Православие «за тридевять земель»

Престольный праздник в храме Благовещения Пресвятой Богородицы Русской Православной Церкви, город Сан-Паулу, Бразилия

Латинская Америка находится, как говорится в русской народной сказке, «за тридевять земель и тридесять морей» от России. Данная огромная территория, раскинувшаяся от реки Рио-Гранде в Северной Америке и до архипелага Огненная Земля в Южной, очень своеобразна, необычна и прекрасна. Она объединена общей исторической судьбой и господством двух языков: испанского (на большей части) и португальского (в Бразилии).

Для нас Латинская Америка – края далекие, а в чем-то и загадочные. Но и там стоят православные храмы и бьется трепетное сердце Православия. Этому и посвящено наше интервью с Еленой Сергеевной Малер, организатором православного миссионерского общества «Южный Крест», которое занимается помощью православной миссии в Латинской Америке, представителем Аргентинской и Южноамериканской епархии РПЦ в России, членом Ученого совета и преподавателем Школы православного миссионера при Синодальном миссионерском отделе.

− Как правило, у обычного гражданина Российской Федерации имеются очень недостаточные, а зачастую и превратные представления о Латинской Америке, почерпнутые из сериалов и передач о туризме. Что бы Вы могли сказать об этом регионе мира?

− Лично для меня Латинская Америка всегда была интереснейшей частью света, в которой находятся очень разные и своеобразные народы, культуры и около двух десятков государств, которые невероятно интересно узнавать и видеть наши сходства и различия. На мой взгляд, это уникальный регион, который в свое время испытал прямое воздействие европейской цивилизации, но при этом не стал частью западной цивилизации в широком смысле этого понятия, каковыми, например, стали Канада или Австралия. Поэтому, если говорить о культуре − здесь явно ощущается присутствие и западноевропейской, и автохтонной индейской культуры, а точнее, получившегося в результате их встречи синтеза. Если говорить о мировоззрении − этот регион избежал доминирования секулярной идеологии современного Евросоюза, со всеми ее извращенными ценностями, и сохранил уважительное отношение к традиционным ценностям − прежде всего, к религии и семье. Если говорить о политике − здесь очень чувствуется желание противостоять гегемонии их «северного соседа» − США − и бороться за свою политическую независимость. И именно это, отмечу, причина большого уважения к нашей стране, относящейся к латиноамериканским странам как к равным партнерам и выступающей за многополярный мир. Вплоть до того, что в разных латиноамериканских странах мне встречалась молодежь с русскими флагами на нашивках и портретами Путина на значках. Так что, несмотря на столь сильную географическую отдаленность, в латиноамериканских странах внезапно можно почувствовать себя как в одной из близких нам стран СНГ.

Праздник Пасхи в православной общине города Лима, Перу

− Является ли Латинская Америка «заповедником» католицизма или это мнение уже можно считать устаревшим? Возникает впечатление, что в Латинской Америке можно наблюдать возрождение индейского язычества. Так ли это?

− Да, конечно, Латинская Америка − это регион, в котором католицизм все еще является доминируюшей религией. Если посмотреть на, думаю, самые показательные цифры по Аргентине − католики в ней составляют около 73 % населения, протестанты и православные − около 13 %, мусульмане − менее 1%. Но в то же время, в ряде латиноамериканских стран на протяжении последних десятилетий можно наблюдать две новые тенденции.

Это, во-первых, разочарование в католицизме, особенно после ряда политических и этических скандалов, связанных с римским престолом, и поиск иных форм христианства. В связи с чем здесь начали появляться и активно развиваться различные протестантские секты, а также начал проявляться интерес к существующему здесь Православию. Серьезность этой тенденции можно показать на примере Бразилии − как бы самой большой католической страны в мире, пятая часть населения которой уже стала протестантской, а сравнительно недавно мэром Рио-де-Жанейро стал протестантский пастор.

Во-вторых, стоит сказать о возрождении интереса к так называемой «доколумбовой культуре», а вслед за ним и о возрождении различныхформ местного язычества, что мне лично приходилось наблюдать, причем в самых разных латиноамериканских странах. В Аргентине, прямо в центре Буэнос-Айреса я видела разрушенный памятник Колумбу. В Перу я посещала недавно появившийся частный музей «доколумбовой культуры», основными экспонатами которого были языческие ритуальные чаши для жертвенной крови.

