С чего начинается Родина…

Автор: Галина Москалева. 

Фото Вадима Москалева, Павла Асадчих.

Три ратные поля России – Куликовское, Бородинское, Прохоровское… Ни одно из них не стало по-настоящему победным. После Куликова еще сто лет продолжалось иго, после Бородинского была захвачена и сожжена Москва, после Прохоровского три недели шли бои на Курской дуге и два года война. Так почему же эти ратные поля почитаются русскими людьми святыми? На них была одержана главная победа – духовная. Русские люди в этих битвах утверждались в своем моральном превосходстве над врагом, видели отблеск грядущей окончательной победы над иноземными захватчиками. Неслучайно на каждом из ратных полей установлены величественные памятники, напоминающие главы церквей, как, впрочем, и сами православные храмы, в которых идет поминовение героев России, неустанная молитва о ее благе и процветании… Без этих трех полей нам трудно представить и саму Россию, и наше отношение к ней.Десятиклассники старооскольской школы N 20 совершили свой подвиг. Они, преодолев себя, оторвались от всех благ цивилизации, от телевизоров и компьютеров, от опеки родителей и учителей и отправились в трудное, но увлекательное и, самое главное, реальное, а не виртуальное путешествие по ратным полям России. Их победа тоже не была окончательной, не все трудности они преодолели. Но, как и их славные предки, ребята поверили в свои силы, обогатили себя ярким, ни с чем не сравнимым чувством любви к Отчизне.

Вполне возможно, что эта поездка не состоялась бы вообще, ведь она требовала больших затрат. Но мы решили обратиться к Николаю Шляхову, управляющему директору ОЭМК, депутату Совета депутатов по избирательному округу N 23, где проживает большинство наших учащихся. Опыт общения с Николаем Александровичем уже был. Когда в кабинете биологии в школе N 20 на головы ребят из межпанельных швов стала сыпаться штукатурка, а ремонт силами родителей ничего не дал, мы поделились своей проблемой с депутатом, и он помог. Теперь потолок в кабинете соответствует самым высоким техническим и эстетическим нормам. Но одно дело ремонт, Николай Шляхов и без наших просьб помогает многим школам и детским садам города, а тут поездка. Посоветовались с другим депутатом – Александром Лихушиным, в избирательный округ которого входит наш микрорайон Олимпийский. Подробно изложили ему план и идею поездки. Александр Евгеньевич нас поддержал, дал полезные советы, как действовать, помог составить письмо – обращение к управляющему директору ОЭМК. Мы даже не ожидали, что Николай Шляхов отреагирует так быстро и выделит средства на поездку!

Когда ребятам был предложен план поездки, глаза их сразу загорелись, сердца учащенно забились. Их захватил дух странствий.

– Но только, ребята, ночевать, возможно, придется в палатках, – сказали им.

Это была последняя искра, разбудившая пожар в их горячих юных сердцах.

– В палатках, только в палатках! – завопили они. – И походную кашу будем варить на костре!

Но это легко сказать. А как сделать? Ни палаток, ни походного снаряжения, которое раньше в изобилии было в каждой школе, днем с огнем теперь не найти. Да и сами ребята не спасуют ли перед трудностями ночевки в биваке? Ведь опыта у подавляющего большинства нет. Да и дальние путешествия мало кто из них совершал.

Но было бы желание, а остальное приложится. Тем более, что перед нами стояла ясная, конкретная и благородная цель.

К поездке готовились как к сражению. Неприятель бросил против родителей всю мощь бюрократической машины. Полторы недели собирали бумаги, необходимые для поездки с детьми. Их абсурдность порой ставила в тупик. Судите сами: по закону семнадцатилетние парни, которым через год идти в армию, не имеют права ночевать в палатках…

А вот на том фланге, где готовилось снаряжение, атаки шли хоть и со скрипом, но довольно успешно. Словно княжества перед Куликовской битвой, собиравшиеся вокруг Дмитрия Донского, откликались на наши просьбы все неравнодушные люди. Необходимые вещи для похода выделили учебные заведения Старого Оскола и Губкина. Чтобы родители не волновались за путешественников, и сами ребята имели возможность поделиться с друзьями и родными переполнявшими их впечатлениями, компания ТELE2 обеспечила всех участников и организаторов мероприятия бесперебойной связью. Она предоставила школьникам и их родителям SIM-карты с небходимой суммой на счете. Сопровождала экспедицию сотрудник компании опытный турист Елена Копьева.

