Трагедия пророческого служения

Пророк Исаия. Гравер Ю. Ш. фон Карольсфельд, 1852 год

Говорить о Ветхом Завете и не затронуть тему пророческого служения просто невозможно. И мы, жители ХХI века, и люди древности (см. Ис. 7:14) получили знания о Христе во многом благодаря пророкам. Именно об их великом служении мы поговорим на этот раз.

Не будем останавливаться на какой-то определенной группе пророков или отдельных личностях. Особо подчеркну, что, если имя кого-либо из святых не было упомянуто в этой статье, или я не указал на один из текстов Ветхого Завета, не стоит думать, что я опустил это все как менее важное. Мы поговорим именно о тяжести пророческого служения и его необходимости в целом.

История Ветхого Завета знает немалое количество пророков. Обычно принято разделять пророков на великих (Исаия, Иеремия и др.) и малых (Осия, Малахия, Аггей и др.). Есть еще пророки Пятикнижия (Ной, Авраам и др.) и другие, которые тесно связаны с библейской историей (например, Давид и Соломон). Но это разделение не подразумевает какую-то иерархию, деление на «главных и второстепенных», а лишь указывает на объем пророческих изложений, которые сохранились по сей день в текстовом формате.

Несмотря на общее призвание к пророческому служению, все они очень отличались друг от друга: они жили в разное время, представляли разные сословия и профессии, вели разный образ жизни, имели разное семейное положение и проч. Были среди них лица духовные – как священнослужители Иезекииль и Иеремия, а были и простые крестьяне, как земледелец Амос, а то и вовсе бедняки, как Михей.

Мы видим, что Господу не важен чин, но дорого сердце праведника, который готов служить Ему: «…я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Пс. 39:9).

Нередко пророков воспринимают как неких спецагентов, пришедших в мир с «карательной» операцией: напомнить о том, что общество в очередной раз на грани гибели, и надо бы покаяться, чтобы чего худого не случилось… Это примитивное представление, хотя и не совсем ошибочное. Действительно, пророки выступали как обличители духовного падения евреев (Ис. 29:13). Они первые возвещали о грядущей беде, указывая на ошибки, которые привлекли эту самую беду. Но путь их исправления был не по душе людям.

Однако при этом пророки нередко разделяли горести своего народа и даже дерзновенно просили Бога изменить его участь, которая уготована Господом. Так, к примеру, Илия молил у Бога воскресить сына вдовицы (3 Цар. 17:20–22). А Аввакум вообще вступил в открытый спор с Богом: «Доколе, Господи, я буду взывать, и Ты не слышишь, буду вопиять к Тебе о насилии, и Ты не спасаешь? Для чего даешь мне видеть злодейство и смотреть на бедствия? Грабительство и насилие предо мною, и восстает вражда и поднимается раздор (Авв. 1:2)».

Пророк Иезекииль. Гравер Ю. Ш. фон Карольсфельд, 1852 год

Церковь насчитывает четыре великих пророка: Исаию, Иеремию, Иезекииля и Даниила. Напомню, названы они так, потому что о них сохранилось больше всего текстового материала. Именно поэтому на их примере лучше всего можно показать всю тяжесть пророческого дара.

Историческое   значение и принцип поведения великих пророков кратко и очень удачно передал современный библеист Андрей Десницкий: «Исаия предупреждал свой народ о возможной катастрофе, Иеремия свидетельствовал о ней и оплакивал участь пострадавших, Иезекииль вселял надежды на возрождение, когда Храм и Иерусалим были разрушены, а большая часть народа переселена в Вавилонию. <…> Как складывалась их жизнь на чужбине? Об этом повествует книга пророка Даниила» (см. «40 библейских портретов»).

Каким бы великим для нас не казался путь пророческого служения ветхозаветных героев, для них этот путь был порой невыносим: «Ты влек меня, Господи, – и я увлечен; Ты сильнее меня – и превозмог, и я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною» (Иер.  20:7).

