Русский Кортес

Главнокомандующий сербской армией генерал-майор М. Г. Черняев. Изображение с сайта topwar.ru

В январе 1877 года Прага – административная столица Богемии, входившей в состав Австро-Венгерской империи, была взбудоражена приездом русского офицера. Чехи приветствовали его на улицах радостными криками и поклонами. Власти Австро-Венгрии сперва растерялись, а потом организовали блокаду гостиницы, где он остановился, поставив напротив нее несколько пушек.

В конце концов, австрийцы вздохнули спокойно, когда русского удалось тайно, под присмотром эскадрона гусар, выпроводить на железнодорожный вокзал.

Человеком, которого так опасались в Австро-Венгрии, являлся русский генерал Михаил Григорьевич Черняев, который недавно в результате интриг был отстранен от руководства сербскими повстанцами, хотя и одержал 23 победы над турками при одном поражении. Он следовал домой – в Россию. Его имя гремело среди славянских народов.

Федор Достоевский дал генералу такую характеристику в своем «Дневнике писателя» (1876 год): «…Черняев служил огромному делу, а не одному своему честолюбию, и предпочел скорее пожертвовать всем − и судьбой, и славой своей, и карьерой, может быть, даже жизнью, но не оставить дела. Это именно потому, что он работал для чести и выгоды России и сознавал это. Ибо дело славянское есть дело русское и должно быть решено окончательно лишь одной Россией и по идее русской…Имя Черняева теперь принадлежит истории и не умрет никогда».

К сожалению, великий русский писатель ошибся. В начале XXI столетия о полководце Михаиле Черняеве (1828–1898) знают в основном только военные историки. Тот, кого современники наградили прозвищами: Ермак XIX века, Ташкентский Лев, Славянский Вашингтон, Русский Кортес и Балканский Рыцарь, – по большому счету был вычеркнут из отечественной истории.

М. Г. Черняев принадлежал к древнему, но весьма небогатому дворянскому роду. Его непосредственные предки принадлежали к выходцам из новгородских бояр, перебравшихся в Москву еще при Иване III.  Позднее, в XVII веке, Черняевы получили во владение земли в Белгородском разряде. Но к XIX веку род обеднел.

Михаил родился в семье участника Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода русской армии (1812–1815) – Григория Никитича Черняева, женившегося на француженке. В семье родилось 18 детей, Михаил был третьим…

Русские добровольцы в Сербии, 1876 год. Изображение с сайта runivers.ru

Любопытно, что матушка Михаила во всем походила на обычную русскую барыню, была богомольной, нищелюбивой и хлебосольной. Но только вот по-русски говорила с огрехами. Но зато не пришлось нанимать гувернера-иностранца. Французскому языку детей хорошо научила родная мама.

Черняев пошел по проторенной дороге отца. Он стал настоящим офицером, участвовал в Венгерском походе (1849) и Дунайской кампании (1853), но его командирский дар полностью раскрылся во время Крымской войны (1853–1856). Михаил Григорьевич сражался под Инкерманом и оборонял Севастополь, причем в самой горячей точке – на знаменитом Малаховом кургане. Когда русские войска оставили южную часть города, именно Черняев командовал отрядом, прикрывавшим отход севастопольского гарнизона и моряков. Считается, что он последним на лодке перебрался через Северную бухту.

В 1858 году Михаил Черняев руководил конвоем русской дипломатической миссии в Персию, Среднюю Азию и Кашгар.

В 1864 году Михаила Черняева назначили начальником Особого Западно-Сибирского отряда. Он прибыл в город-крепость Верный (ныне – Алма-Ата). И здесь наступил пик карьеры русского полководца…

Осенью 1864 года, действуя небольшими силами, Черняев захватил две крепости, среди которых был Чимкент, считавшийся неприступным. Русские проникли в Чимкент по деревянному водопроводу и через отверстие в крепостной стене.

После Чимкента Михаил Черняев двинулся на самый крупный город Средней Азии того времени – Ташкент. Но вынужденно отступил. Слишком мала была численность русских.

