Щит Божией Матери

Памятная ротонда. Изображение с сайта infoglaz.ru

Любили на Руси праздник в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Он пришел из православной Византийской империи и утвердился на нашей земле примерно в середине XII столетия попечением и стараниями святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского, чтившего своего небесного покровителя блаженного Андрея Константинопольского. У нас издревле отлично распознали духовное наполнение торжества и передавали его из века в век.

Святитель Димитрий Ростовский писал: «Стрелы летят на нас со всех сторон: одни от оружия врагов видимых, поспешно напрягающих лук свой и похваляющихся пред нами в своей гордости; другие из лука врагов невидимых, чтобы мы со скорбию сознались, что не можем выносить бесовских стрел; иные от нашей плоти, противоборствующей духу; иные от лука праведного гнева Божия и грозы наказания. Дабы мы не были смертельно уязвлены всеми этими стрелами и могли избежать опасности, дано нам знамение, покров Пречистой и Преблагословенной Девы. Покрываемые, как щитом, Ее покровом, мы остаемся невредимыми от стрел. Ибо наша Защитница имеет тысячу щитов для нашей охраны, как о сем говорит ей Дух Святой: “Яко столп Давидов выя твоя… тысяща щитов висит на нем, вся стрелы сильных” (Песн. 4:4)».

А святитель Феофан Затворник утверждал: «Сей покров уже простерт над нами. Не отклоним его, и он пребудет на нас. Нежная мать бережно опрятывает дитя свое, и ему тепло и покойно, пока не разбросает оно покровов своих. Так и с нами. Бережно хранит нас Заступница наша. Не будем сами порываться из-под покровов Ее нашею небрежностию и своенравием, – и навсегда пребудут на нас Ее заступление и милость».

Покровскими храмами украшена вся Россия. Самым известным из них, конечно, является собор Покрова на Рву, находящийся в Москве, построенный в XVI веке по приказу царя Иоанна IV Грозного в ознаменование взятия Казани (1552), а в народе чаще именуемый храмом Василия Блаженного.

И если мы будем отталкиваться от слов святых и русской истории, то поймем, что в Старом Осколе, городе, выросшем из крепости в поясе русского фронтира, обязательно и должен был появиться храм в честь Покрова Пречистой Божией Матери. Сама традиция требовала этого…

В 1929 году из Москвы в Старый Оскол поездом ехал первый Старооскольский епископ Онуфрий (Гагалюк), вернувшийся из ссылки. На станции Горшечное архипастыря ссадила милиция, а так как оборудованных мест заключения не было, то его закрыли в подвале пристанционного дома. Никаких обвинений епископу не предъявили и выпустили. Но в Старый Оскол святитель добрался позже, чем намеревался.

От городской железнодорожной станции владыка Онуфрий пешком дошел до Покровского храма, здесь и произошла первая встреча и совместная молитва будущего святого со своей старооскольской паствой.

Вероятно, что владыке кто-то сведущий из прихода и рассказал историю Покровской церкви…

Покровский храм. Дореволюционная открытка. Изображение с сайта bel.cultreg.ru

Известно из документов, что в 1615 году на земле беломестных казаков (приблизительно на месте пересечения современных улиц Октябрьской и Комсомольской) воздвигли церковь во имя святых Космы и Дамиана с приделом в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Храм был деревянным.

В 1781-1783 годах поближе к реке (сейчас – у перекрестка улиц Комсомольской и Коммунистической), построили каменный храм с тремя престолами. Главный престол посвятили Покрову Пресвятой Богородицы, правый придел освятили во имя бессребреников Космы и Дамиана, а левый – в честь великих святых Киево-Печерской лавры Антония и Феодосия.

Прихожане храма особым богатством не обладали, потому и церковь украшали в меру своих сил.

Изменения в лучшую сторону произошли в XIX веке, когда купцы Старого Оскола получили новые возможности из-за роста торговли зерном.

К 1873 году внутренние стены храма отделали под мрамор, как пишет краевед А. П. Сиднеев. При церковном старосте купце Сергее Яковлевиче Мешкове в 1888 году в храме соорудили иконостас из итальянского мрамора, мраморный жертвенник и царские врата «желтой меди».

К концу XIX века количество прихожан составило 1640 человек, причем в их числе находились и купцы, и чиновники, и мещане, и военные, и крестьяне. Пожертвования на храм значительно возросли.

Надо отметить, что недалеко от храма располагалась и земская больница. Люди, приходившие и приезжавшие за физическим исцелением, стремились получить и духовное утешение в церкви.

Приход Покровского храма имел и свою церковно-приходскую школу в Ламской слободе, которую разместил в своем доме и содержал крестьянин Божинов.

В годы советской власти церковно-приходскую школу отобрали у Покровского храма и водворили в ее помещение светскую. Из воспоминаний бывшей ученицы уже этого учебного заведения Людмилы Куценко мы знаем, что «дом было большой, двухэтажный. В нем размещалось три кабинета и учительская. Находилось здание в районе старой мебельной фабрики. Чтобы попасть в школу, нужно было пройти внутрь двора. Здесь обучались дети только начальной школы».

Надо отметить, что гордостью Покровского храма являлась его колокольня, где «самый большой колокол весил 50 пудов (819 кг)», и великолепные звонари.

Покровский храм. Художник Рената Филимонова

Староосколец Александр Агеев в 1994 году поделился тем настроением, что сохранилось в его памяти на долгие годы: «Стою я на мосту возле старой мельницы со своим дядей-художником на Покров день, любуюсь на купола Покровской церкви. Малиновый звон льется. Ох, хорош был звонарь. Мастер. Кругом полно нарядных людей. Женщины в разноцветных шалях, даже выходное пальто надели, чтобы богатые меха показать. Все в этот день барынями стали. Так вокруг все спокойно, сердце бьется в упоенной радости. А со мною что-то необыкновенное творится. Весь какой-то легкий. С этого дня в Старом Осколе начинались Покровские ярмарки».

Старооскольские храмы, как и другие церкви России, были щитами душ и умов православных христиан и защищали их от напора безжалостного атеистического XX века. Но советской власти церкви казались вредными пережитками и останками прошлого. А потому их и стали закрывать и сносить под любыми предлогами. Чтобы духовенство и общины не сопротивлялись этому, обложили непосильными налогами и мешали ремонту храмов. Здания отбирали и под складские надобности. Богослужения воспрещались.

По свидетельствам очевидцев, несмотря на всё, службы, пусть и с перерывами, в Покровском храме совершались еще в 1934-1935 годах. И делать это приходилось с огромными усилиями.

Не стоит забывать, что епископа Онуфрия (Гагалюка), ревностного защитника православия на нашей земле, в 1933 году арестовали, перевели в воронежскую тюрьму из Старого Оскола, дабы избежать волнений среди верующих. Больше владыка в наш город не вернулся.

Храм все-таки закрыли. Община, впрочем, боролась за его возвращение и в страшном 1937 году. Но ходатайство за подписью ее представителя Т. М. Приходько отклонили с мотивировкой, что здание «…занято в настоящее время под государственные нужды».

Покровский храм полностью разрушили только после Великой Отечественной войны.

Однако он по Промыслу Творца не был забыт. В 2003 году при строительных работах нашли фрагменты церковных мраморных плит. А в 2005-м на месте, где стоял дом Божий, поставили памятную ротонду.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 3 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