Рабы Божии и рабы человеков

Невольничий рынок. Художник Ж. Л. Жером, 1884 г.

30 июля Организация Объединенных Наций (ООН) традиционно проводит Всемирный день  борьбы  с  торговлей людьми (World Day against Trafficking in Persons). В отличие от многих иных мероприятий, это нельзя назвать пустым и формальным.

Можно прийти в ужас и вопросить: «Как может процветать торговля «живым товаром» в наши цивилизованные времена?» Но если разбираться хладнокровно, то обнаружится, что цивилизация и просвещение вполне совместимы с рабством, да и само оно легально существовало в целом ряде стран еще в XX веке. Достаточно сказать, что рабовладение было окончательно отменено официально: в Абиссинии (Эфиопии) − в 1942 году, в Катаре – в 1952-м, в Тибете – в 1959-м, в Йемене и Саудовской Аравии − в 1962-м, в ОАЭ – в 1963-м, в Омане – в 1970-м, в Мавритании – в 1981 году.

В XXI столетии работорговля процветает почти так же, как и в эпоху Античности. По разным подсчетам, жертвами работорговцев становится ежегодно 2-4 млн лиц (из европейских стран и России пропадает около 175 тыс. человек), а в рабстве содержится во всем мире не менее 21 млн невольников. Правда, работорговля в основном производится нелегально, но ее масштабы неуклонно растут. Рабский труд никуда не исчез. Наоборот, он стал тяжелее и гнуснее, чем в прежние годы, а положение новых рабов сейчас часто оказывается более худшим, чем тысячи лет назад.

Хотя именно христианские государства Европы и Северной Америки в XIX веке первыми отказались от рабовладения и повели настоящую войну с работорговцами, а одной из причин Крымской войны (1853-1856) стала борьба Российской империи против кавказско-турецкой торговли людьми на Черном море, христианство до сих пор обвиняют в защите рабства и покровительстве ему. Причем ссылки делаются обычно на Библию. Главным же «козырем» атеистов служит то, что христиане называют себя «рабами Божиими». Они нашли «корень зла» и не желают слушать возражений. А что же остается современному православному христианину? Да, самостоятельно разобраться с проблемой.

Современные люди мало интересуются историей, довольствуясь кратким пересказом ее в школьных учебниках. О рабстве они судят по тому, как обстояли дела в Древнем Риме, причем уже в  период установления его полной гегемонии в зоне Средиземного моря. Рабы попадали в Вечный город после захватнических войн. Их привозили много. Римские богатеи позволяли себе целые гаремы из африканских, европейских и азиатских наложниц. Рабов, трудившихся в сельском хозяйстве, особо не берегли – дешевле было купить раба, чем лечить уже имеющегося. Рабов избивали, пытали и унижали. Энциклопедически образованный Марк Теренций Варрон (116 − 27 гг. до Р. Х.) в своем трактате «Сельское хозяйство» определил три типа средств для работы на полях: орудия говорящие (vocalia) − рабы; орудия, издающие нечленораздельные звуки (semivocalia), − волы; орудия немые (muta) – телеги. Ученейший язычник Варрон свел раба к предмету, который и выбросить не жалко. Но в Древнем Риме были и другие голоса. Философ Луций Анней Сенека (4 г. до Р. Х. − 65 г. Р. Х.) писал: «Если глуп тот, кто, собираясь покупать лошадь, смотрит не ее, а узду и попону, то несравненно глупее тот, кто оценивает человека по одежде и по сословию, которое то же, что и одежда, надетая на нас. «Он раб!» − Да, но может быть, он духом свободен. «Он раб». −  Да разве это вредит ему? Покажи мне, кто не раб: один – раб похотливости, другой − корыстолюбия, третий − честолюбия, все − рабы страха. Вот тебе консуляр − раб старухи, вот богач − в сетях у служанки, вот целый ряд знатных юношей − рабов актеров. Нет рабства позорнее добровольного».

В поучении Сенеки прослеживается уже почти христианский взгляд на рабство. И в Древнем Риме все происходило не так просто, как описывает учебник для среднего школяра. Тот, кто глубже заинтересуется историей, неожиданно обнаружит, что римские рабы часто ставили в складчину дорогие мраморные надгробия добрым умершим хозяевам, сами владели рабами, зарабатывали деньги, выкупались и переходили в разряд «вольноотпущенников», а затем бывшие их владельцы оказывались в положении более бедных перед ними же. Вольноотпущенники добирались даже до важных придворных должностей при императорах.