Взятие Ташкента генералом Черняевым 16 июня 1865 года. Художник Н. Н. Каразин, 1890 год

Однако Черняев от идеи захвата Ташкента не отказался. Причем из Санкт-Петербурга ему даже запрещали предпринимать экспедицию, боясь дипломатических осложнений. За Ташкент боролись между собой два государства: Кокандское ханство и Бухарский эмират, а за ними маячила тень Англии, действовавшей скрытно через Афганистан. И Черняев это великолепно знал.

Поэтому в конце апреля 1865 года, наплевав на инструкции из столицы, Черняев выступил в свой второй поход на Ташкент. У него имелся двухтысячный отряд хорошо подготовленных солдат и офицеров, любивших командира и называвших себя «черняевцами». У русских, правда, имелось всего десять орудий.

Дорогу на Ташкент Черняеву преградила армия Коканда, имевшая численность сорок тысяч человек при 40 единицах артиллерии.

У крепости Ниязбек состоялось сражение между русскими и кокандцами. Длилось оно около трех часов и закончилось полным разгромом кокандского войска.

В Ташкенте вспыхнула паника, когда Михаил Черняев подошел к городу. Причем гарнизон города насчитывал 15 тысяч воинов при ста орудиях. Ташкентцы обратились за помощью в Бухару, где спешно стали собирать армию.

Черняев не стал ждать подхода нового врага и штурмом, начатым в 2 часа ночи, овладел городом, хотя бои внутри продолжались еще сутки.

За взятие Ташкента Михаил Григорьевич был произведен в генерал-майоры и получил назначение на должность военного губернатора Туркестанской области. Среди местного населения он пользовался популярностью. Прозвище Ташкентский Лев ему дали отнюдь не русские.

Черняев в губернаторской должности показал свои отличные администраторские способности. Он уважал обычаи мусульман и легко находил общий язык с представителями разных народов. Жители Ташкента промеж себя его называли «ярым-падишах».

Но в качестве губернатора Черняев пробыл недолго. Он настаивал на присоединении Ташкента к империи, а тогдашнее либеральное правительство России, следуя европейской моде, хотело объявить Ташкентскую территорию независимым государством.

Точка зрения Черняева в итоге восторжествовала, но из Средней Азии генерала убрали…

Памятник генералу М. Г. Черняеву. Фототипия, 1912-1915 годы. Изображение с сайта ca-photoarchives.net

Прорусские и православные взгляды Михаила Григорьевича в дальнейшем помешали карьере. Либеральный военный министр Милютин очень невзлюбил Русского Кортеса.

В 1867 году Черняева вообще отправили в отставку.

Однако отказываться от своей идеологии генерал Черняев не стал. Он близко сдружился со славянофилом И. С. Аксаковым, сошелся с Федором Достоевским, познакомился и с Константином Победоносцевым.

Михаил Черняев вместе с отставным генералом Ростиславом Фадеевым купили консервативную газету «Русский мир» в 1873 году. Хотя тот же Достоевский относился к ней критически, но тираж ее достиг 10 тысяч экземпляров, что для издания в Российской империи было большим успехом.

В 1875 году поднялось сербское восстание в Герцеговине. И Черняев не усидел на месте. Он отправился помогать создавать сербскую армию. Заграничный паспорт Михаилу Григорьевичу не давали, и он его получил при помощи друга – известного авантюриста и предпринимателя Михаила Хлудова. И уже в Сербии Черняева прозвали Балканским Рыцарем…

Последние годы своей жизни Михаил Черняев вместе с семьей провел в имении Тубышки в Могилевской губернии. Он отремонтировал храм и построил на личные средства здание церковно-приходской школы для крестьянских детей, причем рядом была оборудована гимнастическая площадка.

Ушел ко Господу Михаил Григорьевич Черняев неожиданно, в августе 1898 года. Сердечный приступ он не перенес…

Генерал Черняев верно служил России. Он верил в ее будущее и искренне хотел, чтобы страна наша жила честно и по-христиански. Забыть такого человека – это грех перед всей историей России. И пора бы уже избыть этот грех, чтобы наше же прошлое не ушло из-под наших ног.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 8 = 2

АРХИВ ГАЗЕТЫ