С чего начался «Переполох»

01_gkj34yuigeСегодня благодаря техническому прогрессу и интернету каждый человек может заявить о себе на весь мир. И молодежь успешно использует это поле для самовыражения. Появилась даже специальная среда для активно пишущего населения – блогосфера. В последнее время среди блоггеров начали набирать популярность видеоблоги, где человек, снимая себя на камеру, создает собственные программы и видеосюжеты. Как правило, большинство таких мультимедийных блогов носят развлекательный характер. Но встречаются и очень любопытные, где автор в шутливой и неназидательной форме старается рассказать о вполне серьезных и важных вещах. Одного такого видеоблоггера Александра Пантелеева, создателя РБУН – «Рукопашный бой в условиях невесомости», мы бы хотели представить. Цель его проекта – не просто развлекать и смешить людей, а просвещать, разоблачая мифы и ложную информацию, в которую, как он поясняет, «несмотря на ее явную абсурдность, верит большое количество людей. Этот проект должен побудить людей «думать своей головой», проверять источники и не быть легковерными». В своем проекте Александр смело разоблачает сектантские вымыслы, подмены понятий и фальсификацию истории в понятном и доступном для молодежи стиле.
Мы решили пообщаться с Александром Пантелеевым по скайпу и понять, почему он, не имея семинарского или иного богословского образования, так увлекся апологетикой. (Апологетика – раздел богословия, посвященный защите истинности христианского вероучения). И что он, собственно, хочет сказать в видеоблоге своим современникам.

02_kjte748yufg34_33– Александр, вы из какой семьи? Родители – люди творческих профессий, и вы пошли по их стопам?
– Совсем нет, помните песню про Юрия Гагарина: «Простой советский паренек, сын столяра и плотника». Так вот, у меня папа был рабочим, лифты чинил, (он умер, когда мне было 15 лет), а мама – кондитер. Мама из деревни Горки Бондарского района Тамбовской области, с таким, если не патриархальным укладом, то с сохранением определенных традиций. Когда мы с мамой пару лет назад ездили в ее деревню, я записал много духовных стихов. Там в каждой семье хранится тетрадочка с духовными стихами, причем уже новыми. Местные жители – не только носители, но и собиратели традиций. Раньше в этой деревне также жили молокане. (Молокане – русская рационалистическая секта, образовавшаяся из секты духоборцев – прим ред.). И, возможно, сохранились и их стихи. Там есть такой большой пласт духовных стихов о маме, маминой могиле, смерти, что характерно, как мне потом говорили, для молокан.

– А с чего начался «Переполох»? Что послужило толчком для создания проекта?
– В интернете четыре года назад я наткнулся на демотиватор, который, приводя цитаты из Священного Писания, утверждал, что Библия – идейная основа глобального фашизма.
Я просто решил проверить это утверждение и раскрыл первоисточник. Оказалось, что одна цитата из пророка Исайи «Ложь сделали мы своим укрытием» (Ис. 28:15) примитивно вытащена из контекста, таким образом Господь обличает богоотступников, а другая – «Убивай всех, никого не оставляй в живых» (Втор., 33:52, 55) не существует в Библии, так как в 33-й главе Второзакония всего 29 стихов.
Так появился первый разоблачающий ложь видеоролик на четыре минуты. Потом в поле зрения Александра Пантелеева попали другие искаженные факты, абсурдные постулаты, ложные мифы, которые отстаивали неоязычники, свидетели Иеговы, сторонники «Концепции Общественной Безопасности», или кобовцы, и другие сектанты. Получилась серия передач под названием «Переполох», веселых, занимательных и содержательных. Для каждой темы – свой стиль и манера подачи. Александр часто использует гиперболизацию и доведения рассматриваемой идеи до абсурда, чем приводит зрителя в замешательство.
Публицист и обозреватель «Однако» Роман Носиков о программе отозвался так: «Переполох» – передача, у которой есть два, казалось бы, противоположных достоинства – простота и интеллектуальность. Автор передачи не боится сложных объяснений, не боится показаться занудой, не боится изъясняться просто и доступно. Такую роскошь могут позволить себе немногие. Эта роскошь называется искренностью и доступна только людям, которые опираются на правду, то есть на твердые и полные знания – без изъятий и дополнений, понятые и осмысленные в полном объеме».

