Святой времени «изумления»

Икона священномученика Иоасафа Могилевского. Изображение с сайта nachinanie.ru

Святость тысячами нитей связана с русской историей. Об этом невольно задумываешься, взирая на икону «Собор новомучеников и исповедников Белгородских».

Послереволюционные годы – это время, в котором, можно сказать, Господь «напоил нас вином изумления» (Пс. 59:5). Из-за безбожия, скептицизма, оккультных игр образованного класса и поругания веры Россия рухнула в эпоху, полностью перевернувшую даже элементарный человеческий быт.

Однако боящимся Творца было и даровано знамя, поднятое ради истины (Пс. 59:6–7), – это святые Божии. Благодаря им Россия и не скатилась в окончательное скотство, не пала окончательно к ногам Велиара («Не имеющего жалости» − в переводе с иврита).

Новомученики и исповедники Церкви Русской вышли из всех слоев и сословий Российской империи. Часто люди вполне светские в годы гонений принимали монашеский постриг и стояли до смерти за веру Христову.

На иконе есть изображение священномученика Иоасафа (Жевахова), епископа Могилевского, на покое. Безусловно, иереи и воцерковленные люди знают его житие, а вот для тех, кто не часто приходит в храм Божий, остается загадкой, как в «Соборе новомучеников и исповедников Белгородских» оказался прославлен бывший архипастырь белорусского Могилева.

Для того, чтобы разъяснить это, давайте перелистнем страницы истории и жития.

Князь Н.Д. Жевахов (справа) с братом Владимиром. Фотография 1900-х годов. Изображение с сайта kursk-sestry.ru

Князья Жеваховы

24 декабря 1874 года (по старому стилю), как раз в Рождественский сочельник, у полтавского помещика Давида Дмитриевича Жевахова родились сыновья-близнецы. Одного назвали Владимиром, другого – Николаем.

Жеваховы – это российское ответвление древнего рода, правившего небольшим государством Джавахетией (на территории современной Грузии) еще до Рождества Христова. Независимостью эта страна пользовалась недолго, слишком сильны были ее соседи.

Джаваховы (Джавахишвили) появились в России в XVIII веке. Князь Шио (Симеон) Джавахов, выехавший с Кавказа, и стал родоначальником Жеваховых.

В Малороссии род Жеваховых пересекся с родом Горленко, из которого вышел святитель и чудотворец Иоасаф, епископ Белгородский.

Историкам больше известен Николай Жевахов, бывший значительным политическим деятелем и выдающимся публицистом-монархистом. Он, являясь чиновником, отвлекаясь от непосредственной работы, много времени посвятил собиранию материалов для канонизации святителя Иоасафа Белгородского. Результатом его трудов стал выпуск в Киеве книги «Святитель Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и Обоянский (1705–1754). Материалы для биографии, собранные и изданные князем Н. Д. Жеваховым» в трех томах и пяти частях (1907–1911).

Князь Николай Жевахов жертвовал на сельские храмы и монастыри, любил монашество, сам мечтал о постриге, но Бог ссудил ему иную судьбу. Бывший товарищ (заместитель) обер-прокурора Святейшего правительствующего Синода был арестован Временным правительством в 1917 году, потом выпущен, а в 1920 году навсегда покинул Россию, оставаясь непримиримым противником большевиков. За рубежом он выпустил свои «Воспоминания», где рассказал о «красном терроре» и борьбе советской власти с Церковью.

Точная дата и место смерти Николая Жевахова определяются предположительно. Возможно, он скончался в 1946 году в Закарпатье.

У Владимира Жевахова жизненный путь оказался несколько иным.

Храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» в современном Зверинецком монастыре. С нижним приделом в честь святителя Иоасафа Белгородского и священномученика Иоасафа Могилевского. Изображение с сайта wikimedia.org

Попечитель и монах

Светская карьера князя Владимира Жевахова протекала вполне успешно. Хорошее образование и быстрый ум помогали ему. В 1911 году он стал статским советником. А в годы Первой мировой войны он отправился в распоряжение уполномоченного «Красного креста» при главнокомандующем Юго-Западным фронтом.

