Священномученик Никодим (Кононов): избранный светильник земли Белгородской

Священномученик Никодим (Кононов). Изображение с сайта icon.spbda.ru

Великая война (1914−1918) закончилась для России фактической капитуляцией перед кайзеровской Германией в результате подписания советскими представителями Брестского мира в марте 1918 года. Он послужил одной из причин начала гражданской войны.

Еще в начале 1917 года ничто не предвещало такого хода событий. Фронтовая обстановка стабилизировалась, частью русские войска находились даже на чужой территории, а разгром Германии и ее союзников казался лишь делом времени. Но развал армии после насильственного отстранения русского императора в феврале 1917-го от управления державой привел к всеобщему хаосу. Государство просто распадалось на отдельные части. Та же Германия в начале февраля 1918 года подписала мирный договор в Брест-Литовске с Украинской Центральной Радой. И немцы легко продвинулись в коренную Великороссию, захватили всю Малороссию и угрожали Петрограду.

Демаркационная линия, разделявшая войска, прошла северо-восточнее Белгорода. Русский город оказался под немецко-гайдамацкой оккупацией…

Ноябрьская революция 1918 года в Германии заставила немцев переключиться на свои проблемы, и им уже стало не до земель в России. В первый месяц зимы Красная Армия вошла в Белгород. С этого и развернулся террор против инакомыслящих, продолжавшийся до июня 1919 года. Развитию такой ситуации способствовало и то, что Белгород оказался временной столицей Советской Украины − в нем обустроили свою базу красные украинские отряды и правительство во главе с Г. Л. Пятаковым.

Л.А. Меранвиль де Сент-Клер, председатель Белгородского революционного комитета и С. А. Саенко, военный комендант города Белгорода в 1918 году

Кто стоял за террором в Белгороде (1918−1919)

Городскую власть в Белгороде составил Военно-революционный комитет во главе с Л. А. Меранвилем де Сент-Клером, членом РСДРП с 1904 года. Приключилась своеобразная историческая метаморфоза – потомок французского аристократического рода, бежавшего в Россию от ужасов Французской революции конца XVIII столетия, явился одним из вдохновителей и распорядителей красного террора в Белгороде. Меранвиль был хорошо известен среди членов РСДРП. Он неоднократно лично встречался и с Лениным, и с Троцким, и с председателем ВЦИК Яковом Свердловым.

В своей статье от 10 (23) ноября 1917 г. в газете «Новая жизнь» (№ 177) Максим Горький писал: «Ленин “вождь” и − русский барин, не чуждый некоторых душевных свойств этого ушедшего в небытие сословия, а потому он считает себя вправе проделать с русским народом жестокий опыт, заранее обреченный на неудачу.

Измученный и разоренный войною народ уже заплатил за этот опыт тысячами жизней и принужден будет заплатить десятками тысяч, что надолго обезглавит его».

Конечно, Горький и не подозревал, насколько он прав в своих прозрениях, да и защищал он революционеров-«февралистов», но под воздействие красного террора попали люди, которые часто и обеспечивали степень развития образования и культуры и сохранение лучших морально-нравственных качеств народа. А товарищ Меранвиль вполне, кстати, попадал под характеристики Горького, данные им Ленину.

Меранвиль был инициатором ареста протоиерея Порфирия Амфитеатрова, задавшего вопрос о том, на каком основании открыты гонения на Церковь. Советский деятель заявил: «…на такие вопросы ответ дается у стенки».

Протоиерей Порфирий Амфитеатров, настоятель Успенско-Николаевского собора города Белгорода

Отец Порфирий был схвачен, а затем расстрелян. «Священник, стоя лицом к стрелявшим в него, усиленно молился Богу и беспрерывно крестился. Первым залпом священник был ранен, но не упал. Продолжая стоять, он не переставал молиться. После второго залпа священник застонал, вскрикнул: «Господи», – и снова перекрестился. Последовал третий залп, а за ним – четвертый, после которого священник зашатался и со стоном свалился в яму».

Леонид Меранвиль причастен также к расправе над епископом Белгородским Никодимом (Кононовым), хотя исполнителями злодейства выступили братья С. А. Саенко – военный комендант Белгорода – и В. А. Саенко – начальник милиции. Причем Степан Саенко – будущий начальник Харьковского концлагеря – сыграл главную роль…

Жертвой красного террора священномученик Никодим, епископ Белгородский, стал не случайно, хотя и не принадлежал ни к какому разряду «помещиков и капиталистов», то есть «классовых врагов пролетариата».

Вид села Тельвисочное в начале XX века

Уроженец Русского Севера

Будущий архипастырь пришел в наш грешный мир 18 июня 1871 года в семье священника Михаила Семеновича Кононова, настоятеля Богоявленской церкви села Тельвисочное Архангельской губернии. Его назвали Александром.