И вот рано утром 2 июня 50-местный автобус плавно тронулся в путь. Уже через три часа мы достигли старинного русского города Ельца и сделали первый привал. Дальше наша дорога лежала через город Тербуны Липецкой области. Ребята с любопытством прильнули к окнам, за которыми бушевал во всей красе провинциальный базар – с кучей цыплят, утят, гусят и прочей живности. Автобус вновь быстро помчался по хорошей дороге. И вот мелькнул указатель «Река Непрядва». Тех, кто сидел впереди, охватило волнение. Затем – и новый указатель – «Река Красивая Меча». Кто-то из ребят вспомнил тот факт, что именно с этой реки гнали татар с Куликова поля русские витязи. Свернули в сторону.

Дикое поле

Дух «Дикого поля», места, где некогда властвовали орды монгол и татар, чувствовался во всем облике этой равнинной, слегка всхолмленной и мрачноватой земли. Даже от умных людей нет-нет, да и услышишь порой: «Где она была, эта битва? На Куликовом ли поле или на каком другом? Да и была ли вообще?» Приезжайте сюда. Вы увидите, что даже вон та немаленькая роща не может укрыть за собой огромное мохноногое кочевое войско, которое вот-вот вырвется на степной простор разорять русские села и города. А та степь так и гложет сердце тоской. По всему чувствуется, немало бедствий творилось здесь.

И вот посреди степных просторов остановился наш автобус. Березовая и липовая рощицы, чистые лужайки с полевыми цветами, нетронутыми косой. Небольшая музейная конторка с сувенирной лавкой. А чуть поодаль вроде как ничем и не примечательный храм с бирюзовыми куполами. Это Красный холм. Здесь была Мамаева ставка.

Ребята воодушевлены. Мы – на Куликовом поле! Задача-минимум выполнена. Это уже маленькая победа!

Отправляемся в храм-памятник во имя преподобного Сергия Радонежского. По преданию, именно святой старец Сергий в Свято-Троицкой Лавре благословил Московского князя Дмитрия, которому впоследствии было присвоено имя Донской, на битву с Мамаевыми полчищами, идущими на Русь. Храм необычный. Его широкие купола, мощные стены перекликаются с картиной Васнецова «Три богатыря». Символично, что посетили мы этот храм в Троицкую родительскую субботу, день поминовения. А, как известно, сам князь Дмитрий Донской в память о погибших воинах установил особое поминовение в так называемую Дмитриевскую родительскую субботу, которая совершается накануне праздника Димитрия Солунского (8 ноября).

Мы не смогли, как планировали, получить благословение для своей экспедиции в храме преподобного Сергия Радонежского в Старом Осколе, но по Божьему промыслу сам преподобный благословил нас, приняв под сень своего храма уже на Куликовом поле.

Тенистая аллея выводит нас на большую поляну, посреди которой высится великолепная чугунная колонна, украшенная барельефами и увенчанная золотым куполом. Этот памятник русскому воинству – первый столь величественный – воздвигнут в 1850 году. Он стал образцом для других памятных знаков, в числе которых памятник на Бородинском поле, где сражалась батарея Раевского, и Звонница на Прохоровском поле, где в бой ринулись танки 5-й танковой армии генерала Ротмистрова, начавшие свой победный марш в Старом Осколе.

Не передать словами волнение, охватившее всех нас, когда мы подошли к краю смотровой площадки. Перед нами раскинулось оно – поле, с которого началась наша Родина – Россия. До этого поля были русские княжества. Всех их и перечесть невозможно. Но здесь они объединились и дали отпор злейшему врагу. Эта битва предопределила создание единого могущественного государства, основанного на православной вере.

