Свято место пусто не бывает

01_ksdj87364823sdgПаломничество

В 17 км от Ялты, на южном склоне Крымских гор, вблизи поселка Краснокаменка инициативная группа православных людей, возглавляемая Марией Федоровной Сергеевой, с 2000 года возрождает разоренную в ходе революционных событий монашескую обитель. Женский скит, где проживало чуть больше 20 насельниц, окормлял иеросхимонах Софроний (Дубинин). Это был духоносный старец, строгой и светлой жизни, отличавшийся простотой и смирением. По имени старца многие называли это место Софрониевой пустынью. Сейчас ее местные жители знают как Кизилташская пустынь, так как здесь в изобилии произрастает кизил. Он рос еще в те времена, когда монастырская жизнь была наполнена трудами и молитвой монахинь. По сохранившимся данным, старец жил в небольшой келейке, примыкавшей к церкви. Через оконце, выходившее в храм, он мог слушать монастырские службы. Поздним вечером в церкви читались каноны Иисусу Сладчайшему, Матери Божией, Ангелу-хранителю. В полночь начиналась полунощница, далее следовала утреня и служилась Божественная литургия.

После революции монашеская обитель была разорена. Двух монахинь расстреляли в местечке Багреевка. В усадьбе, которая располагалась в пригороде Ялты, происходило массовое уничтожение населения города. Там было расстреляно до 1000 человек. Но скит продолжал еще действовать под видом артели. В 1928 году иеросхимонаха Софрония выслали в Чернигов, где он и умер в 1932 году. В этом же году арестовали насельниц скита – Дорофею и Евдокию Куртен за передачу денежной помощи назначенному на Феодосийскую кафедру архиепископу Арсению (Смолянцу). Спастись от неминуемой гибели и выехать во Францию им помогло французское происхождение отца. Впоследствии монахиня Евдокия (Куртен-Мещерякова) вместе со своей младшей сестрой монахиней Дорофеей основала скит в честь Казанской иконы Божией Матери в Муазенэ-ле-Гран. В 1946 году община перебралась в Бюсси-ан-От в Бургундии, где был основан Покровский женский монастырь. Игуменья Евдокия (Куртен-Мещерякова) стала его первой настоятельницей. В настоящее время во Франции действуют и скит в честь Казанской Божией Матери, и Покровский монастырь, где паломников по традиции угощают кизиловым вареньем в качестве напоминания о крымских истоках.

В Кизилташском скиту я побывала этой осенью, и сегодня это место действительно напоминает пустошь: храм и монастырские постройки стерты с лица земли, узкая проселочная дорога – в зарослях и не разглядишь нужный поворот. Но это только на первый взгляд. За 16 лет трудами Марии Федоровны и ее помощников, их не так уж и много, сделано главное: найдено основание храма и местоположение алтаря, поставлен храм-палатка, где теперь в любое время можно совершать богослужение, обустроена большая купель, куда стекает вода из двух святых источников.

Надо сказать, что основные преобразования произошли здесь только после перехода Крыма под юрисдикцию России. До этого местные власти, лесники, охраняющие заповедник, всячески препятствовали возрождению обители. Как только Крым стал российским, Мария Федоровна написала письмо Владимиру Путину и получила одобрение Президента России на свою деятельность, так что после этого никто уже не препятствовал ей вести преобразования.

Когда много лет назад старец благословил Марию Федоровну возрождать обитель, она только руками вплеснула: «Да как я смогу? У меня же пенсия 46 гривен». Но для Господа не важны личные доходы, главное, чтобы сердце горело любовью к Нему, а все остальное Он Сам подаст. Так оно и происходит в этом удивительном месте. Один из помощников Марии Федоровны Виктор неожиданно обнаружил в своей машине на водительском месте Казанскую икону Пресвятой Богородицы. Она оказалась невероятно тяжелой – 15 кг, так как была выполнена из бетона. Виктор был в недоумении, кто мог поставить в кабину такую икону? И еще в большем расстройстве: а что теперь с ней делать: в храм не возьмут, дома тоже не повесишь. И тогда он взмолился Матери Божией: «Подскажи, куда Тебя, Пречистая, отвезти?» И сразу же получил мысленный ответ: «В пустыньку, к Марии отвези». И вот уже два года эта икона находится у алтарной части разрушенного храма, словно это и было ее место. Никакие ей погодные условия не страшны: ни дождь, ни снег, ни морозы, ни ветра. И краска не облупливается, и цвет не тускнеет.

У Марии Федоровны подобных удивительных историй множество. Как служили в храме-палатке на Крещение, и было так жарко, что люди снимали верхнюю одежду, а наутро вышли – вода в купели под толстым слоем льда. Как приехала паломница из Франции и увидела на фотографии свою бабушку монахиню Евдокию (Куртен-Мещерякову). Как однажды Мария Федоровна подошла в храме Иоанна Златоуста к игуменье и пригласила побывать в возрождающейся Софрониевой пустыни, а матушка оказалась из Чернигова и как раз привезла песочка с могилки иеросхимонаха Софрония. Ей очень хотелось побывать в местах, где молился старец. И так каждый день – неслучайные случайности.

Когда смотришь на Марию Федоровну и слушаешь ее, не покидает мысль: вот это и есть настоящее подвижничество, яркий пример из святцев, которые пишутся в наши дни. На первый взгляд она и ее соработники – обычные люди, и ничего удивительного в них нет. Вот только идут они за Христом, и для себя им ничего не надо. Не сомневаюсь ни секунды, через некоторое время Кизилташский скит в честь Казанской иконы Божией Матери обязательно будет восстановлен, мы увидим на месте запустения прекрасный храм и монашескую общину. Потому что свято место пусто не бывает.

Светлана Воронцова



   Казанский скит под Ялтой

      Республика Крым
      2016


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 30 = 31