Старый Оскол и Петровский флот

01_dlkyuf8724yukewrВ Старом Осколе существует легенда о том, что, выбирая место для строительства флота, Петр I рассматривал и Старый Оскол, для чего приезжал сюда. Дело в том, что в XVII веке самая большая река района Оскол была судоходна. Она берет начало в Курской области и впадает в Северский Донец, являющийся притоком Дона. Плоскодонные суда, как указывают документы, перевозили большую часть припасов и леса при строительстве южных городов-крепостей. Но для больших кораблей река оказалась мелковата, и Петр выбрал Воронеж.
Это, к сожалению, не более чем легенда, потому что документальных свидетельств тому пока не найдено.

Изучив доступную нам литературу, мы все же пришли к выводу, что наш край имеет непосредственное отношение и к Азовским походам, и к строительству флота в Воронеже, и что, хоть проездом, Петр I здесь бывал.
В 1694-95 гг. Петр начал подготовку к походу на Азов, захваченный турками и запиравший России выход в Черное море. Краевед Анатолий Павлович Никулов, написавший на основе архивных документов фундаментальный труд «Старый Оскол (Историческое исследование Оскольского края)» пишет: «Летом 1695 г. старооскольские служилые люди под командованием Б. Шереметева (с 1692 года Шереметев был в должности Белгородского воеводы) участвовали в боевых действиях в низовье Дона и испытали горечь неудачного первого похода под Азов. Возвращающаяся из-под Азова армия Петра I 1-го ноября 1695 года подошла к Валуйкам. Петр не покидал войск в период тяжелого перехода по степи, когда погибло много воинов, а по прибытии к Валуйкам покинул армию и уехал в Москву. Мы предполагаем, что в это время он заезжал в Старый Оскол».
«Выполняя подводную повинность, в ноябре 1695 г. старооскольцы для перевоза войск из Валуек поставили 1702 подводы из 2374. В частности, через оскольскую землю служилые люди перевезли знаменитый Первый солдатский полк Франца Яковлевича Лефорта, Преображенский, Семеновский и основной состав других полков», – пишет краевед Рем Иванович Мелентьев.
А.П. Никулов делает свои выводы на примере известного историкам движения к Москве одного из любимцев Петра – генерала Гордона. Гордон «отправился из Валуек по пути Петра… держась реки Оскол – на Новый Оскол, Старый Оскол, Ливны, …потом в Тулу, куда прибыл 13 ноября», видимо, для встречи с Петром. Петр всегда останавливался в Туле, чтобы поработать на ее военных заводах.
Читаем «Дневник» Гордона: «6 (ноября). Выступил рано – около 20 или 25 верст, трижды пересекал р. Оскол по вновь построенным мостам, прибыл в Старый Оскол – около 15 верст. Сей город весьма приятно расположен на холме или склоне оного; отстоит от Нового Оскола на 60 верст, а от Ливен на 120. Будучи приглашен, я отобедал здесь с губернатором и, взяв свежих лошадей, сделал еще 10 верст и ночевал при добром запасе сена, леса и воды».
Нам известно о высылке на строительство флота солдат и «всех детей боярских» Белгородского полка. Белгородский полк как военно-административная единица, объединяющая несколько уездов, был сформирован еще в ходе строительства Белгородской черты. Он не был отдельным воинским формированием, а составлялся из служилых людей южных военных форпостов и ряда городов центрального района России, в том числе и Старого Оскола.
Практически все служилое население Староосколья участвовало в этом грандиозном деле. «С января 1696 г. на подводах с плотничьими, кузнечными инструментами и съестными припасами, взяв с собой согласно Указа 10 гривенок пеньки и по два дуба, 1225 старооскольцев стали прибывать в Воронеж».
Р. И. Мелентьев, говоря о пребывании Петра I в нашем городе, ссылается на исследование дореволюционного историка Н.А. Полевого: «В 1703 году в Старом Осколе был проездом Петр Великий. Узнав, что в нашем крае возделывают коноплю для пеньки и ткут отменный холст из оного материала, царь решил, что Старый Оскол то место, где можно вить канаты и шить паруса для кораблей. Так появилось село Каплино. Полагаю, что название произошло от слова конопля. Петром Великим в Приосколье был послан сметливый шкипер Федосеев собирать пеньку, наладить канатное дело, да заготавливать лук, чеснок, солонину. В его честь и было названо село Федосеевка».
«Выписка из книги о струговом деле стольника Селиверста Огибалова, 1695 года – декабря 27 1696 г.» содержит запись о присылке «из Старого Оскола – 169 дубов» и 110 пудов конопли для канатов. Со временем канатное дело обрело широкий масштаб, как пишет Р. Мелентьев, и стало основным экспортным промыслом района. Наша пенька высоко ценилась за границей и использовалась главным образом для корабельной оснастки.
