Светильники земли Сербской

Святитель Николай Сербский и преподобный Иустин (Попович). Коллаж Юлии Зиновьевой

На нашей планете живет православный народ, который очень хорошо относится к русским. Среди него бытует даже поговорка: «На Небе – Бог, на земле – Россия!» И действительно, на протяжении веков этот народ постоянно надеялся на помощь единоверческого государства. И Россия приходила к нему на помощь, часто рискуя войной с более сильным противником.

Сербы имеют славную и горькую историю, очень схожую с русской. Русь перенесла почти трехсотлетнее татаро-монгольское иго, а Сербия находилась под пятой Османской империи почти пять столетий. В этих условиях русским и сербам удалось отстоять свою веру и возродить государственность.

В России всегда чувствовали родственность душ с Сербией, а там это тоже понимали. Российская империя была надеждой этой балканской страны, порабощенной турками. И Русь сделала все, чтобы сербские православные братья освободились.

«Осуществить идею империи Бог дает наиболее одаренным народам с целью служения слабейшим и менее одаренным; как сильный брат дается в помощь более слабому», − так рассуждал великий сербский святой, имея в виду Россию.

Данные слова принадлежат святителю Николаю (Велимировичу) Сербскому, епископу Жичскому, который почитается и на Балканах, и в России.

Епископ из крестьян

Будущий архипастырь родился 5 января 1881 г. (н. ст.) в обыкновенной многодетной крестьянской семье и был старшим сыном, с которого всегда спрос бывает больше, чем с младших детей.

Собственно, отец отдал его в школу при монастыре Челие, исходя из чисто семейных соображений, чтобы главный кормилец мог разбираться в различных указах, налогах и писать письма.

Однако мальчик показал недюжинные способности к учебе. Тяга к знаниям превысила все его иные интересы. Николу направили учиться в гимназию, а потом он сам захотел стать защитником Отечества и попытался поступить в Военную академию в Белграде. Но, как говорили тогда, «здоровья не хватило». Велимирович не упал духом и решил учиться в столичной семинарии. Здесь он заболел туберкулезом, но занятий не бросил.

После семинарии способный серб получил вспомоществование на дальнейшую учебу сперва в Бернском университете (Швейцария), а затем и в Оксфорде (Великобритания).

Вернувшись из-за границы сам стал преподавать в Белградской семинарии, занимаясь богословской и научной работой. Никола Велимирович дал обет, что в случае выздоровления примет монашеский постриг, чтобы лучше послужить Сербской Православной Церкви. Так и произошло. И в 1910 году для совершенствования в церковных науках иеромонаха Николая направили в Санкт-Петербургскую духовную академию. Россию и ее святыни он полюбил всем сердцем.

В Первую мировую войну (1914–1918) отец Николай (Велимирович) фактически исполнял обязанности военного священника. На Сербию наседали мощные враги, и он не мог остаться в стороне. Батюшка исповедовал, причащал и отпевал православных воинов. И тогда раскрылся в полную силу его дар наставника и проповедника. Как знать, не в годы ли этой войны он сформулировал важную мысль, записанную позже:

«Бог не смотрит на то, кем человек работает в мире сем, что у него есть, как он одет, накормлен, образован, уважают ли его люди, − Бог смотрит на сердце человека. Другими словами: Бог смотрит не на внешнее состояние и положение человека, но на его внутреннее развитие, возрастание и обогащение духом и истиной».

В 1919–1920 годах святитель недолго управлял Жичской епархией. В 1924 году Николая (Велимировича) возводят на епископскую кафедру в Охриде, а в 1934 году он вновь назначается епископом Жичским. Архипастырский долг святитель исполнял с честью, не только окормляя паству, но и защищая Православие в Сербии от потуг Ватикана при поддержке светских властей подчинить его римскому папе.

Грянула Вторая мировая война. Гитлеровская Германия оккупировала Сербию (в составе Югославии). Епископ Николай был сочтен нацистами ненадежным и подвергся аресту и последовательным заключениям в сербских монастырях, из которых ему выезд однозначно запрещался. В сентябре 1944 года епископа Николая (Велимировича) и патриарха Сербского Гавриила (Дожича) немцы вывезли из страны и заключили в концлагерь Дахау.

Освобождение пришло 8 мая 1945 года. Однако на Родину святитель больше не вернулся из-за негативного отношения к нему новой прокоммунистической власти.

Но вдали от Сербии епископ Николай продолжал любить свой народ. Его духовные сочинения доходили до сербов. А любовь и память о нем никуда не делись.