Кажется странным, что стоим мы здесь, на юге, и смотрим на русские полки со стороны врага. Вот сторожевой полк, за ним передовой, еще дальше большой полк, полки левой руки, правой руки, малый засадный полк. Главного засадного полка, который составлял треть всего войска и предопределил судьбу битвы, почти не видно за маревом летнего дня.

Нет, неспроста смотрим мы на поле именно отсюда. Только так мы можем увидеть наших предков лицом к лицу, готовых ринуться в бой и погибнуть за будущность Родины. Только отсюда мы можем увидеть ту Русь, которая была. Сегодня мы можем стоять здесь смело и не бояться, что в спину нам пустят стрелы враги.

Хочется обнять это поле, прижать к груди. Так оно дорого всем нам…

В нашем походном войске нет различий между мальчишками и девчонками. И те, и другие облачаются в старинные доспехи. Всем хочется попробовать свою силу и ловкость в стрельбе из настоящего лука…

Наш путь лежит в село Монастырщина. Здесь, по преданию, были похоронены тысячи и тысячи русских воинов. На этом месте воздвигнут храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Совсем рядом историческое место слияния Дона и Непрядвы. Здесь перешли Дон наши воины, сделав исторический выбор за свободу и независимость своей Родины.

Место это совсем не то, что степи. Здесь тихо и уютно. Здесь все напоминает о том вечере, накануне боя, когда все еще были живы. Здесь же лежат они – обессмертившие себя своим подвигом. А внизу, среди деревьев, как и 632 года назад, струится Дон, отражая в себе голубое небо. И такой он здесь маленький, не больше Оскола. И такой красивый и живой…

Ветер нагнал тучи, стало пасмурно. И мы снова двинулись в путь. Москва встретила нас вечером проливным дождем. МКАДовские пробки были не больше, чем обычно. Но нас беспокоил дальнейший путь. Впереди еще 130 километров, а дождь идет все сильнее. Временами он переходит в ливень. И взрослые закрывают лица руками: что делать, как готовить кашу, как ночевать? Это катастрофа.

И когда окончательно стало ясно, в какую мы попали в беду, осталось полностью положиться на провидение Господне, что мы и сделали. И тут же дождь стал затихать, впереди посветлело. Можайск встретил нас, хоть и скупыми вечерними, но все же солнечными лучами.

Герои «Войны и мира»

В Бородино мы приехали в половине десятого вечера. Было сыро и прохладно от недавно прошедшего дождя, но небо уже разъяснилось. Отовсюду виднелись величественные монументы. Только тут мы поняли, что оказались на еще одном ратном поле России – Бородинском. Охранники музея-заповедника встретили нас вежливо, объяснили, как проехать к месту ночевки в село Шевардино. Но еще по дороге во время дождя мы подумывали о том, чтобы найти все-таки крышу над головой. И спасительной пристанью нам казался Спасо-Бородинский монастырь, о котором мы знали только то, что он есть. И вот вместо Шевардино мы подъехали к стенам древнего монастыря. Мы еще не знали, насколько свято это место. Не знали, что прямо тут располагались Багратионовы (Семеновские) флеши – самое уязвимое место русской обороны, куда Наполеон обрушил всю мощь своей армии. Мы не знали, что монастырь основала Маргарита Тучкова, вдова героя Отечественной войны генерала А. А. Тучкова на месте его славной гибели. Этот монастырь впоследствии собрал под своим кровом сотни офицерских и солдатских вдов, стал первым величайшим военно-историческим памятником. Но это место притянуло нас как магнитом, и мы вошли через открытую калитку в монастырь.

То, что произошло дальше, иначе как чудом не назовешь. Монахини, сами стесненные, поскольку основная территория принадлежит музею, разрешили нам переночевать в одной из башен крепостной стены, где было тепло и уютно. О большем нельзя было и мечтать. Кроме того, они разрешили приготовить ужин у себя в трапезной и сами вызвались помочь, дали всю необходимую посуду.

