших людей, они не будут давать высокий приоритет вашему благополучию. И если вы не будете давать высокий приоритет нравственности вашей организации, все вокруг могут сделать точно так же. Попробуйте тогда добиться выполнения хоть какой-то работы!» Здесь, конечно, рассуждается о предприятии и менеджерах (власть имущих, управляющих), но то же самое можно сказать и о государствах. Ливитт ведь не христианин, но он ведь видит, что происходит, и как за разложением низа наступает и крах верха, заботящегося о своем преуспеянии личном. Впрочем, наверняка он читал Ветхий Завет. А там тоже все прописано четко: «Только чтоб он (будущий царь) не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней…» (Втор. 17:16) и «Горе тебе, земля, когда царь твой отрок, и когда князья твои едят рано! Благо тебе, земля, когда царь у тебя из благородного рода, и князья твои едят вовремя, для подкрепления, а не для пресыщения!» (Еккл. 10:16-17).

Впрочем, власть земная (хоть в государстве, хоть в фирме, хоть в фонде), отказавшаяся от Бога, не приемлющая жертвенности и долга, не бывает успешной и долговечной. Господь не даст. «Ибо, когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как  мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (1 Фес. 5:3).

А христиане  же  покорны  всегда той предвечной власти, что показала себя в Капернауме…

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 72 = 76

АРХИВ ГАЗЕТЫ