Поэт-политик и философ-дипломат

Карта Российской Империи 1820 года. Изображение с сайта cont.ws

К сожалению, в нашей стране сложилась странная традиция: представители широкой публики поднимали на щит государственных деятелей и мыслителей, которые прославились либеральными реформами, часто разрушительными и неполноценными, а тех, кто стоял на позициях самобытного развития России, старались не замечать или приписывать им грехи, никогда за ними не водившиеся.

Вдобавок в образовании сложился печальный парадокс: из учебников мы больше узнаем о культуре и искусстве, чем о реальной политике и людях, ее творивших (за исключением правителей и первых лиц из элиты). А ведь именно они создали огромное и мощное государство в Евразии, трудясь в тяжелых климатических условиях, которые предполагали скорее раздельное существование племен, а не империи.

Неизвестный Державин

Гавриил Романович Державин (1743–1816), нельзя сказать, чтобы был забыт. Тот, кто читал пушкинского «Евгения Онегина», наверняка, покопавшись в памяти, припомнит строки:

И свет ее с улыбкой встретил;
Успех нас первый окрылил;
Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил.

Державину-поэту посвящены и популярные книги, и монографии ученых, но за рамками исследований остается его вклад в развитие Российского государства, его деятельность как крупного государственного чиновника.

Г. Р. Державин. Художник В. Л. Боровиковский, 1811 год

Начинал Гавриил Державин свой взрослый путь точно так же, как и любой мелкопоместный русский дворянин, имевший древнюю родословную и мало земли, – службой в гвардии. Однако, не имея протекции от «сильных мира сего», он до офицерского чина добирался долго, подпоручика получил лишь в 29 лет.

Свой дар организатора и администратора Державин сумел впервые проявить при подавлении мятежа «маркиза» Пугачева в 1773–1775 годах. Он состоял при штабе генерала А. И. Бибикова. Причем на его плечи были свалены: связь с дворянским ополчением, работа разведки, в том числе и агентурная, делопроизводство и фиксация преступлений бунтарей. Державин собрал и систематизировал множество сведений, которыми гораздо позже воспользовался Александр Сергеевич Пушкин при написании своих произведений.

Поняв, что на военной службе карьеру не сделать, Гавриил Романович выходит в отставку.

Впрочем, на гражданском поприще его особо не замечают. Но вот написание оды «К премудрой киргиз-кайсацкой царевне Фелице», посвященной Екатерине II, привело его в ближний круг императрицы в 1783 году. Из которого, впрочем, он быстро вылетел, разоблачив махинации с налогами генерал-прокурора Сената князя Александра Вяземского. Правительница признала правоту Державина, отхлестала Вяземского по щекам, но в отставку отправила самого борца с коррупцией.

Оказавшись не у дел, Державин в своем имении занялся хозяйством и поэзией, и в 1784 году родилась великая ода «Бог».

Впрочем, скучать долго в глуши Гавриилу Романовичу не пришлось, царица Екатерина Алексеевна назначила способного человека наместником Олонецкой губернии (примерно земли современной Карелии). В мае 1784 года Державин прибыл в Петрозаводск. И здесь развернулся, разбираясь с казнокрадством, взятками, разгильдяйством и откровенным кумовством при назначении на должности.

Для нерадивых чиновников наместник придумал особое наказание – чтение законов Российской империи с пересказом оных ему.

В 1784–1785 годах Державин объездил на лодках и лошадях всю территорию Олонецкого края, посетив все уездные и губернские города, составил недурственные этнографические исследования о жизни малочисленного северного народа – вепсов. В Петрозаводске он добился качественного ремонта Круглой площади, заложил несколько административных зданий и открыл больницу «для бедных». Но из-за кляуз и доносов чиновников, которых он банально бил «по мордасам», что было в обычае того времени, в отличие от изучения законов, ему пришлось покинуть пост.

В 1786–1788 годах Державин трудился тамбовским наместником, где занялся уже привычными делами, прежде всего искореняя коррупцию и заставляя богатейших людей вкладывать деньги в развитие Тамбова. При нем были открыты: народное училище, богадельня, больница, театр, типография (в которой печаталась газета «Тамбовские известия»), кирпичный завод.

В 1793 году Державин был назначен сенатором с производством в тайные советники. Недолго занимая пост и. о. президента Коммерц-коллегии, он добивался расширения русской морской торговли, предлагая купцам ее расширить на Левант, Индию и Китай.

При императоре Павле I Державин, как честный и неподкупный чиновник, возглавил государственное казначейство.

В 1802 году (при Александре I) Гавриил Романович стал первым министром юстиции в истории России.

Из рода молдавских бояр

Александр Скарлатович Стурдза (1791–1854) происходил из весьма известного рода молдавских бояр, являлся младшим современником Г. Р. Державина, приятелем Пушкина (некоторые исследователи считают, что именно он приучил поэта к регулярному чтению Нового Завета) и выдающимся государственным деятелем Российской империи.

А. С. Стурдза. Изображение с сайта grad.ua

В 1815 году Стурдза выступал в качестве переводчика на Венском конгрессе (1814–1815). Причем ему было поручено от России редактировать акт Священного союза, что говорило о высокой степени доверия. В контексте этой работы Александр Скарлатович написал на французском языке «Размышления об учении и духе Православной Церкви», пытаясь доказать европейцам важность Православия для объединения против революционного натиска.

В 1816 году А. С. Стурдза переходит в Министерство народного просвещения, где разрабатывает инструкцию для Ученого комитета, а также Цензурный устав (который принят не был). Особое внимание в образовании на всех уровнях он уделял религиозному православному воспитанию. В этом же году Александр Стурдза познакомился со святителем Филаретом (Дроздовым), на которого произвел благоприятное впечатление.

В 1818 году Стурдза принимал участие в Аахенском конгрессе Священного союза. По приказу императора он написал аналитическую записку, где указал, что немецкие университеты являются рассадником революционных настроений и терроризма. За это революционеры его приговорили к смерти. Стурдзе пришлось вернуться в Россию. Но и здесь он не находился в праздности. Его перу принадлежит целый ряд аналитических материалов по европейским событиям, где прогнозы оказывались удивительно верными.

Политические обзоры Стурдзы, составленные для русского императора, доставлялись ко дворам и иных государей, что говорит о большом уважении к его мнению.

Карьера Александра Скарлатовича прервалась в 1821 году из-за болезни. Он отходит от государственных дел и поселяется в Одессе, где занимается литературным творчеством и философией.

Но его в 1828 году император Николай I вновь привлекает для дипломатической деятельности, направив в Бухарест. Стурдза потребовался как эксперт по Валахии и Молдавии и руководитель походной канцелярии министра иностранных дел, шла ведь русско-турецкая война.

После заключения Адрианопольского мира (1829) Стурдза окончательно уходит с государственной службы.

В дальнейшем он занимался благотворительностью, думал о принятии монашеского пострига и писал апологетические православные труды. Мыслитель ушел ко Господу в 1854 году. А его наследие и поныне остается актуальным, но малоизвестным. Стурдза писал: «Любовь − настоящий принцип свободы, потому что в ее основе − только спонтанное притяжение, внутренняя движущая сила, и не одно действие не выполняется насильно. Только христианская религия призвана насыщать все члены государственного организма этим живительным соком, позволяющим каждому человеку действовать по глубоко внутренним мотивам, не изолируя себя от себе подобных и не разрывая связей, связывающих его с обществом». Разве можно на это что-то возразить?..

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 37 = 44

АРХИВ ГАЗЕТЫ