В Англии и США святитель близко сошелся с представителями Русского Православия. А уход ко Господу 18 марта 1956 года владыки Николая (Велимировича) произошел в русском монастыре в штате Пенсильвания.

Труды епископа Николая высоко ценил святитель Иоанн(Максимович), архиепископ Западно-американский и Сан-Францисский, Шанхайский. Он прямо утверждал, что считает сербского подвижника «великим святителем, Златоустом наших дней и вселенским учителем Православия».

Богослов и гуманизм

Господь связывает людей в мире по Своей воле. В этом невольно убеждаешься, читая житие преподобного Иустина (Поповича), который был в семинарии учеником святителя Николая Сербского, одним из первых признал его святым, и закончил земной путь в монастыре Челие.

Благое Попович появился на свет в 1894 году. В роду его насчитывалось семь поколений священнослужителей. С детства он отличался набожностью и особым почтением к церковным книгам. В семинарии святого Саввы педагоги подметили серьезную увлеченность молодого человека богословием и житиями святых. По окончании семинарского курса он ушел на фронт Первой мировой войны санитаром. И все ужасы всемирной бойни увидел воочию в период отступления сербской армии в Черногорию и Албанию.

В ночь с 31 декабря 1915 года на 1 января 1916 года он принял монашеский постриг с именем Иустин в честь апологета, отца Церкви мученика Иустина Философа. И вскорости его направили в Петроградскую духовную академию для обучения богословским дисциплинам. Но в России он пробыл около шести месяцев и переехал учиться в британский Оксфорд, видимо, в предчувствии надвигающейся революции. В Оксфорде Иустин (Попович) написал диссертацию «Философия и религия Ф. М. Достоевского». Однако защитить ее ему не дали, так как несговорчивый православный монах отказался внести изменения и убрать параграфы с одобрением критики Достоевским гуманизма, протестантизма и католицизма.

Стоит отметить, что влияние русского писателя на философские штудии Иустина было огромным.

Богослов признавал Пасху Христову осью мировой истории, а гуманизм – отступлением от самого человека как «образа и подобия Божия».

Иустин (Попович) писал: «Гуманизм только расцарапал кожу человеческого существа, и из каждой поры заревело по чудовищу. Все вулканические жерла дышат, хрипя и тряся землю. Возле них обитают футуристы, декаденты, анархисты, нигилисты, сатанисты и жадно пишут, по складам слагая летопись апокалиптической эпохи человека. И не стыдятся никаких гадостей, ибо символ апокалиптической эпохи – обнажение всех гадостей, всех мерзостей, всех ужасов. Право на эту смелость дает им их отец – гуманизм, так как они суть порождения его. И не желая того, гуманизм устроил страшную выставку человека, вынеся напоказ все человеческое. Никогда не видел свет выставки страшнее этой. Человек ужаснулся, ибо человек – это нечто, чего нужно больше всего бояться. Вы не верите? Распечатайте глубочайшие тайники его существа и услышите, как оттуда воют апокалиптические чудовища».

Негативно святой Иустин всю жизнь относился и к революции, и к атеизму. За что и был подвергнут репрессиям режимом Иосипа Броз Тито. Его изгнали из числа преподавателей университета. И с 1948 года до своей праведной кончины в 1979 году преподобный Иустин (Попович) проживал в монастыре Челие, находясь практически под арестом.

Святой же еще счел и благом примененные к нему ограничения, он работал над трудами по догматике и церковной истории, постоянно молился, держал строгий пост и совершал богослужения.

И так он победил безбожную власть. Она канула в небытие, а творения преподобного Иустина (Поповича) читают во всем православном мире. И помнят его завет: «Любовь не имеет границ, не вопрошает, кто достоин, а кто нет, но любит всех и вся: любит друзей и врагов, любит грешников и преступников, но не любит их грехи и злые дела; она благословляет проклинающих ее, подобно тому, как солнце светит и злым, и добрым (Мф. 5:45–46). Эту богочеловеческую любовь необходимо взращивать в народе, ибо этой соборностью и вселенскостью христианская любовь отличается от всех других видов самозваной и условной любви: фарисейской, гуманистической, альтруистической, национальной, животной. Любовь Христова – это всегда совершенная любовь. Эта любовь достигается молитвой, ибо она – дар Христов. И православное сердце с восхищением молится: Господи Вселюбезный, дай мне любовь Твою ко всем и ко всякому».

 

Александр Гончаров

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 + = 15

АРХИВ ГАЗЕТЫ