Святость как связь времен

27 апреля Церковь чтит память мучеников Виленских (Литовских): Антония, Иоанна и Евстафия, пострадавших за веру Христову в 1347 году

В XIV веке Великое княжество Литовское было сильно как никогда. Литовские князья воевали с соседями достаточно успешно, не позволяя тем захватывать свои земли, и в то же время приобретая чужие территории.
После смерти великого князя Гедимина и недолгой замятни власть в Литве поделили два его сына: Ольгерд и Кейстут. В стольном городе Вильне (Вильнюсе) стал править Ольгерд, а в Троках – Кейстут. Братья разделили не только власть, но и направления политики. Кейстут оказался главным противником рыцарей-крестоносцев и Польши. Ольгерд обратил свои силы на присоединение земель бывшей Древней Руси.
Надо сказать, что Литва оказалась страной, которая являлась последним местом в Европе, где язычество сохранялось и поддерживалось на государственном уровне. Князь Кейстут был язычником, и все его современники подчеркивали, что к христианству он относился негативно. Князь Ольгерд же был крещен в православии и женился на православной русской княжне. Но, судя по всему, принятие им православия было политическим шагом (только для поддержания лояльности со стороны православных христиан), ведь он захватывал и подчинял русские земли. Отец Ольгерда – Гедимин вполне мог подать пример религиозного оборотничества и лицемерия. Гедимин обещал принять католичество и даже пригласил католических монахов в Литву, но католиком не стал, как бы забыв обещания свои. Захватив Киев – город православный, великий князь Гедимин отрядил туда княжить своего брата Федора, принявшего православие.
В принципе, с точки зрения представления язычества о морали и религии, ни Гедимин, ни Ольгерд ничего предосудительного не совершили. В древнем языческом Риме императоры отнюдь не отказывались признать Господа Иисуса Христа Богом, но только наравне со своими божками и демонами. Исповедование Единого Бога Творца и отрицание богов, в особенности культа императоров (что рассматривалось не как религиозное, но как государственное преступление) и привело к преследованию христиан.
В коренной Литве складывалась почти похожая ситуация: и Гедимин, и Ольгерд разрешали строительство православных храмов, не видя в этом ничего страшного для себя: есть божество, так почему бы и не быть месту поклонения ему? Ты можешь исповедовать христианство, но должен почитать Перкунаса и иных божков и не нарушать языческих обычаев.
В отличие от древнего Рима, в средневековой Литве допускалось послабление: «старых» христиан и священнослужителей предпочитали не трогать. А вот тем, кто только крестился, приходилось туго. Их верность Господу литовские язычники просто не понимали.
Святые мученики братья Антоний и Иоанн принадлежали к дружине великого князя Ольгерда. Он приняли крещение от русского священника Нестора, прибывшего в Вильну вместе с первой женой князя Марией Ярославной из города Витебска. Братья не рассказывали о своей приверженности к христианству, но начали избегать исполнения языческих обычаев. Великий князь Ольгерд неожиданно обнаружил, что люди, которых он хорошо знал, отказываются стричь бороды и соблюдают постные дни.
Святых Антония и Иоанна вызвали на допрос лично к князю. Он предложил им в постный день съесть мясо. Братья отказались. Ольгерд решил их сразу не казнить, хотя их поступок и расценивал как преступление против верности себе. Надо пояснить, что княжеский пир дружинников и участие в нем рассматривались в качестве декларации преданности властителю.
Святых Антония и Иоанна бросили в темницу, где они протомились целый год. Иоанн не выдержал и заявил, что готов подчиниться приказу Ольгерда. Тогда тот на радостях выпустил из заточения обоих братьев. Но святой Антоний вновь заявил о своей вере, был брошен в тюрьму и жестоко избит. Иоанн, не выдержав разлуки с братом и чувствуя свое предательство, раскаялся в своем грехе. Он попросил у брата прощения. Святой Антоний согласился его простить, но при условии открытого исповедания Иоанном Господа нашего Иисуса Христа. Тогда святой Иоанн перед великим князем и придворными заявил, что он христианин и не может более следовать языческим обычаям. Его схватили, долго мучили и бросили в темницу.
Языческие жрецы, видя такой ход дел, потребовали от Ольгерда казнить братьев. Сперва по распоряжению князя был повешен на священном языческом дубе мученик Антоний. Святой Иоанн пострадал за веру Христову через десять дней. Язычники рассчитывали, что, устрашившись участи брата, он вновь отречется от Бога. Но мученик Иоанн был стоек. И его язычники убили, а потом, как и брата, повесили на дубе.
Молодой родственник братьев, святой Евстафий, принял крещение позже них. Он был в числе придворных великого князя Ольгерда. Его принадлежность к христианам обнаружилась во время Рождественского поста. Мученик Евстафий, как и святые братья, отказался есть мясо. Злость язычников оказалась столь велика, что его пытали, били палками, лили в горло холодную воду и раздробили ноги. Святого мученика Евстафия тоже повесили на дубе. Три дня его тело провисело на дереве, и по свидетельствам очевидцев, в декабрьские голодные зимние дни ни один хищный зверь, ни одна птица не попытались покуситься на него.
Мученический подвиг святых Антония, Иоанна и Евстафия способствовал тому, что многие жители Вильны стали переходить в христианство. Почитание святых мучеников Виленских вышло за пределы Литвы. Около 1364 года они были прославлены Константинопольской Православной Церковью. Крест с частичками мощей святых мучеников Антония, Иоанна и Евстафия имелся у преподобного Сергия Радонежского…
А со временем на месте спиленного дуба был построен православный Свято-Троицкий храм.
Языческая Литва не удержала своих верований и капитулировала перед католической экспансией. Она после унии с Польшей потеряла независимость. А потом вошла в состав православной Российской империи. Но все века православные христиане жили в Литве и молились святым мученикам Виленским.
Мощи святых мучеников были вывезены в 1915 году архиепископом Виленским и Литовским Тихоном (Беллавиным) (с 21 ноября 1917 года Патриархом Московским и всея России)в Москву из-за приближения военных действий к Вильне (шла Первая мировая война). А возвратились мощи в Литву только в 1946 году. Они не пропали в годы революции и гражданской войны, не были уничтожены богоборцами.
В XX веке подвиг святых мучеников Антония, Иоанна и Евстафия служил примером для твердого стояния в вере новомучеников Церкви Русской. И нас они учат любить Бога и Церковь и помнить, что, падая и согрешая, надо вставать, очищаться покаянием и идти за Господом нашим Иисусом Христом, невзирая ни на что.
Святые мученики Виленские Антоний, Иоанн, Евстафий, молите Бога о нас, грешных!

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

36 + = 43