– Александр, почему Вас особенно заинтересовали неоязычники? Им больше всего и достается в ваших «Переполохах».
– У меня был небольшой опыт интереса к неозычеству. В 16 лет я зашел в книжный магазин и там увидел книги Александра Асова «Русские веды». Я так обрадовался: надо же, сохранились древние предания! Я почитал, мне все понравилось! Но потом я почитал древнерусскую литературу, книгу Афанасьева «Поэтическое мировоззрение славян на природу», настоящий фольклор, эпос. И тут я понял, что Асов меня обманул. Вскоре я начал обучаться при историко-этнографическом театре в Москве и там же работать актером. Закончились мои неоязыческие интересы, когда я посмотрел фильм «Игры богов» Сергея Стрижака. Если Асов свой бред хотя бы как-то камуфлировал – за основу брал эпос, сказки – а тут просто шквал параноидального бреда с непонятными значениями слов, букв. Я смотрел и смеялся над всем этим. Но все эти «Игры богов» стали активно распространяться среди народа. И у меня это вызывало жуткое неудовольствие, как это люди могут смотреть!
В 2013 году был очень силен неоязыческий фон в интернете, «Вконтакте», на Ютубе, в какую группу ни зайди – там сразу Трехлебов, Хиневич. Но если раньше все эти глупости лишь циркулировали в интернете, то теперь языческие мифы можно услышать от друзей. Как о реальности говорят о русских ведах, о кровавом крещении Руси. Ложь проникает из сугубо виртуальной среды в повседневность.

– Как вы думаете, в чем причина такой популярности так называемого родноверия?
– У меня есть теория пропасти между культурой и традицией, в которую и попало наше общество. Традиции, которые передаются от человека к человеку, у нас были уничтожены, забыты, а культура все-таки сохранилась благодаря тому, что человек может сам себя воспитывать, читать определенную литературу. То есть сам решает, кем ему стать, что ему читать. На мой взгляд, пропасти между этими двумя вещами быть не должно. Или в лучшем случае одно должно вытекать из другого. В нашем случае традиция пресеклась, а культура еще не появилась. Это касается всего: духовной, церковной, интеллектуальной сферы.
На мой взгляд, все нынешние потери в знаниях и культуре связаны с революцией 1917 года. Ведь уничтожались традиции не только духовного порядка, но и народные. Как яркий пример – традиция Масленицы. Сама Масленица – это христианский праздник, и многие традиции на Масленицу имеют уже пасхальную символику, символику приближающейся Пасхи. Что ели на Масленицу? Сыр, сметану, молоко. По словам этнографа и кандидата философских наук Даниила Крапчунова, праздник Масленицы в Советском Союзе хотели отменить, а потом сделали из него заместительный праздник – проводы русской зимы. С тех времен и пошло, что на Масленицу мы зиму провожаем, хотя в фольклоре, в народном миропонимании Масленица никогда не была проводами зимы, и даже в масленичных фольклорных текстах отсутствуют мотивы проводов зимы.
Сегодня много факторов, которые способствуют отсутствию критичности. Если ранняя советская власть намеренно обрывала народные, культурные, интеллектуальные, духовные традиции, то в 90-е годы прошлого столетия уже и советские традиции обрушились. По фольклору была масса солидных исследований. Но сегодня популярны бредовые идеи Хиневича, Левашова или вымыслы археолога Рыбакова, хоть он и академик.

