Просветление. Рассказ бывшего оккультиста

Свет в конце туннеля. Художник Сахани Мадихаге

Те положения, которые я принимал, отчаянно пытаясь сесть в позу лотоса, шокировали бы любого добропорядочного индуса. Игоря, недавно отслужившего срочную в Советской армии, трудно было чем-то шокировать.

Надо признать, что к чаемому нами обоими просветлению он продвигался куда успешнее, чем я. Еще бы! У человека родная тетя уже два года хатха-йогой по журналу «Здоровье» занимается. Ему есть на кого равняться.

Я, за неимением других ориентиров, равнялся на Игоря. Все-таки человек на четыре года меня старше. Почти женатый.

Но по-хорошему надо было бы нам где-нибудь гуру найти. Однако хорошие гуру, как известно, на дороге не валяются. А если и валяются, то не в нашей центрально-черноземной полосе, а там, где горы. Тибетские, главным образом.

Словом, мы с Игорьком окончательно и бесповоротно встали на путь самосовершенствования, который (как мы где-то вычитали) должен закончиться просветлением.

Готовы мы были рвануть и на Тибет, если потребуется. И рванули бы. Но тогда мы по милости Божией все-таки не настолько просветлели, чтобы бросить учебу в любимом институте.

К тому же Тибет – это очень далеко и дорого. На нашу стипендию дальше Воронежа не разгонишься. Да и Игоря Аленка не отпустит. Они ближе к каникулам собирались расписаться. Меня в свидетели, скорее всего, привлекут. А после свадьбы людям обычно не до «тибетов».

Один же я на поиск гуру в горах не отважусь. Что я ему скажу, если найду? Он посмотрит, как я в лотос сажусь, и сразу от смеха в астрал уйдет. У Игоря все-таки йоговские позы не такими комичными получаются. Армейский опыт, видимо, сказывается. То командиры, то деды прогибали. Меня, вчерашнего школьника, моя армия ждала после института.

В общем, до Игоревой свадьбы мы с однокурсником тибетского гуру не нашли. Нашелся местный, центрально-черноземный. Возраста почтенного, пушкинского, но с горящими глазами и знанием кучи заковыристых эзотерических терминов. Первая жена тогда от него уже ушла. Вторую (студентку нашего же института) он еще не охмурил. Поэтому был человеком свободным и располагал личным временем, чтобы делиться своим мистическим опытом с молодежью.

Личность наставника, как и полагается, была окутана ореолом таинственности. Происходил он вроде бы из семьи дипломатов, представлявших Страну Советов в Индии, приезжавших когда-то помогать братскому индийскому народу. Может, и не было никакой Индии в его биографии, и полуостров Индостан наш наставник видел лишь в популярной телепередаче «Клуб кинопутешественников». Очарованные ученики напрямую спросить его об этом стеснялись, латентно опасаясь горько разочароваться.

Я делал успехи. Уже мог по полтора часа валяться в общаге на кровати, распевая мантры. В ущерб институтским занятиям, разумеется. Мог узнавать в заумных эзотерических книжках знакомые слова, забывая терминологию своей будущей профессии.

Под руководством опытного сына не то дипломатов, не то просто советских специалистов я в астральном теле путешествовал уже не только в пространстве, но и во времени. Еще бы чуть-чуть – и мое тело вполне могло стать добычей ловких и сильных санитаров из известного медучреждения.

Однако ноги мои, так и не вывернувшиеся для нормальной позы лотоса, стали все чаще заворачивать в храм. Тот, в котором потом служил… отец Игорь.

Он раньше меня стал священником. Просветление у нас с ним наступило в одно и то же время, но в разных местах. Уже после окончания учебы в институте.

Доморощенный наш гуру с мутным индийским прошлым оказался не заурядным шарлатаном, а жертвой собственных заблуждений. В какой-то момент он настолько поверил в свою исключительность, что уволился со всех работ, порвал все связи с социумом и вместе с молодой женой стал ожидать, когда за ним прилетят посланники из других миров…

Не прилетели. И остался гуру с лотосом.

 

Священник Владимир Русин

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

30 + = 32

АРХИВ ГАЗЕТЫ