Православие на острове демонов. Русский священник о жизни и служении на Бали

От Москвы и до самого известного в мире курорта Индонезии – острова Бали – более десяти тысяч километров, а перелет на авиалайнере занимает 11-12 часов. Люди отправляются на Бали ради экзотики, синего моря, белого песка и отдыха класса «люкс».

Удивительно, что на этом тропическом острове, у которого, на первый взгляд, нет ничего общего с суровой природой России, живет полной жизнью русский православный приход. Храм во имя преподобного Сергия Радонежского был открыт в 2018 году. С апреля 2019 года его настоятелем стал иерей Илия Мельниченко.  Корреспондентам «Православного Осколья» удалось встретиться со священником во время его визита в Россию и взять у него интервью.

– Отец Илия, расскажите о себе. Как вы пришли к вере? Как стали служить и попали на Бали?

– Родился я в городе Днепропетровске на Украине, и там же окончил среднеобразовательную школу. Приход к вере у меня был через посещение секты. Мой отец заболел, у него обнаружили заболевание почки. Было очень тяжело, и нам посоветовали обратиться в организацию, которая называлась, кажется, «Богородичное братство». Мы с ним туда, наверное, года два ездили. Нас очень вдохновляли службы, которые там проходили. Читалось Священное Писание на русском языке, объяснялось, трактовалось. Однако знакомые нашей семьи – православные христиане – увидели, что происходит, и пожалели нас. Они заключили с моими родителями своеобразный договор: они обещали прийти к нам на сектантское мероприятие и послушать беседы, а потом мы с отцом должны будем отправиться в православный храм, чтобы поучаствовать в богослужении. Все было сделано честь по чести. Мы побывали в  Троицком  кафедральном соборе Днепропетровска, а потом  знакомые  отвели  нас к своему духовному отцу, который сказал, что не надо ходить в это «Богородичное братство». Он сказал: «Там нет Бога, идите в православный храм», – и дал нам крестики. И после этого разговора с батюшкой, который впоследствии стал духовным наставником моей семьи, наша жизнь изменилась кардинально.  Мы стали прихожанами Троицкого кафедрального собора. При нем я закончил воскресную школу, был иподиаконом у владыки Иринея, митрополита Днепропетровского. Потом поступил в Белгородскую духовную семинарию, а по завершении учебы был рекомендован к поступлению в Московскую духовную академию. После ее окончания я работал в службе протокола Патриарха в Московской Патриархии. Спустя некоторое время женился, был рукоположен во священники. И после непродолжительного служения в Москве был направлен в экзархат Юго-Восточной Азии для служения в Республике Индонезия на острове Бали.

– Что вы можете рассказать о старце, сыгравшем столь значительную роль в вашей судьбе?

– Это был подвижник, который более сорока лет провел в затворе, он был пострижен в иночество с именем Иоанн. Но вот на Украине он известен больше как «болящий Василий». Он ослеп еще в детстве. Случилось это в послевоенные годы. Он, еще будучи ребенком, играл с другими детьми: жгли костер. Ребятишки бросили в огонь то ли патроны, то ли снаряд. Все взорвалось, а у него повредились глаза. После этого он стал добывать себе средства на пропитание тем, что играл на гармони. Его приглашали на разные праздники. Так как он был слеп, то с ним всегда был сопровождающий. После одного из таких празднеств его кто-то отводил домой. Но юноша попал в яму, упал в какой-то карьер. Там он просидел несколько суток, молясь Божией Матери, чтобы Она его спасла. Пресвятая Богородица явилась ему и сказала, чтобы он сидел дома и больше не играл, ушел в затвор, молился. Вернувшись домой, «болящий Василий» сказал, что больше на улицу не выйдет. Известно много чудесных случаев, когда он прозорливо давал советы и помогал людям. Как-то мы с родными приехали к нему для того, чтобы пообщаться, испросить благословения. Он нас очень долго не отпускал. Мы засиделись до полуночи, говорили, что нам пора ехать, а он все отвечал: «Нет, давайте побеседуем еще чуть-чуть». Когда отец Иоанн наконец отпустил нас домой, то на трассе мы увидели большую аварию. Скорее всего, она случилась немного раньше, когда мы собирались спешно покинуть старца. Выходит, он спас нас от аварии. К тому же нам не пришлось стоять в жуткой пробке. Мы потратили время с пользой, общаясь с отцом Иоанном. Духоносный отец. Он еще при жизни был очень почитаем не только в Днепропетровске, но и во всей Украине. Многие и сейчас приезжают к нему на могилу.

– Что представляет собой остров Бали? Какие люди его населяют?

– Остров очень зеленый. Там яркая насыщенная зелень. Было непривычно левостороннее движение. Но это все такое внешнее… А люди?.. Люди очень добрые, отзывчивые, искренние, улыбчивые. Если у тебя есть какие-то вопросы, то можно просто остановить любого человека на улице и переговорить с ним. Тебе обязательно уделят внимание.  Если ты, скажем, пробил колесо на автомобиле, то сразу вокруг тебя собирается человек десять. Спрашивают, надо ли помочь, подсказывают, где можно все отремонтировать. Могут даже принести воды, чтобы ты руки помыл. Очень добрые, отзывчивые люди, очень простые. И в быту, и в общении.

– Но Индонезия – самое большое по численности верующих исламское государство. Как там относятся к православным христианам?

