Служитель веры Христовой

2Белгородчина является родиной многих известных людей, оставивших глубокий след в истории России, как светской, так и духовной. На земле святого Белогорья совершили свой духовный подвиг святитель Иоасаф, епископ Белгородский, новомученики и исповедники Российские архиепископ Онуфрий (Гагалюк) и епископ Никодим (Кононов), архимандрит Серафим (Тяпочкин). По великому промыслу Божиему богата наша земля и скромными подвижниками Православия. Одним из них является игумен Питирим (Лукьянов), светлая благодатная память о пастырских и молитвенных трудах которого хранится в сердцах прихожан Казанского храма села Комаревцево уже не одно поколение.

Родина отца Питирима – село Комаревцево Долгополянской волости Старооскольского уезда. В конце XIX века село Комаревцево представляло собой поселение при реке Дубенка, в 20 верстах от Старого Оскола. В нем было 130 дворов и насчитывалось около 1000 жителей. Главной святыней села являлся Казанский храм, построенный в 1866 году и являющийся средоточием духовной жизни села.
Будущий игумен Питирим родился 12 июля 1878 года, в день памяти славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла, в крестьянской семье Павла Лукьянова. Родители были очень рады рождению сына-первенца. При крещении младенца нарекли Петром, и теперь раб Божий всегда находился под особым покровительством апостола Петра.
Домашняя жизнь в семье Лукьяновых шла по церковному уставу – строго соблюдались церковные праздники, посты, обычаи и обряды Православной Церкви. В доме всегда была атмосфера любви и мира. Маленький Петр учился у своих родителей прежде всего любви к Богу и к ближним. Именно родители оказали самое благотворное влияние на ребенка, с малых лет воспитывая благоговейное отношение к храму и прививая любовь к родной земле. Отец мечтал о том, что сын останется на отчей земле и станет продолжателем их рода.
Петр подрастал. Видя стремление сына к знаниям, отец отдал его в церковно-приходскую школу с.Комаревцево. Отрока отличали прилежание, трудолюбие и особая духовная твердость. Успешно окончив церковно-приходскую школу, Петр Лукьянов сообщил родителям о желании стать священником. Получив родительское благословение, он вместе со своим другом уезжает в Киев, где поступает в духовную семинарию. Находясь в семинарии, Петр принимает решение о принятии иночества.
Пройдя период послушания в Киево-Печерской Лавре, послушник Петр в начале XX века принял монашеский постриг с именем Питирим. По прошествии некоторого времени иеромонах Питирим был рукоположен в сан игумена и продолжал служение в Киево-Печерской лавре, вознося непрестанную молитву к Богу.
Судьба игумена Питирима схожа с судьбами многих других священнослужителей и монашествующих трагического ХХ века, который стал для нашей страны временем самых суровых испытаний и гонений, веком невероятного размаха зла и богоборчества.
После свершения Октябрьской революции официальной идеологией стал атеизм. В соответствии с этим представители духовенства рассматривались как «чуждый, враждебный Советской власти элемент», который нужно «нейтрализовать», то есть всячески урезонить в правах, не дать возможности проводить «антисоветскую пропаганду» и даже в случае необходимости физически уничтожить.
В отношении представителей духовенства уже в 20-е годы прошлого века проводилась политика тотального геноцида, церковное имущество подвергалось конфискации и уничтожению, храмы и монастыри закрывались, а их здания были преобразованы под склады, клубы, избы-читальни или разрушены.
25 января по старому стилю 1918 года был увезен и убит большевиками настоятель Киево-Печерской Лавры – митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). 29 сентября 1926 года ВУЦИК и Совет народных комиссаров УССР приняли постановление о «Признании бывшей Киево-Печерской Лавры историко-культурным государственным заповедником и о превращении ее во Всеукраинский музейный городок». Постепенное вытеснение монашеской общины новосозданным музеем завершилось к началу 1930 года полной ликвидацией монастыря. Часть монашеской братии была вывезена и расстреляна, остальные были заключены в тюрьмы или сосланы. Среди сосланных в лагеря был и отец Питирим, готовый пострадать за Христа.

Лагерное житие игумена Питирима

Так игумен Питирим оказался на Соловках – в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН). Соловецкий лагерь являлся одним из первых советских лагерей. СЛОН был основан весной 1923 года на территории, принадлежащей Соловецкому монастырю, который был ликвидирован в 1920 году. Термин «лагерь особого назначения» подразумевал, что Соловки предназначались не для людей, совершивших преступления. Соловецкие лагеря предопределялись в первую очередь для людей, представлявших потенциальную угрозу для советской власти самим фактом своего существования, носителей идеологии, чуждой большевикам, к которым относилось духовенство. В 1937 году СЛОН был преобразован в Соловецкую тюрьму особого назначения – СТОН. Большевики сделали все, чтобы превратить понятие «Соловки» в слово-пугало, в символ государственного беспредела. Десятки тысяч узников были расстреляны, другие заключенные сами покидали мир «от тяжелых условий жизни», от голода. Академик Александр Баев вспоминал, что Соловецкая тюрьма превосходила по своей жестокости все, что ему приходилось видеть за восемнадцать лет скитания по лагерям и тюрьмам.
Наверное, нет таких слов, чтобы описать трудности и испытания, которые пришлось пережить отцу Питириму, узнику Соловков. В этих тяжелых условиях он старался исполнять свой пастырский долг, оказывая прежде всего духовную помощь людям, находившимся рядом с ним, в невыносимых для жизни условиях.

Казанский храм села Комаревцево.
Казанский храм села Комаревцево.

После расформирования тюрьмы, согласно приказу Берии «О закрытии тюрьмы на острове Соловки», в 1939 году игумен Питирим вместе с другими узниками был этапирован в сибирские лагеря.
В годы Великой Отечественной войны государство несколько изменило свою политику по отношению к Русской Православной Церкви, так как осознавало ее великую духовно-нравственную миссию в деле борьбы с врагом. Были остановлены репрессии против духовенства. Но большинство священнослужителей оставались еще в лагерях. Лишь в 1947 году в возрасте 69 лет отец Питирим возвращается в свое родное село.
По воспоминаниям родственников, игумен Питирим перед возвращением домой посетил святые места Киево-Печерской Лавры. Из Киева на родину батюшка пришел пешком. К этому времени из родных в живых остались только младшая сестра Акулина Павловна (род. 10 июня 1880 г.) со своими дочерьми Марфой и Марией. В их доме он и поселился. Дом был совсем маленький. Отец Питирим жил в комнатке, в которой помещались только кровать да столик. В комнате было много икон, которые сберегли родные в богоборческие годы. Две иконы игумен Питирим принес из Киево-Печерской Лавры. Неугасимо горела лампада, и батюшка, находясь в комнате, все время проводил за чтением священных книг и в молитвах перед святыми образами.
Вернувшись на родину, отец Питирим увидел заброшенный храм, который еще в 30-е годы был превращен в склад, где хранили зерно. Уже не было величественной колокольни, ее разрушили. Игумену Питириму представители власти разрешили служить в храме. С Божией помощью батюшка с прихожанами начал восстанавливать храм, возрождать благолепие святыни. В этот период Казанский храм остался единственным действующим храмом на территории современного Орликовского поселения.
Старожилы с. Комаревцево, с. Орлик и других сел прихода с особой теплотой вспоминают о церковных службах того времени, совершавшихся ежедневно утром и вечером, о проповедях и наставлениях игумена, которые глубоко западали в душу. И действительно, не было дня, чтобы отец Питирим не служил в храме, даже если в церкви не было никого из прихожан.
Несмотря на все тяготы, гонения, унижения и страдания, которые пришлось пережить отцу Питириму, он не утратил жертвенной любви ко всем людям. И эта любовь и сила духа влекли к нему многих людей. Со всех ближайших сел, из Старого Оскола люди шли к отцу Питириму за наставлением и советом, благословением и духовной поддержкой, получали утешение и умиротворение в своей душе. Не было никого, кого бы он отвергнул.
Игумен являл собою пример величайшего смирения и милосердия. В любую погоду, зимой или летом, в метель или жару, в весеннюю распутицу шел он к своим духовным чадам, несмотря на расстояние.
На протяжении всей своей жизни батюшка никогда не роптал на беды и лишения, которые ему пришлось пережить. Он редко рассказывал родным о тех страшных лагерных годах, когда ему приходилось порой жить в пещере, питаясь одними корнями растений. Игумен Питирим готов был вновь принять страдания во имя Христа, отдать жизнь за веру.

