Стихи к Крещению Господню

 

 

 

 

Вода, ты помнишь, как когда-то…

Как бисер, капельки росы
В речной поток упали с ивы,
Непринужденно и красиво…
Текут мгновения, часы,
Недели, месяцы и годы…
Текут под синим небом воды.
В бурунах кружат хороводы,
Достичь спешат морской свободы
Простые капельки росы,
Попасть в чарующий прибой
И в бездну кануть без возврата…
Вода, ты помнишь, как когда-то
Дух Божий реял над тобой?
Была свидетельницей ты,
Как силой Творческого Слова
Из хаотичной темноты
Ваялся лик Вселенной новой.
Незамутненна и чиста,
Сияла ты в эдемских реках,
Смеясь, лобзала человека
В чело, в ланиты и уста.
И из его печальных глаз
Слезой впервые пролилась,
Когда изгнанником из рая
Он в землю скорби шел, рыдая.
И сок запретного плода
Горел в гортани жгучим ядом.
Жена брела понуро рядом…
Текла вода, текла вода…
Но благодатные потоки
Слез покаянных и святых
Увы, Адамовы потомки
Отерли скоро с лиц своих.
Больших не ведая скорбей
И жизнью долгой наслаждаясь,
И в Боге сильно не нуждаясь,
Впал в исступленье род людей.
Тогда с рыдающих небес,
Чтоб смыть смердящие грехи их,
Творцу покорная стихия
На землю ринулась. Исчез
Могучий лес и гор вершины.
Все, поглощенные пучиной,
Исчезли. Виден только бег
Могучих волн. По ним лучиной
Скользил гоферовый ковчег.
Смывая мерзости растленья
И исполняя повеленье
Святого Божьего суда,
Как ты страшна была, вода!
Но так же ты была послушна,
Когда Творец смирил твой гнев.
Ты отступила, и на сушу
Вернула спасшиеся души.
Они же, Господа воспев,
Виденье странное узрели:
Там в небесах, средь облаков
Лучи немыслимых цветов
Переливались и горели.
И Божий глас раздался: Ной!
Ты видишь радугу завета.
Внемли глаголу – лик земной
Не скроет страшною волной
Отныне и в грядущих летах.
Вода струилась в берегах,
Века струились за веками
И высыхали на губах,
И растворялись в облаках,
И улетали с облаками.
Вода! Средь тленной суеты
Творцу была послушна ты.
Ты приняла волнами Нила
В корзине спящее дитя.
И как играючи, шутя
Войска Египта потопила.
Из камня твердого текла,
Кита с Ионою влекла.
Пророчью жажду утоляя,
Пророчью жертву опаляя,
Бедой и радостью была
И все ждала, ждала, ждала…
Когда ж уже слабела вера –
Времен исполнилася мера,
И на священный Иордан
Пришел Пророк, дитя пустыни,
Уча глаголами простыми,
В верблюжьих ризах Иоанн.
Услышав зов, ища спасенья,
Стекался страждущий народ
На покаянное крещенье,
Ступая в токи светлых вод
В великом множестве. И вот
Слуга пророческого дара
В среде народа увидал
Того, кого он тоже ждал.
И огласилась Вифавара
Словами радости в тот миг.
Вода, ты тоже помнишь их:
Израиль, виждь, се Агнец Божий,
Лишь Он подъять грех мира сможет.
Какой же трепет охватил
Тебя в тот миг, столь долгожданный!
Как отражалась в Иордане
Сень голубиных светлых крыл!
Ты приняла в свои объятья
Того, Кто прежде был незрим.
Того, Кто плоти восприятьем
Был силен с мира снять проклятье,
Благословеньем став твоим.
Но слишком скоро час настал.
Ты содрогнулась каплей каждой,
Когда с Голгофского Креста
Его засохшие уста
Произносили слово: Жажду!
Земля в рыданиях тряслась,
И Солнце спряталось, стыдясь
Безумства тех, которых грело.
Когда ж с Креста снимали Тело
И в Гроб несли, скажи, тогда
Что вспоминала ты, вода?
Быть может, брачное веселье,
Когда Он, внидя в бедный дом,
Тебя соделал там вином,
И удивлялись все потом:
Мол, сберегли вино доселе!
Иль помнишь, ветер раздразнил
Тебя вблизи Тивериады.
Ты билась с ветром что есть сил,
Ревя неистово с досады.
Но вдоль невидимой тропы
Его пречистые стопы
Меж волн уверенно ступали.
Их волны только лишь ласкали.
А ныне Гроб. Во Гробе Он.
А здесь лишь скорбь, и плач, и стон.
Но разве есть на свете сила,
Любовь могущая убить?
Христа желая проглотить,
Смерть угль горящий проглотила.
И в кораблях своих вода
Подъемлет вестников спасенья.
В иные страны, города
Идут под парусом суда,
И сам Христос, поправший тленье,
Им путеводная звезда.

Р.S. Ничто в природе никогда
Не исчезает без следа:
Закон мы этот помним свято.
Где ж ныне плещется вода,
Что руки вымыла Пилату?

Богоявление

Ломая пленку ледяную,
Подобно листику слюды,
Как во Вселенную иную
Крест входит в темный мир воды.
Он, тьму стихии озаряя,
Мерцая отблеском свечей,
Ее освятит, растворяя
В воде свет святочных ночей.
И обжигающие перлы
С кропила сыплются в народ.
И ночи жаждущее жерло
Благоговейно влагу пьет.
И на ресницах тихо стынет,
Алмазной россыпью горя,
Богоявленская святыня,
Бесценным даром января.
Водою тронутый откиснет
Налипший к сердцу серый быт.
С полуистертых граней жизни
Налет обыденности смыт.
От сна очнувшиеся лица
Охватит ужас, что сейчас
Идея может обнажиться,
Творцом заложенная в нас…
Восторг недолог. Очень скоро
Вернется жизнь в свой ритм простой.
Но бытия иного споры
Не истребятся суетой.
И позже, вспомнив те мгновенья,
Звон тропаря средь тишины,
Я окунусь в Богоявленье
Моей полунощной страны.

Протоиерей Сергий Шуров, настоятель Свято-Никольского храма (Старый Оскол, ул. Соковая)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

37 + = 44