Родное далекое

Рыльский Свято-Николаевский мужской монастырь

Паломничество

Можно родиться и прожить всю жизнь в Старом Осколе и вдруг встретить на его карте незнакомое название – Рыльская слобода. Затерялась она между Стрелецкой и Ямской.
Жили здесь, наверное, тоже стрельцы, но, придя из Рыльска, не хотели терять памяти о своем происхождении. Предки наши были люди мобильные, а триста верст от Рыльска до Оскола вовсе не расстояние. Огромное лесостепное пространство приблизительно между нынешними Фатежом и Борисовкой издавна представляло единое целое, менялись лишь названия: в XVIII веке – Белгородская губерния, с конца XVIII по XX – Курская.
Когда подъезжаешь к нынешнему Рыльску, взбегающему на поросшие лесом взгорки над Сеймом и его притоками, он и не представляется городом. Промелькнуло совсем деревенское предместье, скромные старые двух-, трехэтажные дома в центре. Тем величественнее возвышаются над ними многоярусные колокольни Успенского кафедрального собора и Покровского храма – свидетели богатой и славной истории. Редко в каком провинциальном городе сохранились постройки XVIII-XIX веков – в Рыльске их более десятка, есть даже одно здание XVII века!
Рыльск – ровесник Курска. Им почти по тысяче лет. В XII веке входил в состав Новгород-Северского княжества (современная Черниговская область Украины), затем Курского. К середине столетия возрос до того, что обрел самостоятельность. Автор бессмертного «Слова о полку Игореве» говорит, что в поход на половцев князь Игорь Новгород-Северский позвал родного брата – курского князя Всеволода и племянника – рыльского князя Святослава. Кстати, летописные источники указывают, что Игорь ждал соратников на реке Оскол. В районе нынешних Холок, по мнению большинства историков. Как все близко!
«А мои-то куряне – опытные воины, под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены», – читаем в «Слове…». Да, уроженцев этих мест, видимо, охотно брали на службу, потому что прекрасно были «пути им ведомы, овраги им знаемы, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли изострены». Пограничье, рядом – степь, половцы, жизнь от набега до набега. Здесь каждый мужчина становился воином. Позже, в годы монголо-татарского разорения Курск будет стерт с лица земли. Рыльск устоит…
Все это невольно вспоминается у небольшого некрополя Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, когда на одном грубом, суровом восьмиконечном кресте читаешь: «Братская могила. XIV-XIX вв.». Похоже, и безымянные солдатские захоронения мы называем «братскими» по примеру иноческих. Подвиг воинский и подвиг духовный – они всегда были рядом в многотрудной жизни рылян. Не случайно одну из величайших святынь нашей Церкви – Курскую Коренную икону Божией Матери надлежало обрести, по преданию, жителю Рыльска.
История Рыльского монастыря тоже замечательна. На рубеже XIV-XV вв. его основали болгарские монахи, которые принесли на русскую землю частицу мощей самого почитаемого болгарского святого. Так преподобный Иван Рилски (876-946), подвизавшийся на горе Рила, стоявший у истоков болгарского монашества, стал Иоанном Рыльским. Ныне икона с частицей мощей преподобного является одной из главных святынь Никольского храма монастыря.
А еще Рыльский монастырь сегодня неразрывно связан с именем человека, который возродил его в конце века XX-го и которого знавшие его при жизни, в том числе многие старооскольцы, почитают как святого. Это его настоятель архимандрит Ипполит (Халин) (1928-2002). Отец Ипполит – личность уникальная. Курянин родом (его родное село неподалеку от Рыльска, в Солнцевском районе), он ушел в Глинскую пустынь в конце 50-х, период ее расцвета. Потом был Псково-Печерский монастырь, жизнь рядом с валаамскими старцами, которые оказались там в 60-е годы. И 17 лет на Афоне. Именно отцы Авель (Македонов) и Ипполит (Халин) спасли Русский Свято-Пантелеимонов монастырь, приходивший в 70-е годы в совершенный упадок. И неимоверными трудами, и молитвенным подвигом.

Архимандрит Ипполит (Халин)

В 1991 году архимандрит Ипполит был назначен настоятелем в Рыльск. Сердце сжимается, когда смотришь на фотографии монастыря тех лет: руины. «Христианин должен молиться 24 часа в сутки», – говорил батюшка. Только подвигом молитвы и смирения ему удалось и восстановить Рыльский монастырь, и основать еще три: рядом, в Большегнеушево, и два в Северной Осетии, где он даже ни разу не бывал. После трагедии Беслана осетинский народ вспомнил о своих православных корнях. В некоторые дни в монастырях крестилось больше тысячи человек, священников не хватало… Без преувеличения его можно назвать новым апостолом древней Алании-Осетии.
Отцу Ипполиту удалось восстановить из руин и сотни человеческих душ. Дары прозорливости, целительства, чудотворения, подобные тем, о каких мы читаем в древних патериках, были даны ему за ту необыкновенную любовь, которую он проявлял буквально к каждому человеку. Он мало говорил. Он учил своим примером, как «живя среди людей, нужно оставаться человеком». Зато теперь о нем написано множество книг: «Звезда утренняя», «Послушник в стране святителя Николая», «Когда открывается вечность», «Самый добрый батюшка на земле». Засвидетельствовано мироточение его фотографий, миро истекало с могильного креста…
Если вы приезжаете в Рыльск 31 августа, то оказываетесь на двойном празднике – церковном и гражданском: советские войска освободили город от фашистов 31 августа 1943 года, в день памяти преподобного Иоанна Рыльского. И в этом ничего удивительного. Здесь как-то особенно явно небесное прорастает в земном.
Покидая эту овеянную духом молитвы и битвы тихую, непритязательную землю, увозишь радость встречи с чем-то полузабытым и вновь обретенным, ставшим навсегда родным.

 

Галина Иванникова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 9

АРХИВ ГАЗЕТЫ