Тайные молитвы

Святые Дары. Изображение с сайта sunhome.ru

– Все!!! – побледнел Володя и осел на пуфик в закоулках соборного алтаря.

Но искушения только начинались.

– Вы что сидите? – вывел из ступора будущего священника архиерейский иподиакон. – Владыка благословил Вас читать шестопсалмие. Пора выходить. Надевайте подрясник.

– Не могу, – простонал Владимир. – Не налезает. Главное, на примерке все сходилось, а тут…

– Повернитесь! – скомандовал иподиакон и одним движением руки решил проблему. – Не на ту пуговицу хлястик тянули. Хорошо, что не оторвался.

Через минуту новоиспеченный чтец с дрожащей свечой и раскрытым Часословом стоял посреди громадного храма, погруженного во тьму. В соборе во время чтения шестопсалмия все свечи, кроме той, что держал чтец, по обычаю гасились.

Володя, исполняя повелительный совет иподиакона, кричал читаемые псалмы что было сил и не слышал собственного голоса.

– И ближние мои отдалеча мене сташа…

На этом месте ставленник едва не сбился. Так остро им была прочувствована отдаленность ближних. В кафедральном соборе он толком не успел ни с кем познакомиться. Духовник после встречи с архиереем привез его на место грядущей хиротонии, сдал старенькому архимандриту благочинному и уехал к себе в приход. Жена лежала на сохранении в больнице. Папа с мамой жили в другом городе. Друзья… На пути воцерковления их состав претерпел значительные изменения. И те, кого Володя сейчас дерзнул бы назвать друзьями, не могли поддержать его в эти минуты.

 С другой стороны, друзья могли бы отвлечь от главного. Будущему священнику необходимо было приобрести опыт предстояния перед Богом. Не выступить с богослужебным репертуаром в кругу друзей. Не продемонстрировать епископу свои навыки церковного чтения. А попросить Господа, чтобы Он услышал молитву и научил исполнять волю Божию, указал путь и ввел в землю правды.

В алтарь Владимир вернулся торжественно спокойным. Владыка ободрил дебютанта, но почить на лаврах не дал.

– Голос священника должен быть слышен. Постарайтесь все-таки говорить громче.

Уже на следующий день архиерей постриг Владимира в чтецы. А еще через день рукоположил в сан диакона, оставив на неопределенный срок при соборе в статусе практиканта.

В клире собора и без отца Владимира хватало диаконов. Одни из них, как и он, ждали рукоположения на следующую ступень священства. Другие, обладатели мощных голосов, вполне довольствовались своим положением.

Все они – выпускники местной семинарии. А отец Владимир – пятикурсник-заочник столичного богословского института. До недавних пор он и не помышлял о рукоположении, погружаясь все глубже и глубже в изучение церковной истории. Литургика не так увлекала молодого человека, поэтому в первые же часы его диаконской практики все соборяне догадались, какая оценка по богослужебному уставу стояла в зачетке нового диакона. Липовая тройка.

Учили его все кому не лень: и бородатые протоиереи, и безбородые пономари, и нервные профессиональные певчие, и душевные свечницы. Отец Владимир далеко не все хватал на лету, но не стеснялся подбирать с пола то, что упало. Смирялся.

Благо, архиерей в соборе служил не ежедневно и не видел всего масштаба литургической трагикомедии, которая разыгралась здесь после появления новоиспеченного диакона. На богослужениях, которые возглавлял сам владыка, отцу Владимиру в лучшем случае доставалось пару раз возгласить «Паки и паки», поскольку в архиерейских службах принимала участие вся диаконская рать собора. В обычные дни в расписании богослужений указывался один диакон, которому по умолчанию всегда сослужил набирающийся опыта диакон-практикант Владимир.

Настало время, когда отца Владимира ставили уже одного и каждый день. Он изучил литургические предпочтения всех священников собора. Один из них служил только на старой потертой Чаше, которую заставлял извлекать из глубины алтарного сейфа. Другой любил вставлять в Литургию особые прошения и вслух произносить множество имен, существенно удлиняя службу. Третий стеснялся проповедовать, отправляя на проповедь диакона.

Наконец пробил час иерейской хиротонии. Это случилось в один из воскресных дней. А на следующий день иерей Владимир должен был с одним из диаконов отслужить в соборе Литургию. Каково же было его удивление, когда он у доски объявлений узнал, что должен служить Божественную литургию с… диаконом Владимиром. То есть с самим собой вчерашним. Составитель богослужебных расписаний привык, что отец Владимир служит каждый день, и в колонку диакона последние недели не вносил изменений.

Экстренно вызвать кого-нибудь из проживающих в городе диаконов не удалось, и было принято решение служить без диаконского чина. За ходом службы следил старенький архимандрит благочинный. Иерей Владимир хронически запаздывал подавать возгласы. Будничный церковный хор состоял из одного певца, который куда-то спешил и нервничал. Отец Владимир изо всех сил старался не вводить его в искушение и все же вводил.

Литургия закончилась позже обычного. Отец Владимир переплюнул даже любителя вставлять дополнительные прошения в ектении. Красный от напряжения и смущения иерей потребил Святые Дары и замер над служебником.

– Чего не разоблачаешься? – спросил архимандрит.

– Сейчас, дочитаю…

– Что ты там читаешь?

– Тайные молитвы. Не успел во время службы. 

Глаза старенького архимандрита округлились, едва не выйдя за поля очков, правая рука вытянулась вперед и замерла над головой отца Владимира. Тот рефлекторно сложил руки для получения благословения, но вместо него получил легкий удар по лбу.

– Никогда больше так не делай.

Священник Владимир Русин


¹ Тайные молитвы – молитвы догматического содержания, которые священник тихо читает в алтаре во время совершения богослужений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 62 = 64

АРХИВ ГАЗЕТЫ