Ревнители правды, справедливости и любви

Преподобномученик Сергий (Шеин) и священномученик Михаил Чельцов. Коллаж Юлии Зиновьевой

Бог всегда сводит праведников вместе. Он дает им силу поддерживать друг друга и тем самым исполнять главный Божественный закон – закон любви ко Творцу и к ближнему своему.

В самые тяжелые и темные годы православные христиане неоднократно убеждались в торжестве этого закона. На нем и стоит мир. Когда иссякнет любовь, то и миру незачем будет существовать. История только подтверждает этот вывод, который Православная Церковь проносит через столетия.

«Живую Церковь я знаю только одну»

У коллежского секретаря Павла Васильевича Шеина и его супруги Натальи Акимовны 30 декабря 1870 года родился десятый ребенок, получивший во Святом Крещении имя Василий.

Сами Шеины принадлежали к древнему дворянскому роду, известному на Руси еще с эпохи святого благоверного великого князя Александра Невского. Впрочем, семейство жило небогато.

В 1893 году Василий Шеин закончил училище с золотой медалью и был определен на службу в министерство юстиции. Карьера его продолжалась по восходящей линии, и в 1907 году он стал уже статским советником.

Тяжелым ударом для Шеина явилась героическая гибель любимого старшего брата Сергея, капитана I ранга, командовавшего во время Цусимского сражения (1905) броненосным крейсером «Светлана».

От многих современников Василия Шеина отличала глубокая православная вера. И, исправляя любые должности, он прежде всего интересовался церковными вопросами.

В 1913 году Василий Павлович был избран от своей родной Тульской губернии в члены Государственной Думы IV созыва. В справочнике, в котором содержались биографии и краткие характеристики думских депутатов его охарактеризовали так: «Дворянин, националист, умеренно правый. Наделен обостренным чувством справедливости, крайне религиозен. В Думе преимущественно занимается делами церкви, морали и нравственности…»

Первое заседание Государственной Думы IV созыва 28 ноября 1912 года. Изображение с сайта etoretro.ru

В 1917 году Василия Павловича избрали членом Поместного Собора Российской Православной Церкви. И потом он в течение двух лет нес послушание секретаря Собора.

С первых недель своего существования советское правительство просто ограбило Церковь, а затем занималось постепенным удушением православия в Советской России, спровоцировав возникновение раскольнического движения «Живая Церковь» и развернув репрессии против Святейшего Патриарха Тихона.

Василий Шеин однозначно поддерживал Святейшего Патриарха. И в 1920 году он принимает монашеский постриг с именем Сергия честь преподобного Сергия Радонежского и ради памяти о брате Сергее.

Строгий ревнитель Церкви быстро возводится в сан иеромонаха и через незначительный период времени – в сан архимандрита. Убийства и аресты пастырей, гражданская война, разрушение коммуникаций и т. п. привели к тому, что обнаружилась нехватка хорошо образованных и верных православию людей. Этим и объясняется резкий рост (по церковным меркам) священномученика Сергия (Шеина) от монаха до архимандрита. Отца Сергия священноначалие назначило настоятелем Патриаршего Троицкого подворья в Петрограде.

В апреле 1922 года архимандрита Сергия арестовали по «делу» противления изъятию церковных ценностей. Советская власть задумала публичный процесс, где главным обвиняемым объявили митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского). Всего к суду привлекли 86 человек, в том числе и отца Сергия.

Петроградский процесс 1922 года. Изображение с сайта cdn.culture.ru

На судебном спектакле, а по-иному его и не назовешь, ведь исход разбирательства был заранее предрешен, архимандрит держался спокойно и бесстрашно. И из вопросов обвинителя и председателя суда стало понятно, что батюшку сделали подсудимым не только из-за «церковных ценностей», но и по причине стойкого непринятия «живоцерковников» и «обновленцев».

Документы сохранили следующий диалог:

− Вы по убеждению поступили в монахи?

− Я считаю такой вопрос для себя оскорбительным.  Я поступил в монашество, это дело моей совести.