Но, наверное, наибольшее впечатление на меня произвел возрождающийся культ Сантерии на Кубе − синкретической религии в среде афрокубинцев, являющейся каким-то смешением элементов католицизма, вуду и народных верований.

Как мне рассказали, в некоторых домах в Гаване проводятся тайные собрания и совершаются ритуалы. А, как я видела сама, в главном городском парке Гаваны прямо на глазах окружающих приносятся в жертву животные и птицы, после чего по всему парку остаются горсточки углей и костей; и это является еженедельным семейным ритуалом «на удачу». С другой стороны, на Кубе по решению самого Фиделя Кастро для любимых им русских был построен православный Казанский храм, − думаю, самый большой и красивый православный собор во всей Латинской Америке. Так что нашей Церкви обязательно нужно дать на этот религиозный жест свой ответ!

− Верно ли, что русская православная миссия в Латинской Америке началась с первой волны «белой эмиграции» после революции 1917 года и гражданской войны в России?

− Начнем с того, что Православие на этот континент было принесено во второй половине XIX века православными верующими Ближнего Востока и Балкан, которые бежали от турок-османов – это палестинцы, сирийцы, ливанцы, сербы, хорваты, долматы.

Присутствие Русской Православной Церкви в Латинской Америке насчитывает более 100 лет. Еще в 1888 году по указу российского императора Александра III в Буэнос-Айресе был открыт первый православный приход в Латинской Америке, а в 1901 году был построен и освящен храм в честь Пресвятой Троицы. Так Аргентина стала центром русского Православия в Латинской Америке.

В результате революционных событий 1917 года и потока белой эмиграции, в том числе и в этот регион мира, русские составили в Латинской Америке около 120 000 и заняли третье место по численности после испанцев и итальянцев. И в эти времена в Южной Америке открылось шестнадцать русских православных церквей.  После войны приток эмигрантов пополнился благодаря новому исходу белоэмигрантов из Европы.

В 1948 году президент Аргентины Хуан Перон издал закон о приеме 10 000 русских, – и в Аргентину прибыло от 5000 до 7000 человек, в том числе около десятка православных священников. Так что русское православное присутствие (и миссия на латиноамериканском континенте) началось еще во времена Российской Империи, а после революции и Великой Отечественной войны значительно увеличилось.

Приход храма во имя святых Царственных Страстотерпцев в городе Мар-дель-Плата, Аргентина

− Насколько перспективна православная миссия в Латинской Америке? Каковы, с вашей точки зрения, основные проблемы православного миссионерства в этой части света?

− Лично я считаю Латинскую Америку очень перспективным регионом для русской православной миссии. И в связи с наблюдаемым разочарованием в католицизме и поиском альтернативного христианства, и с практическим отсутствием в этом регионе ислама, и в связи с отторжением секулярной и однополярной модели Запада и симпатиями к России. Очень возможно, что именно сейчас − самое благоприятное время для развития латиноамериканской православной миссии!

Но, конечно, проблем на этом пути много; и среди основных я бы назвала следующие. Это, прежде всего, географическая удаленность Латинской Америки от России, очень затрудняющая оснащение нашей Церкви и миссионеров, находящихся там, всем необходимым. В отличие от тех же протестантов, прибывающих в Латинскую Америку с огромными ресурсами и добивающихся больших успехов, занимающихся социальной помощью нуждающимся или детскими лагерями. Другой проблемой долгое время являлось представление о том, что Русская Православная Церковь на этом южном континенте, как и вообще за рубежом, должна заниматься исключительно окормлением русских (или русскоговорящих) эмигрантов. Хочется спросить, а что же делать с нашими православными храмами после того, как представители русской эмиграции скончаются или русские по какой-то причине уедут с этого континента? По этой логике русские храмы нужно будетликвидировать? А в случае интереса к ним со стороны местного населения − покрепче закрывать двери храмов? Лично я уверена, что будущее Русской Православной Церкви в Латинской Америке − в миссии и среди, как правило, очень секулярных современных русских эмигрантов, и среди местного населения. И в настоящее время в деле миссии наблюдаются серьезные сдвиги: местные жители, хоть и не часто, но заинтересовываются Православием, принимают Крещение в наших храмах и становятся их прихожанами; а среди клира нашей Церкви все больше начинает встречаться и латиноамериканских священнослужителей.  Наконец, еще одна проблема связана с очень редким знанием испанского и португальского языков и нехваткой переводов и переводчиков. Эти языки, к сожалению, очень мало кто учит, несмотря на то что испанский − второй по распространенности европейский язык в мире!