Детские годы Саши наполнены суровой красотой Русского Севера, который издавна осваивали удалые и одновременно терпеливые люди, веровавшие во Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь.

Отец Михаил Кононов был священником-миссионером и для несения Слова Христова ему приходилось версты и версты наворачивать по промороженной насквозь тундре. Любовь к Богу и сильный характер помогали пастырю в его благородном подвижническом труде. Он их и передал своему сыну Александру.

Будучи учащимся Архангельской семинарии, а затем и санкт-петербургским студентом, Александр Кононов увлекался историей Православия и не чурался миссионерской деятельности. Затем из него вырос замечательный церковный историк и педагог. Он не мыслил своего пути вне стен Церкви Русской.

В феврале 1896 года Александр принял монашеский постриг с именем Никодим, в честь святого Русского Севера − преподобного Никодима Кожеезерского. В этом же году его назначили смотрителем Александро-Невского духовного училища в Санкт-Петербурге. В 1898 году же иеромонах Никодим становится смотрителем Санкт-Петербургских педагогических курсов для учителей второклассных церковно-приходских школ. Современники по достоинству оценили педагогический талант отца Никодима и его заботу о своих   подопечных. В дальнейшем он занимал пост ректора в Калужской и Олонецкой духовных семинариях, занимался просветительской работой в среде карело-финского народа. Но никогда священномученик Никодим не отставлял в сторону свои труды в сфере церковной истории и православной гимнографии. Его работы, посвященные святым Русского Севера и старчеству в Оптиной пустыни, навсегда вошли в золотой фонд не только Русской Православной Церкви, но и российской исторической науки.

Епископ Никодим (в центре) среди делегации духовенства в покоях святителя Иоасафа Белгородского. Фотография 1914-1916 годов

Путь архипастыря

В 1911 году архимандрит Никодим был хиротонисан во епископа Рыльского, второго викария Курской епархии. Он очень многое сделал для прославления святителя Иоасафа Белгородского. Владыка Никодим составил важный труд «Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа». Ему же принадлежат две молитвы святому.

В 1913 году, чуть менее чем за год до взрыва Первой мировой, или Великой войны, святитель Никодим возглавил Белгородскую епархию.

Еще до перевода в Белгород он написал «Инструкцию монашествующей братии Свято-Троицкого белгородского первоклассного мужского монастыря», где имелись такие слова: «К больным, увечным, беднякам, простому народу отношение братии должно быть заботливо предупредительным и ласковым… Каждый должен терпеливо выслушать, ответить кротко, ясно и толково, а если нужно, и довести туда, куда нужно просящему».

В Белгороде владыку полюбили и миряне, и духовенство. Здесь епископ Никодим продолжал все то же дело всей своей жизни – служение Господу, Церкви и людям. Все сломал злосчастный 1917 год…

Революционное насилие архипастырь категорически не принял. Его обличения и послужили причиной гибели. На Рождество Христово, 7 января 1919 года (по новому стилю), епископа арестовали в первый раз, но выпустили, испугавшись возмущения православных христиан. Однако вечером вызвали на допрос в ЧК. 8 января владыку заключили в камеру арестного дома. 9 января священномученика зверски убили, несмотря на протесты верующих, которые подавили жестоко и лицемерно.

Священномученик Никодим (Кононов) ушел ко Господу нашему Иисусу Христу подобно христианам эпохи гонений со стороны языческих императоров Древнего Рима. А Россия лишилась человека, который с малых лет отдавал все свои силы ей и Церкви Русской. Революции и гражданские войны всегда забирают лучших, честных, добрых и борющихся с тем, чтобы человек не опустился до животного уровня.

Проиграл ли владыка Никодим в своей борьбе? Ни в коем случае. Погибнув телесно, он в духовном свете явился православным христианам тихой звездой утешения. У Бога мертвых нет. И священномученик Никодим стоит перед Престолом Господним и молится за нас, грешных. И, может быть, по его просьбам и молитвам всех новомучеников и исповедников Церкви Русской и существует ныне страна наша.

Александр Гончаров

При подготовке статьи были использованы материалы из книг: П. Ю. Субботин. 1918−1919. Красный террор: документы, материалы, свидетельства очевидцев / Автор-составитель П. Ю. Субботин. − Ижевск: ПРИНТ, 2014; Субботин П. Ю. Священномученик Никодим, епископ Белгородский: жизнь, трагическая гибель, обретение мощей. – Белгород: Издательский дом Белгородской митрополии, 2018.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

75 − = 72

АРХИВ ГАЗЕТЫ