– Вы считаете, что увлечение неоязычеством – это результат культурно-исторического провала?
– И еще потери академизма в школе. Люди, которые себя в интернете называют научными скептиками, говорят о религии – и при этом они крайне необразованны, к примеру, в сфере гуманитарных наук. Большой процент из них полностью отвергает философию. Хотя сама-то наука строится на той части философии, которая называется философия науки. Это же в принципе невозможно отвергать.
Неоязычники представляют опасность потому, что противостоят не только христианству, но и культуре, науке, всему-всему. Есть точечная опасность сект – попадания в них, но самая большая опасность – в искажении истории, подмене культуры. Неоязыческие мифы сегодня быстро и широко распространяются среди обычного населения. Для чего надо знать культуру и историю? Для того, чтобы понимать, кто ты. А когда человек увлекается мифами, то начинает строить иллюзии не только по поводу истории и культуры, но и себя лично, что, на мой взгляд, самое страшное.
На самом деле слушать различных гуру наподобие Петрова, Хиневича невероятно скучно. Если бы их утверждения не были столь нелепыми и смешными, то просматривать их видеовыступления было бы для меня невыносимо. У них отсутствует историческая, культурная база. Когда человек не обладает никакой базой и тянется к каким-то там знаниям, вот этот шизофренический бред ему становится интересен. Почему? Да потому что он не знает ничего другого. Он не слушал настоящих историков, ученых. Ведь в действительности самое интересное – в настоящей культуре, религии, истории. Человеку нужно приобрести какой-то базис, чтобы понять, что все эти сектантские товарищи невыносимо скучны.

– В настоящее время родноверы ухватились за фольклор. Но насколько народное творчество совместимо с язычеством?
– Даже если в фольклоре и есть отголоски языческой древности, их очень сложно вычленить, понять, где они, а где вещи поздние. Это вопрос уже к специалистам, и уже у специалистов возникают споры по этим вещам. Когда мы спрашивали у родноверов из содружества общин «Велесов круг», какой процент подлинной народной традиции в ваших обрядах, вашей жизни, то они признавались, что подлинного у них процентов 20. А остальное – новодел. И то, я думаю, они преувеличивают первую часть. Есть такие неоязычники, которые стараются приближаться к фольклору, к народной русской традиции. Но дело в том, что даже те, кто старается приближаться, они, во-первых, видят элемент традиции, и им он кажется языческим. А на самом деле этот элемент может быть совсем не языческим. Потому что очень сложно понять, что является языческим наследием дохристианской Руси, а что является просто суеверием, которое возникло в период христианства Руси, а что вообще является не язычеством, не суеверием, а вот таким местным локальным пониманием христианства. Это вопрос очень спорный. В него надо погружаться, чтобы понять. И еще. Если родноверам кажется, что эти традиции языческие, их все равно нельзя вырывать из круга народной традиции в которой все чрезвычайно сплетено меж собой. И нельзя что-то вырвать – вот это языческое, а остальное нам не надо. Я таким людям обычно советую: отправьтесь куда-нибудь в деревню и у местных бабушек учитесь. Причем не их учите, а учитесь у них. Перенимайте все, даже вместе со всеми суевериями. Только чтобы это было все подлинное. И если все это переймете, то вы поймете, что никаких перунов там нет, и главное там – это собственно Христос.
Народная традиция неотделима от всей русской традиции: от традиций церковной древней словесности, классической словесности, философии. Как яркий пример – былинная святая Русь. В былинах есть святорусские богатыри, есть святая Русь. Этот момент народ перенял из древнерусской церковной монашеской литературы. И отделить одно от другого невозможно. То, что выработали как идеал древние монахи, то перенял народ.
Есть замечательное видео одного украинского блоггера, где он спрашивает свою бабушку, живущую в деревне, как она относится к славянским богам. Она так удивленно: «Богам? А что, их много, богов-то? Нет, Бог один». Вот это традиция. Ну не было на Руси 1000 лет язычников, просто отсутствовали как таковые.
Все эти потуги неоязычества начались со сравнительного культурологического анализа. Как узнать, что было у древних славян? Надо посмотреть у родственных народов, какие верования были у скандинавов, греков, индусов. На основе этих обобщений создавалась платформа для неоязычества. Поначалу были лишь научные гипотезы, но на деле все дошло до шизофрении.

