Старческое имечко

На пасеке. Художник А. В. Маковский, 1916 год

– Скажи, брат Геронтий, откуда у тебя такое странное имя? Что оно означает? Мне кажется, что у всех монахов имена какие-то странные: Мануил, Герман, Онисифор, Феогност, Серапион…

Мы сидели в саду у брата Геронтия и, как всегда, после непродолжительных работ мирно общались за чашкой чая.

– Так часто бывает, мой друг, что монахи не сами выбирают себе имя. Впрочем, как и новорожденные. Зачастую свое новое имя монах узнает только во время пострига. Хотя вот был случай один интересный в нашем монастыре. После пострига говорит мне настоятель:

«Я назвал тебя в честь Геронтия Киево-Печерского – жаль, в его честь редко называют монашествующих». А ровно через год постригали еще двоих послушников и одного из них настоятель также назвал Геронтием. И произнес ему те же самые слова, что и мне. Так и жили мы – Геронтий старший и Геронтий младший. Правда, младший по постригу был старше по годам – лет эдак на двадцать.

– Шутник ваш настоятель, честное слово.

– Шутник или нет, а все бывает промыслительно во время пострига, друг мой. Ведь и имя подбирается новому монаху тщательно, и сам постриг совершается в один из постов после долгих молитв.

– А что же означает твое имя, брат Геронтий?

– Ох ты ж и неуч. Все свои детективы только читаешь. Неужели про афонских подвижников не читал ничего?

– Ээээ… Что-то читал, кажется, – замялся я. Про Паисия Святогорца слышал что-то.

– Так-так, уже хорошо. Не безнадежен ты для вечной жизни. Может быть, вспомнишь, как обращались к нему духовные чада? Давай-давай, пошевели извилинами.

Я призадумался, но ничего в голову, как назло, не приходило.

– Голова ты садовая, дружище. «Геронта» – слышал такое слово? «Геронта» с греческого означает «старец».

– Так ты старец, брат Геронтий?!

– Что ты, что ты! – брат Геронтий замахал руками. – Имя такое дали мне. Какой с меня старец? Грешник я самый обыкновенный. А имя дали для того, чтоб я не расслаблялся, стремился к духовному совершенству всю свою монашескую жизнь.

– А кто же старцы тогда? Есть ли они сейчас? Поговаривают, будто б сейчас времена последние, да и старцев нет совсем.

– Давай-ка, мой друг, нальем с тобой еще по чашке чая. Вопрос твой требует основательного ответа. Да и печеньем угощайся – сам готовил, не какие-то финтифлюшки из магазина.

Угощенье действительно оказалось вкусным – у брата Геронтия был свой старинный рецепт приготовления печенья с хрустящим, застревающим между зубами маком. «Кажется, этот загадочный монах на все руки мастер: и садовничает, и печенье выпекает, и столярничает, и книги любит», – подумалось мне тогда.

– Если ты думаешь, что я все умею, – как будто отвечая на мои мысли, произнес брат Геронтий, – то ты ошибаешься. Но это сейчас не так важно. Вижу, понравилось тебе мое угощенье, а потому ешь и слушай, что я расскажу тебе о последних временах и старцах.

– О том, что мы живем в последние времена, писали многие святые отцы разных веков. Но нам никому не дано знать о последних временах ничего достоверного – Господь скрыл от нас эту тайну. Однако же Дух Святой всегда пребывает на нас и с нами – его дары сообщаются нам в святых таинствах. И если Святой Дух с нами, то и старчество живет в Церкви Христовой. Только мы по своей неграмотности перевираем это слово. Старец – это не знаменитый своими советами священник. Старец – это опытный в духовной жизни человек: священник, монах, мирянин. У старца может быть всего-то одно духовное чадо, за которого он всецело несет ответственность перед Богом. И, следовательно, старцем это лицо может быть лишь для своих духовных воспитанников, духовных чад, а никак не для всей страны. Наш народ, не понимая того, кто же есть старцы, мечется порой от одного к другому, ожидая каких-то пророчеств, предсказаний и разрешения проблем, забывая о самом простом: следовании Христову евангельскому учению и борьбе с грехом в своем сердце. Будто б перед людьми не духовный человек, призванный спасать человеческие души, а какая-то гадалка. Ну а предсказания старцев… И старцы могут ошибаться – в конце концов, они ведь тоже люди.

– Вразумил ты меня, брат Геронтий, вот так вразумил. Скажи мне еще, а как же наставления таких уважаемых отцов, как Иоанн Крестьянкин или Николай Гурьянов? Они ведь старцы?

– Конечно, старцы. Но только для своих духовных чад. Для нас же они – мудрые и опытные отцы. Каждое человеческое сердце – драгоценный клад в окованном ларце. И, чтоб достать этот клад, нужен ключик. А потому и у каждого человека, старающегося вести духовную жизнь, должен быть духовный наставник или, говоря по-иному, старец – тот, кто подберет нужный ключик, тот, кто доставит этот клад в Царство Христово.

Мы поговорили еще немного о старцах и рядовых монахах, вспомнили некоторые монастыри, в которых довелось побывать обоим.

– Что ж, побеседовали – пора и молиться, – произнес брат Геронтий и достал из кармана четки. – Приходи завтра снова. Я покажу тебе кое-что интересное.

Попрощавшись с братом Геронтием, я весь вечер думал над сказанным им о монахах и старцах. «Интересно, однако, что ж он завтра мне такого-эдакого покажет?» – с этой волнующей мыслью я засыпал в поздний час. С этой мысли началось мое следующее утро.

Монах Илия Каунников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 15 = 24

АРХИВ ГАЗЕТЫ