− Вы знакомы с расколом теперешней Церкви? − стал спрашивать другой обвинитель.

− Очень мало.

− Разницу в направлении так называемой «Живой церкви», которая обвиняет старую Церковь в контрреволюции, вы понимаете?

− Живую Церковь я знаю только одну, ту, о которой сказано: Церковь Бога Живаго − столп и утверждение Истины.

Суд приговорил к смертной казни десять человек, но потом помилования удостоились шесть людей. Четверых расстреляли 13 августа 1922 года по беззаконному приговору «рабоче-крестьянского» трибунала. Среди них был и архимандрит Сергий Шеин. Перед тем, как покинуть камеру смертников, он молился: «Господи, прости им, не ведают, что творят…»

Место захоронения четырех новомучеников: митрополита Вениамина, архимандрита Сергия, профессора Юрия Новицкого и адвоката Иоанна Ковшарова, – до сих пор точно не известно.

«…Любовь ничего не боится»

Незадолго до своего мученического подвига архимандрит Сергий (Шеин) исповедовался у сокамерника – протоиерея Михаила Чельцова. Вместо епитрахили пришлось использовать полотенце.

Отца Михаила тоже приговорили к смертной казни, но потом заменили на пять лет тюремного заключения. Перу Чельцова принадлежит книга «Воспоминание “смертника” о пережитом».

Михаил Чельцов родился в том же году, что и отец Сергий, но был на шесть месяцев старше. И на свет оба будущих новомученика появились в соседних губерниях: протоиерей Михаил – в Рязанской, а архимандрит Сергий – в Тульской.

Изначально Михаил избрал себе путь. У него в роду все, начиная, по крайней мере, с прадеда, были священнослужителями. В 1890 году Чельцов окончил Рязанскую духовную семинарию, а в 1894 году – Казанскую духовную академию. Сана протоиерея он удостоился в 1914 году.

В Церкви и Российской империи Михаила Чельцова знали как ревностного пастыря-миссионера, богослова и сильного христианского публициста. Где бы он ни служил, везде его любили прихожане, ибо он сам, как вспоминали современники, излучал любовь.

Недаром в его небольшой книге «Христианство и политика» (1906) есть замечательные слова:

Любовь же не мертвое и даже не страдательное начало, а деятельное, все собою старающееся проникнуть; она хочет все к себе и собою привлечь и всем завладеть и себе подчинить; с другой стороны, она не может быть равнодушно безразличной к греху и ко злу в жизни, к бедам и несчастиям людей; она желает видеть в жизни царствующими правду – святость, мир и радость, а людей – довольными и счастливыми. Поэтому она смотрит на людей не с точки зрения их положения и звания, а с точки зрения их служения делу Царства Божия на земле… Отсюда любовь ничего не боится; со светом истины Христова Евангелия идет она для наставлений, обузданий и прещений и в царские терема, и в вельможные чертоги; всем говорит одно – истину Христову, призывая всех к жизни по Божьи, по Христову, по совести человеческой.

Отца Михаила арестовывали шесть раз с 1918 года по 1930 год. Дважды он уже был готов покинуть эту земную юдоль, но по воле Божией избегал смертной казни.

Шестой арест оказался роковым. Его посадили в темницу из-за участия в помощи побегу за границу графини Зарнекау, дочери известного русского военачальника Петра Константиновича, принца Ольденбургского.

Зная, что теперь расстрела не избежать, отец Михаил Чельцов своему собрату по несчастью сказал следующее: «Дети уже выросли; и мне надо радоваться, что Господь посылает мне этот конец, а не старческий недуг и многолетние страдания на одре болезни… Вы еще молоды, а меня Господь к Себе призывает таким благословенным путем».

Протоиерея Михаила Чельцова расстреляли в январе 1931 года. Он ушел ко Господу, не предав веры Христовой, точно так же, как и архимандрит Сергий. 

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 54 = 58

АРХИВ ГАЗЕТЫ