Владимир Креститель и Русь. Обретение лица

01_knvladimirСовременный человек абсолютно доверяет успехам астрономии. Но раз он привык скользить по поверхности моря знаний и приучен к усвоению только «легкой» информации, то ему, бедному, наша планета Земля мнится неким камнем, мчащемся в диком пространстве одного из рукавов галактики неизвестно куда и непонятно с какой целью. А центр Вселенной для человека XXI века сыскивается на значительном удалении от космического тела, на котором в результате случая довелось родиться несчастному Ивану Сидоровичу или же Василию Георгиевичу – обывателю и обыкновенному атеисту, принимающему без особых доказательств и теорию Чарльза Дарвина, и слепые иллюзии Клинтона Ричарда Докинза, и прочие якобы научные построения.
В реальности же центр Мiра располагается там, где Бог пришел к людям во плоти, пострадал и воскрес. Земля – основание Вселенной, а не гигантский квазар или пульсар. И здесь, в легендарную теперь для нас эпоху, на скромной планете, в недрах Восточной Европы, на Руси появился человек, принявший Христа в душу свою и призвавший ко Господу весь русский народ.

Равноапостольный князь Владимир недаром стал героем многочисленных былин и песен. Потомки и в лихие годы войн, поражений и горестей вспоминали его правление как эпоху, пожаловавшую надежду всем русским православным христианам. «Добрый князь» Владимир Красно Солнышко светлым образом приходит и к нам, прозябающим в машинном царстве, где сам человек видится не более чем как винтик в экономике и политике.
Совсем не без преднамеренных гадких мыслишек ныне лик Владимира Крестителя пытаются исказить, приписать преступления, кои он никогда не совершал, и лишить его добродетелей, которыми он был наделен. Нет, господа хорошие, остановитесь, кому как, а мне гораздо ближе святой Владимир из житийной литературы. И правее вас в оценках великого сына Земли Русской не иной прозападный многомудрый ученый муж, а поэт Алексей Константинович Толстой. Его Владимир Святославич говорит так, что кажется стоящим на кургане, рядом с нами, грешными, здесь и сейчас:

«Нет, шутишь! Живет наша русская Русь!
Татарской нам Руси не надо!
Солгал он, солгал, перелетный он гусь,
За честь нашей родины я не боюсь –
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

А если б над нею беда и стряслась,
Потомки беду перемогут!
Бывает, – примолвил свет солнышко князь, –
Неволя заставит пройти через грязь –
Купаться в ней свиньи лишь могут!..

Пирует Владимир со светлым лицом,
В груди богатырской отрада,
Он верит: победно мы горе пройдем,
И весело слышать ему над Днепром:
«Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

Стихи Алексей Константинович писал в XIX веке. Тогда никто особенно и не собирался клеветать на князя Владимира. Значение его духовного подвига – Крещения Руси признавалось и принималось. Сему удивляться не надо, ведь именно благодаря Владимиру Крестителю и возникла самобытность русской цивилизации, наследовавшей Православной Византии или, иначе, Ромейской империи.
В ласковости Владимира мы слышим уже отзвуки слов батюшки Серафима Саровского: «Радость моя». В военных делах и мирных договорах его как бы предначертываются деяния праведного Феодора Ушакова и святителя Игнатия (Брянчанинова), предпочетшего карьере армейского инженера монашескую стезю.
Равноапостольный князь Владимир задал импульс историческому развитию России, ощущаемый и до сих пор. Таковые решения, какие принимал он, наверняка случается принимать кому-нибудь не чаще одного раза в тысячу или две тысячи лет. И только Бог может направить личность к подобному.
Русь в X веке обладала девственной и неповторимой природой. Дремучие леса, разрезаемые реками, кои служили настоящими трактами (летом на челнах и лодках славяне переправляли товары по открытой воде, а зимой по льду пролегали санные пути); степь, где водились животные, ставшие сейчас диковинкой; болотища со стоящими над ними туманами и могучие зубры, обходящие топи аккуратно и осторожно.
Обитатели-люди оказывались разбросанными на достаточно большой территории и по обычаю жили самостоятельно, не надеясь на помощь чужаков и «доброжелателей». Численность населения Руси вряд ли превышала 10 миллионов человек. Большинство жило в сельской местности. Города скорее напоминали древнегреческие полисы. А городские жители неоднократно позволяли себе не только восставать против властей, но даже изгонять и убивать князей.
Владимир знал свою Родину великолепно. Тем паче его судьба с детских лет не была уж столь благополучной, хотя отцом и являлся князь славного Киева Святослав. Мама Владимира – ключница Малуша признавалась рабыней. Хотя, по некоторым сведениям, она и могла быть дочерью древлянского князя Мала, но это отнюдь не улучшало ее положение (значит, она еще и попала в плен после похода княгини Ольги против Искорестеня, когда сей город киевские дружины сожгли и разграбили). Княжение в Новгороде Владимир получил лишь по просьбе самих новгородцев. Святослав старших сыновей – Ярополка и Олега – посадил править в более важных по значению местах.
Житье-бытье Владимира вряд ли естественной дорогой привело бы его к трону в Киеве. Но внезапная смерть Святослава, междоусобица между княжичами, а потом и убийство по приказу самого Владимира законного наследника Ярополка свершились. И «робичич» стал правителем «матери городов русских».
Собственно, как повествуют летописи и сказания, Владимира после прихода к власти в главном городе Руси все устраивало: и языческая вера, и многоженство, и уважение друзей и слуг. Если присмотреться внимательно, то и повода к принятию Православия у князя не было. Никакого.
Рассуждают, что Владимира Святославича подтолкнула к христианству идея сделать Русь равновеликой крупнейшим государствам средневековой эпохи. Однако сие просто надуманно. По законам тогдашних дней признание чужой религии автоматически подчиняло правителя духовной метрополии (такой особый «колониализм» Средневековья). Но Владимир славился своей самостоятельностью, что и неудивительно для человека, пробившегося к вершинам господства чуть ли не от полурабского состояния. Не забудем, что он считался бастардом (незаконнорожденным), ибо свидетельств о браке Святослава и Малуши не имеется, да и не будет найдено никогда (ключниц в жены не брали русские князья).
Язычество, существовавшее на Руси, давало Владимиру массу преимуществ и минимум неудобств. И только Господь наш Иисус Христос мог сдвинуть эту скалу, именуемую человеком. Конечно, и бабушка Владимира Ольга нам известна как ревностная христианка, и несколько храмов в Киеве имелись, но, захватив первенство в столице, князь совершенно и не подумал о переходе в Православие. Наоборот, он вел себя подобно торжествующему поклоннику многобожия. Организовывал с помпой, например, настоящий языческий пантеон в Киеве (грубо говоря, собирал в одну кучу всех богов и божков, почитаемых различными племенными союзами на территории Руси).
Но Бог поворачивает лик Владимира к Себе. По Божьему Промыслу Руси-России должно было прийти на смену постепенно дряхлевшей и развращающейся Византии и взять ношу Православия на свои плечи…
И вспомним опять А.К. Толстого:

«И на берег вышел, душой возрожден,
Владимир для новой державы,
И в Русь милосердия внес он закон —
Дела стародавних, далеких времен,
Преданья невянущей славы!..»

Владимир крестился и крестил Русь. И Русь получила имя Святой Руси. Русь обрела лицо.
Древнерусское язычество не казалось чем-то особенным на фоне других политеизмов. Чем уж Перун так сильно отличается от Зевса, а Мокошь от Янжимы? Практически, за исключением чисто этнографических деталей, божков и не различить. Да и их почитатели разнятся, пожалуй, только одеждами да способами приносить жертвы.
А вот Бога Истины и Любви, Пресвятую Троицу не спутать ни с кем (хоть сто раз и пытайся подсунуть вместо подлинного Божества «Збручского идола» или барельефы «Тримурти» из индуизма!). Троичный Бог возжелал и дал народам России Себя через Владимира Крестителя. Затем и возникла наша Церковь, наша культура, наша самость…
Ежели, не дай, Господи, ничтожно сумняще Россия откажется от православного христианства, то испепелит без остатка телеса и души своих этносов. Отвращающий взгляд от Бога превращается в тлен и прах. Самовозрождающиеся птицы-фениксы наличествуют лишь в мифах и сказках.
Но да не произойдет сего! И пусть из глубины православного сердца текут постоянно строки молитвы: «…Не может язык наш изобразити величие и высоту благодеяний, тобою излиянных на землю нашу, отцев и праотцев наших и на нас, недостойных. О всеблагий отче и просветителю наш! Призри на немощи наша и умоли премилосердаго Царя Небеснаго, да не прогневается на ны зело, яко по немощем нашим по вся дни согрешаем, да не погубит нас со беззаконьми нашими, но да помилует и спасет нас, по милости Своей, да всадит в сердце наше спасительный страх Свой, да просветит Своею благодатию ум наш, во еже разумети нам пути Господни, оставити стези нечестия и заблуждений, тщатися же во стезях спасения и истины, неуклоннаго исполнения заповедей Божиих и уставов Святыя Церкве. Моли, благосерде, Человеколюбца Господа, да пробавит нам великую милость Свою, да избавит нас от нашествия иноплеменных, от внутренних нестроений, мятежей и раздоров, от глада, смертоносных болезней и от всякаго зла, да подаст нам благорастворение воздуха и плодоносие земли, да даст пастырем ревность о спасении пасомых, всем же людем споспешение о еже усердно службы своя исправляти, любовь между собою и единомыслие имети…»
А в завершение хочется сказать, что покуда на Земле почитаются святые и славословится Господь наш Иисус Христос, планета не обратится в бесплодный кусок гранита, безумно несущийся среди чуждых пламенеющих звезд.
Равноапостольный князь Владимир оставил не только русским, но и всему роду людскому завет: «Искать Господа! Найти! И быть с Богом всегда!». Только и только так человек может являться настоящим человеком.

Александр Гончаров, к.ф.н.,
доцент кафедры журналистики СОФ ВГУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 2 = 1