И все-таки большинство парней и девушек были настроены на подвиг. Они, несмотря на сырую и прохладную погоду, не отказались от мысли провести ночь в палатках. Но тут уж и мы не согласились принять такую жертву. Тогда охрана монастыря, прервав свой ужин, любезно проводила наших «героев» к месту, где можно было разбить бивак. Хотя, по большому счету, и это место оказалось неслыханным подарком. Под величественным дубом, занесенным во все путеводители, находился памятник 4-й пехотной дивизии генерала Е. Вюртембергского, сооруженный архитектором А. П. Верещагиным в 1912 году. В составе этой дивизии воевал и наш 125-й Курский полк. Впрочем, на Бородинском поле более 80 памятных знаков и мемориалов. И все-таки мы оказались поистине в самом святом месте, на опушке Утицкого леса.

Пока одна, можно сказать, обозная часть обустраивалась в монастыре, пока готовилась в монастырской трапезной уха из семги, самые бесстрашные мальчишки и девчонки разбивали палатки под старинным дубом, живым свидетелем Бородинского сражения, метрах в трехстах от монастырских стен. И хотя часы показывали уже около одиннадцати, было еще порядочно светло.

Палатки установлены, костер разведен. И тут кухня протрубила ужин. Второй раз звать никого не пришлось. Лучшей ухи никому еще пробовать не доводилось. Многие требовали добавки. А монастырский кот подпрыгивал от нетерпения в ожидании, когда и ему перепадет кусочек рыбки. Трапеза проходила не только в окружении святых образов, но и портретов героев Отечественной войны 1812 года.

Большинству из нас еще не приходилось видеть более красивых, добрых и простых женщин, чем насельницы Спасо-Бородинского монастыря. Поистине жива душа, которую вложила в эту обитель Маргарита Тучкова (в монашестве Мария). Недаром здесь любили бывать и императоры, и великие князья, и княгини, и граф Лев Толстой, и святитель Филарет Московский.

…Весело трещит ночной костер, всю ночь заливаются бородинские соловьи, до самого рассвета не ложатся спать оскольские мальчишки и девчонки. В кои веки вырвались они на свободу. Нет, не уснуть им в эту ночь, когда светит луна, потрескивают поленья, отблески костра пляшут на палатках друзей, звучит гитара, песни и смех, которым могут смеяться только самые молодые и беспечные люди, у которых еще все впереди.

Утро наступает светлое, но все еще сырое и прохладное. На рассвете лагерь выглядит уже не столь оптимистично. Фигуры ребят, закутанные в одеяла, словно призраки недобитой французской армии. Но унывать не приходится. Тут же отправляемся за сушняком в лес, оживляем костер, идем на прогулку по достопримечательным местам.

За этими хлопотами нас застает делегация из монастыря. Ее мы встречаем приветливо, так как впереди движутся огромные кастрюли с походным завтраком. Начинается настоящий пир на свежем воздухе! А тут еще раздается звон колоколов, возвещающих о праздновании Святой Троицы.

Было бы грустно собирать лагерь. Но времени на такого рода эмоции нет. Благодарим насельниц Спасо-Бородинского монастыря, заказываем молебен о здравии путешествующих и тех, благодаря кому эта поездка состоялась – рабов Божих Николая и Александра.

Теперь знакомимся с окрестными селами, музеями и памятниками с помощью экскурсовода. Правда, к 200-летию Бородинской битвы, которое отмечается 7 сентября 2012 года, еще идут приготовительные работы, но основное нам удается посмотреть.

Впечатление производит то, что поле, где происходили сражения, относительно небольшое. Ведь Кутузов и Наполеон могли даже видеть друг друга в подзорную трубу. Плотность войск была очень высока. Отсюда и жестокость схватки, и огромные жертвы. Ведь большинство боев в течение дня проходило в штыковых атаках, а многие солдаты, офицеры и даже генералы были убиты и ранены пушечными ядрами.

И снова мы начинаем экскурсию с вражеской, теперь уже западной стороны. Здесь, у Шевардино, еще 5 сентября завязался бой. И те наши войска, которые должны были отойти к селу Семеновскому и укрепить позиции Багратиона, вынуждены были вернуться на выручку и вступить в бой.