Рынок рабов (фрагмент). Художник Г. Р. Буланже, 1882 г.

Кстати, положение «домашних» рабов: слуг, музыкантов, поэтов и философов оказывалось весьма комфортным. И они сами презрительно относились к рабам, гнувшим спины за уборкой урожая на латифундиях.

Известно, что могущественный Рим потрясли три крупнейших восстания рабов: два на острове Сицилия и бунт Спартака. Любопытно, что сами восставшие не требовали отмены рабства. Они сами желали быть хозяевами и иметь рабов. Языческий мир признавал рабовладение естественным делом, этакой волей богов и всеобщей закономерностью судьбы. Любопытно, что в документах древних Рима и Эллады находятся свидетельства того, что рабы, получившие возможность обрести свободу, этого не спешили делать. Свободный человек вместе с правами получал и обязанности. А при добром владельце рабу жилось отнюдь не плохо. За все его внешние проступки отвечал хозяин. И уходить от совестливого рабовладельца невольнику не хотелось: настоящий день обеспечен (сыт, одет, обут), чего еще надо?..

Русский философ и знаток античной культуры А. Ф. Лосев отмечал: «Древне-греческие рабы тоже смекнули, что им выгоднее  в каком-то отношении иметь над собой праздную аристократию. И этой смекалки хватило на тысячелетия».

Христианство, пришедшее в языческое рабовладельческое общество, взорвало его изнутри.

«Раб Божий» − это по-настоящему великие слова. Они были в иудаизме, но греки и римляне их там не заметили. Все-таки иудеи являлись слишком закрытым сообществом, а «Септуагинту» (перевод Ветхого Завета на греческий язык) заметили разве что образованные люди.

Раннее христианство не зря признало Ветхий Завет, хотя еретики и требовали отказаться от этой части Богом дарованного Священного Писания. Через Ветхий Завет Господь нас учит многому и необходимому. Например, запрет на работорговлю там однозначен: «Кто украдет человека [из сынов Израилевых] и [поработив его] продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти» (Исх.  21:16). В Новом Завете запрет на насильственное обращение человека в рабство не подвергается сомнению: «А мы знаем, что закон добр, если кто законно употребляет его, зная, что закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц, для блудников, мужеложников, человекохищников, [клеветников, скотоложников,] лжецов, клятвопреступников, и для всего, что противно здравому учению, по славному благовестию блаженного Бога, которое мне вверено» (1 Тим. 1:8-11).

Дабы подойти к пониманию того, какой смысл вкладывается в словосочетание «раб Божий», мы должны вновь обратиться к Ветхому Завету. Раб праотца Аврама Елиезер считается его наследником (до рождения сына) и причисляется к домочадцам (Быт. 15:2-3). А праведный царь Соломон откровенно говорит: «Разумный раб господствует над беспутным сыном и между братьями разделит наследство» (Притч. 17:2). О пророке Моисее в Ветхом Завете говорится и как о рабе Божием (Нав. 1:1), и как о друге Господа (Исх. 33:11).

Братья продают Иосифа в рабство. Художник Ф. Овербек, 1816—1817 гг.

Сам Спаситель в Книге пророка Исаии именуется рабом (но совсем не в уничижительном плане): «И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (Ис. 49:6).

Сам Господь наш Иисус Христос рассказывает притчу о трех талантах (Мф. 25:14-30). Если отвлечься от богословского содержания, то получим реалии того времени. Владелец доверяет полностью свое имение рабам. И они ведут себя как хозяева, правда, ожидая возвращения своего господина. Перед нами − большая свобода, а не рабство в духе Античности.

Самое страшное рабство для христианина – это попадание в узы греха. Здесь иное толкование неуместно. Священное Писание свидетельствует: «Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34); «Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Петр. 2:18-19).

А еще надо сказать, что статус раба Божиего не вечен. Сам Господь Иисус Христос научает этому людской род: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15:12-15).

Раб Божий не придавлен гнетом физическим, он несет по личной воле иго Любви. А любящий Бога Живого и ближнего своего не может быть «человекохищником»: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки  умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13:4-8). И нужда во Всемирном дне борьбы с торговлей людьми отпала бы сама собой, если бы все люди превратились в рабов Божиих.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =