Пасхальный крестный ход как память о Крещении

Меня крестили в три года, и я помню свое крещение. Возможно, рассказы мамы в более позднем возрасте помогли мне восстановить или дорисовать картину крещения. Но я очень хорошо помню и маленький храм, и его деревянные стены, и большое число крещаемых.

Самое же яркое воспоминание о Таинстве Крещения связано с троекратным хождением вокруг купели. Сейчас я догадываюсь, почему именно этот момент Таинства запомнился мне больше всего, ведь это был мой личный Пасхальный крестный ход.

Почему пасхальный? Для того чтобы понять это, перенесемся на Восток, в начало четвертого века. Примерно в это время или даже раньше, в христианских общинах появляется практика оглашения (подготовки) перед крещением. Обычно оглашение проходило во время Великого поста перед Пасхой.

Очень подробно об этой практике пишет в своих путевых заметках паломница, которая в середине четвертого века путешествовала в Иерусалим. В знаменитом «Паломничестве Эгерии»  сказано, что перед Великим постом проходила запись в число крещаемых. В начале поста епископ встречался отдельно с каждым оглашенным и его близкими. Он расспрашивал его о жизни и мотивах принятия крещения.

Если для крещения не было препятствий, то оглашенный в течение сорока дней поста приходил на богослужения и на беседы с епископом.  Епископ по порядку излагал Священное Писание и основы христианской веры. Одно занятие могло длиться три часа.

Накануне Пасхи епископ и священники крестили всех, кто прошел подготовку. Крещение проходило не в самом храме, а в отдельном здании-баптистерии. Поэтому сразу после Миропомазания новокрещенные направлялись к храму, где собравшаяся община ожидала их прибытия. Шествие к храму было очень торжественным – все были одеты в белые одежды, в руках люди держали горящие свечи. Прихожане внутри храма ожидали своих новых братьев и сестер по вере, для того чтобы вместе с ними встретить Пасху и причаститься на Литургии.

Это шествие оставило о себе два напоминания в современной церковной практике. Первое – в самом Таинстве Крещения, когда священник вместе с крещаемым и его восприемниками трижды обходит вокруг купели. Второе – в пасхальном богослужении, которое начинается с крестного хода: в полночь мы обходим вокруг церкви и перед закрытой дверью храма слышим первое провозглашение: «Христос воскресе!»

«Однако, – как замечает историк и богослов протопресвитер Александр Шмеман, – подавляющее большинство верующих не знает, что первоначально оба эти шествия составляли одно целое, что вход новокрещенных в церковь открывал празднование Воскресения».

Почему все это важно? В день своего крещения, каждый из нас также торжественно шествовал к своей Пасхе. Но дошли ли мы до храма, дошли до Причастия, как те христиане Древней Церкви? Не выбежали мы из своего пасхального крестного хода, когда поняли, что жизнь христианина – это полное посвящение себя Христу?

О таком посвящении мы говорим во время Крещения. Когда священник обводит крещаемого вокруг купели, он поет такие слова: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». В переводе эти слова звучат так: «Все те, кто во Христа крестились, во Христа оделись».

Вот так, ни больше ни меньше – во Христа оделись. Вот такой у христианина должен быть духовный «дресс-код». В центре нашей жизни должен быть Христос. Его Именем, Его образом, Его словом мы должны проверять все в своей жизни.

Об этом замечательно говорил в свое время митрополит Антоний Сурожский: «Крещение не заключается в том, чтобы просто на земле стать членами Церкви, прихожанами того или другого прихода, посетителями того или другого храма. Крещение означает именно вступление в Царство Божие и становление посланником Божиим на земле.

Но, для того чтобы быть таким посланником, надо так  глубоко сродниться с Тем, Который тебя посылает, так глубоко проникнуться Его мыслью, так сродниться с Его сердцем, чтобы вся наша жизнь была отображением Его жизни и каждое наше слово было Его словом».

Спросим себя, чем было наше крещение – мимолетной встречей с Богом или полным посвящением Ему? И знаете, пасхальные дни – лучшее время для такого вопроса. Потому что в эти дни мы не просим Бога решить наши проблемы, а значит, не чувствуем себя Его должниками. Мы не несем бремя поста, покаяния или другого духовного делания, а значит, не считаем Бога своим «должником». Мы просто радуемся Воскресению Христову, и только в этой радости можем искренне и честно понять, какое место в нашей жизни занимает Христос.

 

Иерей Иоанн Дворядкин
Фото из архива храма преподобного Сергия Радонежского

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

24 − 21 =