На том месте, где стоял Наполеон, установлен серый гранитный столб с орлом. Смотрим на него с неприязнью и с осознанием громадности злой силы объединенной Европы, шедшей уничтожить Россию. Да и название монументу сами французы выбрали подходящее – мрачное и бесчеловечное: «Мертвым Великой армии».

Теперь мы на нашей стороне. Батарея Раевского, Багратионовы флеши, монумент «Благодарная Россия – своим защитникам»… И снова входим мы в «наш», уже ставший родным монастырь. Повсюду толпы туристов и паломников. Как же это непохоже на то, что было вчера вечером. Тихая обитель превратилась в бойкое место.

Вот монастырская гостиница, в которой останавливался Лев Николаевич Толстой. Сейчас здесь музей героев романа «Война и мир». Старшеклассникам, только что прочитавшим его, это особенно интересно. Рядом другой музей – музей военной игрушки. Звучит немного легкомысленно. А на деле это гораздо серьезнее пресловутых 3D-технологий. Тысячи фигурок солдат, коней, пушек, сделанных вручную. Вместе они воссоздают картину боя. А своей «игрушечностью» позволяют нам через мир детства поверить в реальность картины и оказаться в бою, среди грома взрывов и смелых атак. Когда бы ребята узнали, наконец, кто такие драгуны, уланы, кирасиры, гренадеры и чем они отличаются от простой и гвардейской пехоты, артиллерии, казаков и гусаров. Россыпи заржавленных ядер, кучи пуль и подков приковали все наше внимание. В этой груде железа мы видели все, что видели наши предки, жертвуя собой ради нас.

Глубоко тронул всех рассказ экскурсовода о романтической, нежной и в чем-то мистической любви супругов Маргариты Тучковой (Нарышкиной) и генерала Александра Тучкова. Он бросился вперед, когда остановились остатки его полка. Она всю свою жизнь положила на сохранение верной памяти о своем возлюбленном.

И снова ребята задумались о самом главном в их юной жизни: о любви, о своей будущности. Почему блестящие молодые офицеры, богатые, красивые, образованные, оставляли своих молодых жен, малых детей и жертвовали собой в бою с жестоким врагом? Почему не прятались, не оставались дома, не укрывались за спинами подчиненных солдат? Умереть за Родину – это честь? Да, это – честь. Так было раньше, так было всегда, так было совсем недавно. И этого почти нет сейчас…

Бородинский военно-исторический музей – старейший в мире музей, созданный на поле сражения. Его основал Николай I, выкупив у прежних владельцев бородинскую землю, чтобы «воспрепятствовать массовому строительству на поле брани». Но сегодня это святое историческое место застраивается коттеджами, хотя общественность и активно борется с этим безобразием. «Почему это происходит?» – опять спрашивали мы друг друга. И это «почему» заставляло задуматься наших детей. Детей, перед которыми только открывается будущее, детей, которые станут новой Россией… Хочется верить, что они будут настоящими защитниками исторической памяти России и одержат еще не одну победу над врагами Отечества.

За далью – даль

Недолгой была экскурсия по Бородину. Мешал дождь, мешала усталость.

И вот все позади. Мы едем домой. Просто домой, как будто ничего и не было. Остались на память книжки, сувениры, буклеты, путеводители, остались впечатления.

Утром в понедельник все были рады проснуться дома в теплой и уютной постели. Но час за часом, минута за минутой до всех стало доходить, что эти два дня стали самыми главными днями их жизни. Впереди будет много важных и интересных событий, но все они уже будут основаны на этих двух днях, которые ни за что и никому не стереть из их памяти.

Но дети не привыкли слишком-то оглядываться в прошлое. Впереди у них есть еще третий день – Прохоровка. Теперь они, прошедшие битву с татарами, давшие отпор остервеневшим французам, совсем по-другому будут смотреть на то поле, которое рядом с их домом, где воевали их прадедушки, где они своими руками могут поднять из пашни осколки снарядов и увидеть живых участников битвы.

А кроме этих трех полей, разве мало в нашей Отчизне святых и памятных мест, разве мало оставлено нам в наследство, чтобы любить все это и быть счастливыми только оттого, что мы русские…


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

60 + = 70