«Свобода совести»

В период 50-х – 80-х годов представители духовенства находились под жестким контролем со стороны властных структур, хотя репрессии 20-х –30-х годов постепенно уходили в прошлое. В стране была организована система уполномоченных по делам религии, которые осуществляли строгий надзор за деятельностью Русской Православной Церкви на подведомственной им территории. Людей не покидал страх открыто исповедовать свою веру, они боялись ходить в храм, помогать священнику во время службы, петь на клиросе, потому что «церковников» подвергали притеснениям на работе, а порой даже увольняли из колхоза. Игумену Питириму приходилось тайно причащать, исповедовать, крестить, венчать и исполнять другие требы.
7 мая 1958 года умерла Акулина Павловна, сестра отца Питирима. Батюшка по-прежнему жил у своих родных. Жили бедно, но всегда проявляли заботу друг о друге. Мария Николаевна, младшая дочь Акулины Павловны, работала учителем в Орликовской школе. За родство с отцом Питиримом ее постоянно притесняли на работе, не давали полной учебной нагрузки, зная, что у Марии Николаевны трудное материальное положение, в семье шестеро детей. Но обиды она ни на кого не держала, полагаясь во всем на волю и милосердие Божие. Всех ее детей отец Питирим крестил, порой даже втайне от мужа Николая Демьяновича Белкина. Муж Марии Николаевны был коммунист (родом из Гусек-Погореловки Прохоровского района), но он никогда не притеснял отца Питирима, только просил в период усилившихся гонений, чтобы люди не знали, что он скрывается в их семье. Действительно, в конце 50-х годов отцу Питириму приходилось скрываться, чтобы не навлечь беду на своих близких, в семье которых были дети мал мала меньше.
Представителей власти раздражало, что люди тянутся к батюшке, чтобы услышать Слово Божие, получить исцеление телесное и прежде всего духовное по его молитвам к Богу. Богоборцы запретили игумену Питириму проповедовать истину Христову и требовали отречения от веры. Сколько раз ему приходилось ночевать в курятнике, где с одной стороны стояла кровать, а с другой – насест для кур… Рядом с кроватью лежал маленький коврик, и отец Питирим, стоя на коленях с четками в руках, обращался к Богу с молитвой о спасении душ человеческих, в том числе и тех работников сельского совета, которые среди ночи подъезжали к дому Белкиных, устраивая «проверки». Часто приходилось ему скрываться и у своих соседей – в семье Ивана Семеновича Логачева. Взяв с собой священные книги, игумен поспешал огородами в соседский дом, чтобы оградить родных от неприятностей.
Однажды среди зимы за батюшкой приехали ночью, забрали и привезли в Орликовский сельский совет. Зная, что отец Питирим вел строгую подвижническую жизнь, его начали «окуривать» дымом сигарет, заставляя отречься от Христа, так, что отец Питирим терял сознание. Но он не отступился от спасительной православной веры и остался верным Христу.
Чтобы оградить семью Белкиных от бед и притеснений, в начале 60-х годов отец Питирим уезжает в с. Щеголек Беловского района Курской области. В Михайло-Архангельском храме этого села батюшка Питирим и начал служить. Именно сюда, в село Щеголек в 1964 году приезжала Мария Николаевна, чтобы тайно крестить свою младшую дочь Валентину.
Отец Питирим снискал горячую любовь и почитание у прихожан Архангельского храма. Его все очень уважали за бескорыстие и милосердие, за любовь к ближним, которую он черпал из православной веры. Мудрыми наставлениями отец Питирим многие души спасал от отчаяния и своим примером возгревал веру в сердцах людей, помогал найти дорогу к Богу.
Шли годы. Здоровье, подорванное ссылками и лагерями, все более ухудшалось. Отец Питирим уже не мог не только ходить, но и стоять. В 1972 году старушка из села Щеголек, в доме которой батюшка жил, прислала Марии Николаевне письмо, в котором сообщила о тяжелой болезни отца Питирима. Мария Николаевна вместе с сыном Олегом сразу же поехала в Курскую область. Они привезли батюшку Питирима домой. К этому времени, похоронив в 1968 году мужа, Мария Николаевна жила со своей старшей сестрой Марфой и младшими детьми. Последние дни своей земной жизни отец Питирим провел в родном селе Комаревцево, окруженный заботой и вниманием близких.
Умер игумен Питирим 25 августа 1973 года в возрасте 95 лет и похоронен на сельском кладбище села Комаревцево. Светлый образ отца Питирима сохранился в сердцах родных и односельчан.
Избрав иноческий путь, игумен Питирим никогда не свернул с него. Вся жизнь игумена Питирима – это самоотверженное служение Богу и ближним.

Валентина Ворушилова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 4