Поначалу Петр I решил строить флот силами «кумпанств» – так назывались в петровское время компании, в которые по его указу должны были объединиться все землевладельцы, имевшие 100 и более дворов, для строительства кораблей. Компанией купцов нашего города был построен корабль «Михаил Архангел», который перевозил грузы, и, говорят, позже даже выходил в Средиземное море. В слободе Пушкарской при Петре работал литейный двор, где отливали корабельные пушки и сплавляли их по реке в Воронеж, для чего были построены две деревянные пристани на Гусевке и на Гумнах.
Можно сказать, что абсолютное большинство жителей нашего края участвовало в деле строительства флота. Это и поставка материалов, так называемая подводная повинность, и заготовка леса и пеньки, работы по очищению и углублению рек, на строительстве судов, загрузке и сопровождению судов в качестве кормщиков, гребцов и т.д. В документах о «струговом деле» Старый Оскол упоминается довольно часто среди других городов Белгородского разряда. В Воронежский полк Ромодановского, например, ежемесячно для стругового дела направлялось 409 оскольчан.
«Справка о строении стругов» прямо говорит, что «для их В.Г. (Великого Государя – при. ред.) службы в плавной ход на Дон Белгородского полку в городах деланы струги и лодки и струговые припасы и плоты городовой службы посадскими людьми…. Всего 27860 человек». Из Старого Оскола отправлено 1240 человек для работ, а для службы в городе оставлено 20 человек «для караулов и посылок по росписи». Из «Справки» видно, что по крайней мере часть старооскольцев присланы для работ в Доброе. «Работные люди были в Добром у стругового дела и пришли на Воронеж и с Воронежа посланы на низ на стругах в кормщиках и гребцах».
Среди бежавших из «всех городов 1878-ти человек» – старооскольцев 169. Бежали «от струговыя поделки и от смоляного варенья и с уголья, и идучи от Добраго к Воронежу, оставя струги, и с Воронежа у отдачи стругов». «По многим посылкам к струговому делу в Доброе не высланы»: «из Старого Оскола – 746 человек» из 1229 неявившихся из других городов Белгородского разряда.
Легко понять этих «нетчиков» из простых крестьян, вырванных из привычной жизни и брошенных в грязь и холод для «стругового дела», получающих «жалованья кормовых денег по 2 деньги на день человеку».
Перечитав «Историю Петра Великого» дореволюционного историка Н.А. Полевого, мы обнаружили документальное доказательство того, что Петр действительно был в Старом Осколе, но в 1709 году. Перед Полтавской битвой, когда наступила весенняя распутица, оставив армию на Б. Шереметева и А. Меншикова, царь отправился в Воронеж к своему любимому детищу – флоту.
«Несмотря на болезнь, …Царь не мог и подумать об отдыхе. Время перехода от зимы к лету решился он употребить на поездку в Воронеж, где готовился у него сильный флот. Царь хотел сам вывезти его в море, предположив совершить подвиг смелый: если Султан не прекратит требований и не подтвердит мира, отправить флот свой в Черное море, разбить турецкий флот, состоявший всего из 27 кораблей, и идти к Царьграду, угрожая столице Султана. Препоручив войско свое Шереметеву и Меншикову и снабдив их подробными наставлениями, Царь выехал из Сум Февраля 3-го, посетил Меншикова в Ахтырке, пробыл у него четыре дня и через Белгород, Корочу и Старый Оскол приехал в Воронеж 13-го Февраля, продолжая путь в санях и в телеге, по причине наступивших оттепелей».
Здесь он был истинно счастлив, и так писал Меншикову: «Слава Богу, здесь нашел я все хорошо. …Нельзя не порадоваться, что там, где за десять лет была пустыня, ныне устроились город и порт».
Как будто в мирное время, спокойно занимался он делами, спустил на воду несколько кораблей, а «по вскрытии рек» оправился в Азов.
Царь сам вывел флот в море, и султан, услышав о флоте русском, явившемся в Черном море, «подтвердил мир с Россиею и строго запретил вооружаться и начинать войну Крымскому Хану». Так сказались усилия по созданию флота на нашей внешней политике.
Считается, что после знаменитой Полтавской баталии в поместье у графа Бориса Шереметева в Борисовке Белгородской губернии целый месяц гостил император Петр I, который собственноручно поставил крест на Монастырской горе. Там был заложен и уже через три года начал действовать Богородице-Тихвинский женский монастырь. В нем и сейчас находится список чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. И в самом Белгороде император оставил по себе добрую память. Еще едучи на Полтавскую битву, направляясь в ставку, размещенную в Харькове, он пожертвовал 100 рублей на Успенско-Николаевскую церковь.
К сожалению, ни в библиотеках нашего города, ни в интернете нам не удалось найти труды В.П. Загоровского, профессора ВГУ, занимавшегося историей строительства флота в Воронеже. Учащиеся старооскольской Православной гимназии были бы очень благодарны, если бы люди, интересующиеся историей родного края, могли нам помочь в этом.

Павел Пивень,
учащийся 11 класса Православной гимназии
(руководитель А.И. Зубова)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

24 + = 27