Рассказ о том, как мусульмане помогли нам храм освятить

01_DSC_1021Миссионерская поездка не обходится и без курьезных случаев. Думаю, об одном из них сейчас могу рассказать. Когда я отправлялся в миссионерскую поездку, один из моих друзей – Гаджи сообщил, что в Дагестане у него много друзей и родственников, и что он оповестит их о моем приезде. При этом он снабдил меня списком их телефонных номеров на случай непредвиденных ситуаций. Гаджи родом из Дагестана, несмотря на то, что он мусульманин, он с большим усердием выполнил задуманное. Я не был против: путь предстоял неблизкий, а случаи бывают разные.

Прошло уже полтора месяца моей поездки, я отбыл из Дербента и на сегодняшний день нахожусь в Кизляре. Здесь мне выделили комнату в церковном домике, который находится прямо в центре городского кладбища, по соседству с храмом-часовней. В мои обязанности, как и прежде, входит участие в богослужениях, сопровождение епископа Варлаама на приходах епархии, встречи с местной молодежью, и главное – организация приходских школ для взрослых. На днях нам сообщили, что впервые в истории епархии нам предстоит участвовать в освящении храма в селе с особенным названием – Брянск, отстоящим от Кизляра примерно в ста километрах. Отец Димитрий, благочинный Кизляра, отбыл в селение с вечера для приготовления столь редкого в этих краях чина. Храм возведен в честь святителя Николая Чудотворца, и освящение было запланировано на его день памяти 19 декабря.

И тут все началось. Примерно в половину одиннадцатого раздался звонок, и в трубке взволнованный голос отца Димитрия сообщил, что он не нашел кованых гвоздей для престола, попросив на всякий случай поискать в доме и сторожке. Поиски оказались тщетными. Нужно было срочно что-то придумать, иначе – беда. Единственное, что приходило в голову, так это найти гвозди, которыми кузнецы подковывают лошадей. Но где их взять в Кизляре, да еще в двенадцатом часу ночи? И тут я вспомнил про номера телефонов, что дал мне Гаджи. В Кизляре по его плану за мою «безопасность» отвечал некто по имени Али. Не раздумывая, я набрал номер. После недолгих объяснений, кто беспокоит, я спросил у Али, может ли он срочно найти кузнеца, который умеет подковать лошадь? (Я решил не объяснять, зачем именно это нужно, поскольку не было времени, а о таких событиях, как открытие храма, здесь лучше не говорить, дабы не спровоцировать радикалов). Али, сидевший в шумной компании друзей, сказал, что попробует помочь.

Через некоторое время он перезвонил и сообщил, что они нашли старого кузнеца, его уже разбудили, и он «готов подковать вашу лошадь». При этом в трубке было слышно, как оживленно удивлялись его друзья, почему священник-миссионер из Белгорода путешествует на лошади, и как он надеется на ней к утру прибыть в Брянск? «Машинами не пользуются, наверное, они как пророки, должны на лошадях ездить проповедовать», – выдвинул кто-то мнение. «Да нет у меня никакой лошади, мне гвозди нужны, четыре кованых гвоздя», – смеясь, пояснил я. В трубке повисла тишина, после которой Али сообщил, что к кузнецу обычно едут со своими гвоздями. Мне сразу почему-то представился старик-кузнец с укоряюще-грустным взглядом, которого срочно подняли ото сна. Стало неловко, но что поделать! Между тем оказалось, что у кого-то из компании нашелся знакомый, который живет в шестидесяти километрах от Кизляра и владеет магазином «конских товаров» (и такое бывает). Пообещав перезвонить, я стал ждать. Наконец раздался звонок, и Али радостно сообщил, что друг уже пошел открывать магазин, и главное – гвозди у него есть! Отлично, теперь нужно было за ними спешно поехать. Али услужливо предложил свою помощь, от которой я, разумеется, не отказался. «Куда мне за вами подъехать?» – спросил он, на что я, не раздумывая, ответил – «на русское кладбище, я выйду к центральному входу через десять минут». Лишь положив трубку, я понял, как мрачно это прозвучало, учитывая, что на дворе была полночь. Какие предположения на этот раз возникли в компании Али – мне неведомо.

Через десять минут, как и договаривались, к изумлению моего благодетеля я вышел из ворот кладбища и сел к нему в автомобиль. Однако едва начавшийся разговор прервал звонок отца Димитрия, который сообщил, что кованые гвозди он нашел, и находятся они у отца Амвросия в станице Наурской, что в Чеченской республике. Мои доводы о найденных уже гвоздях не возымели убедительного действия, и уже второй человек за час, как оказалось, был разбужен этими странными православными по ложной тревоге. И снова невольно представилось озадаченное лицо сонного человека, хозяина магазина «конских товаров». «Лишь бы они с этим кузнецом не были знакомы», – подумал я.

Впрочем, впереди у меня была еще новая задача: нужно было съездить в Чечню за гвоздями в компании новоиспеченного друга-мусульманина, которого я видел впервые в жизни, и вернуться к утру. И желательно живым и здоровым. Благо до Наурской сто пятьдесят километров. Полагаясь на помощь и предстательство своего покровителя святителя Николая, храм которого утром предстояло освятить, мы поехали в таинственную ночную Чечню. К утру счастливому отцу Димитрию гвозди были переданы, за что он щедро поблагодарил Али. На этом мы с ним попрощались, договорившись обязательно встретиться еще.

Надо сказать, что освящение, в котором приняли участие даже местные мусульмане, прошло прекрасно. Будем надеяться, что появление храмов в Дагестанской земле станет традицией, а помощь местных мусульман в приготовлении к их освящению – неотъемлемой частью этой традиции.

Иерей Николай Дубинин,
настоятель старооскольского храма во имя вмч. Феодора Стратилата

Кизляр, 19 декабря 2015 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 8 =