– В Индонезии, на островах, где преобладает мусульманское население, конечно же, бывали случаи, когда приходили фанатики, целые толпы, чтобы сжечь какой-то храм. Но это не касается Бали. Этот остров был когда-то колонией Голландии, и голландцы сюда завезли протестантизм. Поэтому остров христианизирован. Большинство населения – протестанты, на втором месте – католики, потом уже – православные христиане: греки, копты. Есть и представители Русской Православной Церкви. Но сказывается и влияние индуизма, пришедшего на Бали достаточно давно. Однако он очень своеобразен. Во-первых, он вшит в их культурную составляющую. То есть и протестанты, и католики − все также участвуют в индуистских праздниках. Связано это с тем, что индонезийцы и балийцы все еще живут племенным строем. Определенные области Бали принадлежат племенам.

От  каждого  балийца  общество требует участия в языческих торжествах. Если ты не в состоянии делать это, нужно хотя бы пожертвовать на праздники. Все индуистские праздники сопряжены с кормлением людей, их национальной едой: рисом, рыбой, фруктами и так далее… Да, перед нами – бытовое язычество. Но у нас все менее выражено. А у них оно более явно. Если у нас воспринимается такое «язычество», как игра, гуляние, то там это все обязательно и понимается по-другому. Они утром и вечером приносят жертву: богам добрым (их жертвенники возвышаются над землей) и богам злым, чтобы сохранить равновесие (для них жертва кладется на землю, на берег океана, на песок). Интересен такой факт, что Бали – это единственный остров в округе, где прекращается авиасообщение в «День тишины». «День тишины» – сутки, когда, по верованиям балийцев, добрые боги спускаются с небес и смотрят, как ведут себя люди, а если они  кого-то  встретят  вне  жилища, то обязательно накажут его. Все расходятся по домам, нельзя зажигать свет, нельзя слушать громкую музыку, нельзя ничего делать по дому, по хозяйству. В комнате разрешается одна горящая лампочка или свечка, но в том случае, если имеется маленький ребенок в семье. Есть религиозные «дружинники», которые ходят и проверяют, как люди соблюдают традиции. Они могут стучать в окна, если заметят нарушения, причем сами передвигаются под зонтиком – чтобы боги не увидели.

– Как возник православный приход на Бали?

– Русские, которые постоянно проживают на Бали, создали инициативную группу и обратились к священнику Георгию Максимову, который передал их прошение митрополиту Илариону (Алфееву). Они просили, чтобы на острове Бали построили храм. Рождаются дети – нужно крестить, умирает кто-то – нужно заупокойное богослужение. Русские, которые живут за границей, более расположены ко всему родному, они скучают по дому. Русская Церковь – это есть что-то родное, объединяющее. В  ней  так  же  звучит  русская речь. Наш храм – это культурный центр, место, где русские могут пообщаться на родном языке, могут узнать новости у туристов, которые приходят на службу, обменяться какими-то контактами, сведениями о продуктах каких-то, маршрутах,  достопримечательностях. Такое вот объединяющее место – наш храм. Приход и храм возникли в январе 2018 года. Но у нас не храм в нашем обычном понимании – с куполом и колокольней. А арендованная вилла, которая переделана под храм. Некая домовая церковь. Это временное решение. Планируется построить и привычное для России здание православного храма, и есть задумка создать школу для русскоязычных детей, а также и медицинский центр. Можно сказать, целый комплекс, где будет и дом для престарелых, и приют для детей, и больница, и отель для паломников.

Первая Литургия была отслужена митрополитом Сергием 14 января 2018 года. С этого момента начались регулярные богослужения, которые проводят до сих пор. У нас имеются прихожане и из местного населения. Есть монахиня, которая в свое время была балийской принцессой. Была замужем за кронпринцем. После его смерти она уехала сначала в Сербию в монастырь, где прожила полтора года, потом вернулась в Индонезию и приняла монашество. Наш приход живет своей полнокровной жизнью. Сейчас постоянных прихожан – около 15 человек. На Пасху 2019 года – было около ста. В 2020-м на Рождество Христово мы устраивали концерт для деток по рождественским мотивам и спектакль. У нас было около 170 человек. Потом начался ковид. Пасха 2020-го прошла без людей. В этом году на Пасху в храме присутствовало около 100-120 человек. Мы испекли 80 куличей, они быстро разошлись. Маленькие куличики всем приходящим мы дарили.

А совершаются праздничные богослужения почти так же, как и в России, правда, с учетом особенностей местного жаркого климата. Мы освящаем воду, которую люди потом будут употреблять в течение всего года.  На Крещение Господне – в России, как известно, оно приходится на зимнее холодное время – богослужение проводится по всем правилам и традициям Русской Православной Церкви. Но вот дальше и появляются отличия. Роль иордани у нас выполняет либо бассейн, который находится на территории виллы, либо океан. На берегу мы проводим великое освящение воды, после чего происходит привычное для русских купание. Это имеет отнюдь не символическое значение. Потому что, видя священника на берегу, люди удивляются. Они не задумываются о том, что есть храм, но даже католики и протестанты присоединяются к нам, крестятся, спрашивают, что происходит, узнают, что Крещение. Оказывается, что у них оно уже прошло. Они его же по другому стилю отмечают. Но вместе с нами могут встать, помолиться, порадоваться. Также после всего на берегу океана происходит трапеза. Могут прийти все желающие. Прихожане приносят то, что могут приготовить, чем могут других угостить.  У  всех  царит приподнятое и доброе настроение…

 

Вот  так  и  живет  православный приход храма во имя Сергия Радонежского на острове Бали. Так и служит Господу иерей Илия Мельниченко в краях, так непохожих на нашу землю.

 

Беседовал Александр Гончаров

Фото из личного архива священника Илии Мельниченко

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + = 24