Экскурсия для латиноамериканцев на Крутицкое Патриаршее подворье от миссионерского общества «Южный Крест»

− Что вы можете рассказать о приходах и общинах Русской Православной Церкви в латиноамериканских странах? С какими трудностями они сталкиваются?

− Русская Православная Церковь в Латинской Америке, прежде всего, представлена Аргентинской и Южноамериканской епархией нашей Церкви. И хочу обратить особое внимание на то, что она является самой крупной по площади из епархий Московского Патриархата, находящейся на территории целого десятка стран! При этом количество храмов и приходов епархии для столь огромной территории весьма небольшое − всего около 30; а есть страны, в которых нет ни одного русского православного храма.

Большой проблемой является то, что в силу удаленности от России существование русских храмов в Латинской Америке сопряжено с большими материальными трудностями: им не хватает самых элементарных вещей для ведения богослужебной деятельности, не говоря уже о ведении миссии. Храмы более-менее благоустроены в столичных городах, а в провинции нуждаются во всем самом необходимом: зачастую им не хватает и предметов церковной утвари, и облачений, и богослужебной и православной литературы, и икон, и нательных крестиков… Всего того, что в России − в переизбытке…

И, конечно, определенные сложности возникают с тем, что русскоязычная паства Латинской Америки является мало сплоченной, не воспринимающей себя единой диаспорой. Что связано и с тем, что она образовалась благодаря нескольким волнам эмиграции, происходящей по разным, иногда прямо противоположным причинам, и с противоположной оценкой политических событий, происходящих на Родине… В наше неспокойное время нужна большая мудрость, чтобы сохранить и поддерживать в столь разнородной пастве мир.

Экскурсия для латиноамериканцев в Третьяковскую галерею от миссионерского общества «Южный Крест»

− Расскажите, пожалуйста, о деятельности православного миссионерского общества «Южный Крест».

− Общество «Южный Крест» было создано мной в 2015 году, после моей первой поездки в Латинскую Америку − в Аргентину. Идея создать такое общество в Москве как раз и возникла в связи с тем, что я увидела, насколько наши православные храмы на другом конце мира очень нуждаются в самых обычных вещах, в изобилии имеющихся в Москве. Так появилась первая и главная задача «Южного Креста» − помогать православным храмам, общинам и миссионерам в странах Латинской Америки, собирая информацию об их нуждах, организовывая сборы, закупая все необходимое и отправляя посылки. Конечно, каждый шаг в этой работе сопряжен со значительными проблемами, но благодаря многим помощникам раз от раза их удается преодолевать.

Другой формой деятельности «Южного Креста» является миссионерская работа с латиноамериканцами, находящимися в Москве − и со студентами, получающими образование, и взрослыми людьми, работающими в нашем городе, и временно пребывающими здесь туристами. Ведь, как правило, за все время пребывания в Москве иностранцы погружаются в ее ресторанно-клубную жизнь и не соприкасаются с самым главным…

Эта работа у нас проходит в форме экскурсий по историческим местам и музеям, храмам и монастырям Москвы и тематических встреч, посвященных традиционной русской (то есть православной) культуре: от встреч с беседами о Гоголе и Достоевском − до лекций об устройстве православного храма, иконостасе, православном песнопении, пока не доходим до общехристианских святых, отличий православного христианства от католицизма и… появляющегося желания узнать побольше о Православии!

Беседовал Александр Гончаров
Фото из личного архива Елены Малер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 2 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