Портрет ветерана Победы

Александров Анатолий Владимирович

С Анатолием Владимировичем Александровым мы встретились случайно. Произошло это три года назад в городе Валуйки. Было очень холодно, и я обратил внимание на пожилого человека, неспешно идущего по улице, одетого налегке, в одной рубашке и пиджаке. Я спросил его:
– Вам не холодно?
– Нет, не холодно, я привык.
И у нас завязался разговор. Анатолий Владимирович оказался интересным собеседником, моим коллегой, работал учителем рисования и труда в общеобразовательной школе N 1 г. Валуйки. Я попросил у него адрес, пообещал нарисовать его по приезде в Валуйки.
И вот я на пороге его дома. Как и при первой встрече, на меня смотрели добрые, приветливые и проницательные глаза. «Да, я ждал, что вы приедете», – поздоровавшись со мной, сказал Анатолий Владимирович.
Три дня я рисовал и слушал рассказы ветерана Великой Отечественной войны. Отец его был верующим человеком. До революции он был купцом II гильдии. Заслужить такой статус было очень непросто. К профессиональным знаниям и умениям требовалась значительная благотворительная деятельность. В душе он до конца своей жизни так и не принял новую власть и вел себя по отношению к ней пренебрежительно и порой вызывающе. При этом репрессирован не был. Он умер еще до Великой Отечественной войны. Вера отца повлияла на Анатолия Владимировича, и он верил в Бога, молился Господу и в радости, и в горе. Сложные и трудные военные и послевоенные времена закалили характер Анатолия Владимировича, он сохранил свои взгляды и убеждения и пронес их через всю жизнь.
Когда началась Великая Отечественная война, Анатолий Владимирович проходил срочную службу в армии. Попавший в разведывательно-диверсионную группу, он часто ходил в тыл к врагу, несколько раз был контужен. Во время последней операции попал в плен и оказался в фашистском концлагере. До конца войны оставалось еще полтора года.
«Было невыносимо тяжело, – продолжал свой рассказ ветеран. – Все время преследовала мысль о смерти. Хотелось умереть, но суждено было выжить и в таких нечеловеческих условиях». Несколько раз его пытались завербовать – сделать предателем Родины. Но Анатолий Владимирович отвергал все предложения врагов.
Узников концлагеря освободили англо-американские войска. Анатолий Владимирович прошел фильтрационный лагерь и вновь был направлен в действующую армию.
В День Победы все ликовали и радовались со слезами на глазах. Жизнь начала постепенно налаживаться. Но даже в той послевоенной, победной жизни Анатолий Владимирович испытывал укоры властей за свою веру…
Он претерпел все выпавшие на его долю скорби и лишения. Его сила воли, сила веры помогала ему в разных, очень непростых ситуациях. Их было немало на жизненном пути Анатолия Владимировича.
Крепился духом ветеран и во время серьезных болезней. От начавшегося сахарного диабета он излечился упорными физическими упражнениями. С тяжелым заболеванием пальцев стопы он справился собственным способом, и врачи больницы даже просили поделиться этим методом с пациентами, страдающими таким же недугом.
Несмотря на почтенный возраст – 95 лет, Анатолий Владимирович очень жизнелюбивый человек. Он художник и мира красок, и поэтического слова. Узнав об этом, я просил его читать свои стихи на протяжении всех сеансов рисования.
Благодаря им, людям земли Русской, ветеранам Победы – и боевых действий, и тыла, героям, отдавшим свою жизнь на полях сражений, мы обязаны спасением нашей Родины от фашистской чумы. Они выполнили свой ратный священный долг, восстановили страну из руин и пепла. Низкий и благодарный им от нас поклон.

В.И. Лобынцев,
преподаватель детской школы искусств им. Эрденко

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 + = 70