И как горько им было осознавать, что люди либо преуменьшали и недопонимали свое бедственное положение, либо абсолютно неадекватно оценивали моральное состояние общества и свою греховную жизнь. А ведь пророки пытались передать сигнал тревоги напрямую от Самого Бога. При этом они говорили, что Господь не хочет гибели народа, но ждет покаяния и сохранения целостности души человеческой: «Разве я хочу смерти беззаконника? говорит Господь Бог. Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив?» (Иез. 18:23).

Представьте, пророки взывали к людям изо всех сил. Но это, на их взгляд, была абсолютно безуспешная проповедь. Формально они не довели поставленную Богом задачу до логического завершения, ведь люди их не слушали… Как же терзали себя избранные за несоответствие пророческому подвигу! Вот в чем трагедия.

Пожалуй, еще тяжелее ими переживалась богооставленность тех, к кому они взывали. В Книге пророка Иеремии мы читаем следующие слова Господа, которые могут любого поставить в тупик: «Ты же не проси за этот народ и не возноси за них молитвы и прошений; ибо Я не услышу, когда они будут взывать ко Мне в бедствии своем» (Иер. 11:14). Бог не заставил долго ждать: сбылись слова о грядущих бедствиях. Иеремия лично наблюдал, как претворяются в жизнь страшные обещания Господа, которые же сам пророк и озвучил.

Кроме пророчеств, связанных напрямую с иудейским народом, мы видим и еще один путь, а вернее, цель служения этих избранных мужей. Это предсказание о появлении Мессии и его искупительной Жертве (Ис. 53:11). Можно предположить, что не все вещи, сказанные о Христе, были до конца поняты самими пророками. Но информации в сохранившихся текстах не мало, и они очень точно описывают события, которым должно исполниться в Новом Завете. Так, в Книге пророка Исаии приводится значительное количество описаний, связанных с жизнью и страданиями Христа (см. 53-ю главу).

Плач Иеремии. Гравер Ю. Ш. фон Карольсфельд, 1852 год

А теперь представьте, как нелегко говорить о Том, Кого не увидишь воочию, о Том, Кто придет, возможно, даже через несколько столетий. И при этом нужно объяснить простым обывателям, что Он, этот неведомый Сын Божий, преисполнен любовью к людям и поэтому должен пострадать за всех (Зах. 12:10). Но для людей, живших во времена Ветхого Завета, это было за гранью понимания. Непонимание тяготило и самих пророков – неведение приводило в ступор.

Вот такие дары – душевной драмы и общественного неприятия – приносило пророческое служение.

Вспоминая сюжеты книг пророка Ионы и пророка Иеремии, можно увидеть, что не всякий готов был смириться со своею богоизбранностью: «И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня…» (Ион. 1:3); «…о Господи, Боже! я не умею говорить, ибо я еще молод» (Иер. 1:6). 

При этом даже в бегстве пророка Ионы святые отцы усматривают аллюзию на пребывание Христа в аду, что тоже считается частью пророческой деятельности (см. Ион. 2:7).

Пророки не бесчувственные машины, а живые люди со своими переживаниями и мыслями. Пророческое служение нередко оставляло их в одиночестве. Они чувствовали непонимание своих собратьев и ощущали богооставленность. В литературе даже существует такое понятие, как «иеремиада», что подразумевает под собой пессимистическое настроение произведения. Это слово возникло от имени пророка Иеремии и его знаменитого плача (Иер. 1:1–4).

О некоторых пророках мы и вовсе практически ничего не знаем (таких как Авдий или Иоиль), кроме нескольких коротких предсказаний. И это дает повод поразмышлять о том, какие эмоции они испытали. Но забегая вперед ваших мыслей, скажу, что все они, начиная от Ноя и заканчивая Иоанном, понимали, что нужны своему народу. Нередко оплеванные и несправедливо осужденные, неправильно понятые, они старались максимально исполнить свои обязанности как перед Богом, так и перед людьми. Конечно, это давалось нелегко. Вспомним, как пророк Даниил был осужден на смерть и отдан на съедение львам, но чудесным образом спасся (Дан. 6:16–21). Путь пророческого служения в Ветхом Завете был особым послушанием.  Избранный на это служение человек устанавливал особые доверительные отношения с Богом. И это, безусловно, придавало силы нести свой пророческий крест до конца.

Священник Андрей Коровин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

81 − 74 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