Но больше внимания Владимир Давидович уделял помощи Русской Православной Церкви. Как и брат, он приложил немало сил для того, чтобы состоялось прославление святителя Иоасафа (Горленко). В 1910 году князя Жевахова назначили членом комиссии по устройству раки для мощей святителя Иоасафа Белгородского.  В 1912-м он стал почетным членом Курского Знаменско-Богородицкого миссионерско-просветительного братства.

Но особую роль Владимир Жевахов сыграл в возрождении монастыря в Зверинецких пещерах в Киеве. Эта обитель, основанная не позже XI века от Рождества Христова, погибла в период татаро-монгольского нашествия и была забыта до XIX столетия, когда пещеры случайно обнаружили в 1888 году при добыче глины.

В 1911 году Владимир Давидович посетил Свято-Троицкий Ионинский монастырь, расположенный рядом с заброшенной обителью. Тогда он и принял решение – помочь восстановить древний Зверинецкий Михаило-Архангельский монастырь. Жевахов на свои деньги начал раскопки пещер в 1912 году. Тогда и была найдена икона Божией Матери, ныне именуемая Зверинецкой.

Зверинецкая икона Божией Матери. Изображение с сайта pravlife.org

В. Д. Жевахов организовал специальный фонд для монастыря. Его попечением был открыт Зверинецкий скит и поднялось строительство храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Один из приделов церкви был освящен в честь святителя Иоасафа Белгородского.

Однако все труды завершить не удалось, грянули революция и гражданская война. В своем имении князю Жевахову пришлось скрывать духовного писателя Сергия Нилуса, которому безбожники угрожали расправой.

В 1924 году Владимира Жевахова ОГПУ арестовало в первый раз. Но, скажем так, он отделался относительно легко, после семи месяцев заключения в казематах киевской тюрьмы его отпустили.

24 декабря 1924 года Владимир Жевахов становится монахом с именем Иоасаф, в память святителя Иоасафа Белгородского. В годы гонений это был очень смелый поступок. Но глубоко верующий князь и не мог поступить по-другому.

Иеромонах Иоасаф (Жевахов). Фотография 1925 года. Изображение с сайта miloserdie.ru

Владыка и священномученик

Второй его арест последовал в 1926 году. Епископа Дмитриевского, викария Курской епархии Иоасафа (Жевахова) отправили в исправительно-трудовой лагерь на Соловках (СЛОН) за хранение православной литературы и почитание царя-страстотерпца Николая Александровича. В лагере он пробыл до 1929 года. И получил еще три года ссылки в Западную Сибирь.

В 1933 году владыку отправляют в ссылку в Архангельскую область на десять лет. Там он получил неожиданное утешение от дружбы со святителем Лукой (Войно-Ясенецким). По состоянию здоровья Иоасафа (Жевахова) избавляют от ссылки. И он переезжает в Подмосковье, где и живет под надзором со стороны карательных органов.

В 1934 году его назначают епископом Могилевским, а в 1936 году – временно управляющим Минской епархией. Но владыка, фактически превратившийся в инвалида, просится на покой. И в этом же году поселяется в Белгороде, поближе к месту служения своего родственника и великого святого.

Но покоя владыка не обретает. Его высылают в Новгородскую область, из которой затем дозволяют «милостиво» возвратиться в Белгород, чтобы в 1937 году вновь арестовать за «участие в деятельности белгородской террористической организации».

Владыка Иоасаф (Жевахов) обвинений в борьбе с советской властью не признал, хотя и не скрывал, что выступал против гонений на Церковь. Мученическую кончину епископ Иоасаф принял в Курске. Его расстреляли 4 декабря 1937 года.

Бог и история воздали всем по заслугам. Кого ныне интересуют имена палачей владыки?.. А священномученик Иоасаф Могилевский искренне почитается православными христианами на Руси и в XXI столетии от Рождества Христова.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − = 13

АРХИВ ГАЗЕТЫ