– Вы хотите сказать, что исследователи просто додумывали историю славян?
– Конечно. Когда даже хороший исследователь пытается перевести язык образов на научный язык, то часто многое додумывает, идет полет фантазии. И вообще язык образов мало переводим на слова.
– Сейчас существует большое количество разрозненных неоязыческих групп. Они спорят между собой, даже обвиняют во лжи. Вообще они способны объединиться?
– Неоязычники не смогут объединиться. Как в притче про царство, которое само в себе разделилось и поэтому не устоит. Они друг с другом несогласны и никогда не будут согласны.

– Ваши «Переполохи» посвящены не только разоблачению учения неоязычников и других сектантов, но и НОДу – народно-освободительному движению. А это уже политика? Почему НОД попал под ваш прицел?
– НОД имеет определенные признаки секты. Сам депутат ГД Федоров больше напоминает гуру, нежели депутата. На выборах в Думу нодовцы пытались протащить активного кобовца. У них в организации огромное количество оккультистов, сектанктов, причем как в числе простых нодовцев, так и в числе руководства. Когда я делал прямой эфир с руководителем информационного направления НОДа Романом Зыковым, то до эфира он признавался, что такая проблема есть, а в самом эфире начал откровенно врать. Я даже не знал, что сказать: не привык я общаться с лицемерными людьми.
Дело в том, что в НОД тянутся люди определенного склада ума. Их риторика, визуальные элементы – картинки, которые они по интернету распространяют, как правило, имеют определенные черты, напоминающие эстетику сектантских агиток. Поэтому человек, приверженец сектантского учения, это видит, это ему кажется знакомым, понятным и родным. И он заражается нодовской идеей. Поступили данные, что в рамках своего проекта «Интернетсмерш», активисты НОД пороводили агитацию специально в группах неоязычников, кобовцев, анастасийцев и приверженцев конспирологических теорий. То есть, целенаправленно пополняли свои ряды людьми с антирусскими взглядами. – На ваш взгляд, как можно остановить расползание сект?
– Просветительским путем. Надо и законодательно бороться, потому что секты – это не только что-то нелепое, смешное и абсурдное (хотя на самом деле они нелепы, абсурдны и смешны с точки зрения здравого смысла). Они несут угрозу человеку, обществу, государству. В сектах у человека формируется определенный тип мышления. И это мышление крайне нерационально, логические доводы почти не действуют. Это, конечно, явление вечное, но сегодня благодаря информационным технологиям для него создается особо благодатная почва в современном мире. Тем не менее, с этим явлением можно бороться, в первую очередь, давая альтернативу.

– Что лично вам дал проект за это время?
– У меня появилось много образованных друзей и знакомых, священников и разбирающихся в православии людей. Я всегда могу спросить у них сложные моменты, уточнить факты, они подсказывают мне нужную литературу. При подготовке передачи стараюсь придерживаться принципа соборности. И всегда стараюсь слушать умных людей.

03_fhgklf3456jhkgf– И почему все-таки «Переполох»?
– В детстве смотрел мультфильм «Сунь Укун – царь обезьян». Это классический мультфильм по классической китайской книге XVI века «Путешествие на Запад». (Бесстрашный озорной царь обезьян отправляется в путешествие в поисках учителя, который научит его бессмертию. Он устраивает переполох то в аду, то в небесных чертогах, спорит с богами и овладевает невиданной силой – прим. ред.). Он мне запал в душу. И в 20 лет я про него вспомнил и вдохновился. А потом понял, что все как-то совпадает: ведь Сунь Укун побеждает демонов. Название программы «Переполох» тоже взято из названия мультфильма «Переполох в небесных чертогах».
Видеосюжеты Александра Пантелеева можно посмотреть в интернете на видеохостинге Ютуба, просто набрав РБУН.

Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1