От Волги до Оскола

Известный советский писатель Борис Васильев, написавший немало пронзительных строк о войне, в своем биографическом произведении констатировал: «в молодых сердцах надо сеять восторг – и пожнешь жажду подвига». С ним полностью согласна председатель родительского комитета 20-й школы Галина Москалева. Она уверена, что развить в детях любовь к Родине невозможно без реального соприкосновения с героическим прошлым русского народа. Учебники, книги, кинофильмы – все это хорошо, но крайне важно, чтобы ребенок мог побывать в тех местах, где русские люди «душу свою полагали» за Родину, омывали своею кровью каждую пядь земли. И тогда в юных сердцах осознанно заговорит их генетическая память.
Летом прошлого года старшеклассники 20-й школы при финансовой поддержке ОЭМК осуществили поездку по трем ратным полям России. Об их ночевке на Бородинском поле и «сражении» на Прохоровском Галина Москалева рассказала в статье «С чего начинается Родина» (газета «Православное Осколье» N 27,28,36 2012 г.). Итогом этих удивительных путешествий стали красочный альманах, фотовыставка и в качестве кульминации – театрализованная постановка, на которую пригласили шефов, учителей, родителей, одноклассников. Спектакль не оставил равнодушным ни одного человека в зале. «Самое главное, чему научились ребята в этих поездках – чувствовать, сопереживать…» – сказал управляющий директор ОАО ОЭМК Н.А. Шляхов, посмотрев выступление ребят. Заметив, что ребята вновь рвутся «в бой», Николай Александрович спросил: «Куда теперь?» И все в один голос ответили: «В Сталинград!» Оглядев ребят отцовским взором, управляющий директор ОЭМК коротко и весомо сказал: «Поможем!». И новый героический поход школьников состоялся на осенних каникулах.

И снова в путь…

На этот раз поездка предстояла еще более серьезная, чем прежде. Водители автобуса – и те растерялись: «Как же туда ехать? Какие города близко?» Родители, взявшиеся организовать поездку, не боялись – дело доброе, должно получиться.
Ранним утром 3 ноября, когда в храме преподобного Сергия Радонежского едва зажегся один огонек, наши «бойцы» стеной стали перед отцом Дионисием, совершавшим молебен о путешествующих, благословляя их в путь…
Скучными были первые километры темной дороги. Ребята пытливо всматривались в строчки разметки, оглядывали корпуса и трубы ОЭМК, думали каждый о своем. Чуть рассвело – инициативная группа школьников провела викторину на знание истории Сталинградской битвы. Победители и участники получили призы – магнитики и брелки с символикой ОЭМК.
Позади белгородская Алексеевка, село Осадчее, Варваровка… Уже видны картины Придонских степей. Шаг за шагом мы ближе к цели путешествия. Конечно, до Волгограда еще далеко. Но еще до поездки у нас зародился план заехать в станицу Вешенскую. Конечно, были скептики, которые отговаривали это делать. Дескать, Россия большая – все не охватишь. Но будет ли у ребят еще возможность побывать на родине Шолохова? Ведь он автор не только «Тихого Дона», который они вот-вот станут изучать, но и романа «Они сражались за Родину», где рассказывается как раз о начале летней кампании 1942 года, когда наши войска с огромными потерями отступали к Сталинграду по голым, выжженным солнцем казачьим степям, преследуемые армадами немецких танков и господствовавшими в воздухе дивизиями люфтваффе. Где-то здесь в излучине Дона снимался и фильм по роману, на съемках которого умер В.М. Шукшин… Многие из ребят учатся последний год в школе. Великодушных шефов-оэмковцев, делающих им столь щедрые подарки, у них больше не будет, поэтому поездку решили сделать максимально насыщенной.
Миновали Россошь, Кантемировку, Талы… «Талы» – звучит не по-русски, но и не по-чужому. «Краснотал» – это красная верба. Куда же мы все-таки забрались? Но вот он, наконец, и Богучар – выезд на трассу «Дон». Что-то уже близкое к теме нашей поездки. Если ехать не останавливаясь, как раз приедем к Черному морю, на Кавказ, куда стремился и Гитлер в 1942. Но на пути его оказался Сталинград, сорвавший его амбициозные планы.

Родина «Тихого Дона»

Мы делаем резкий поворот налево, в самую глубь некогда знаменитой «Области войска Донского». Словно нарочно, в глаза бросаются домики с расписными ставнями и углами. Такого раньше не видывали.
Местность все еще невзрачная, чуть холмистая и пустынная. Летом здесь, наверное, пахнет чабрецом и полынью, радуют глаз цветы, которые называют «лазоревыми». Кто читал «Тихий Дон», прилип к окну; кто не читал, вспомнит эти картины, потому что забыть их невозможно.
Станица Казанская – мост через реку Дон. Переехали его с большим волнением – Дон поразил нас своей мощью и размахом. На душе стало радостно и легко – приняла, видать, нас земля Донская. Но что это вокруг за пейзаж? Песчаные барханы, всколоченные чужеродной травой. Степь – не степь… Тоска, да и только. Это – левый берег Дона. Едем мы по донской земле и чувствуем, что с виду она чужая, а по духу родная. Это и есть та самая земля, за которую с таким ожесточением бились казаки в годы гражданской войны, щедро поливая ее своей кровью? Сейчас на полях не видно ни коров, ни лошадей, ни людей… Похоже, что теперь эта земля стала никому не нужна…
А вот и станица Вешенская. Дело к обеду, ребята приустали, а автобус сам нащупывает дорогу, катится вниз к Дону. Чудная станица Вешенская. Непонятна она нам. А вот выйдешь из автобуса, и сердце замрет, словно был тут много раз, словно рядом живут родные, знакомые люди. Так вот ты какая, станица Вешенская… Схваченная осенним туманом, сдобренная вечерним солнцем, с приподнятой бровью, жгучим взглядом из-под платка…
Нас ждали и устроили по-казачьему: быстро и ладно. Не дав опомниться, позвали в поход: «Место есть у нас дюже хорошее, повидать бы надо!» Как бы ни устал русский человек, а от красоты никогда не откажется. Поехали голодные, но не пожалели. Вот он, батюшка Тихий Дон, Лебяжий яр – любимое место Михаила Шолохова, куда он приводил своих многочисленных друзей, приезжавших к нему со всего мира. Ветер сбивает с ног, красота слепит глаза. Обрадовался Тихий Дон, что пришли сюда наши ребята. Напоил их своей красотой, потрепал за волосы, похлопал по плечу. И усталость как рукой сняло. А когда вернулись в гостиницу, уселись за стол и защелкали по нему ложками, добрым словом вспомнили свою школьную кухню – повара наварили старшеклассникам доброй каши-плова в дорогу. Подобрели все, расслабились… Вечером снова пошли к Дону и вернулись домой за полночь.
Утро не застало врасплох. Встретили его девушки умытыми и причесанными. Не хотели ударить в грязь лицом перед станичницами. А ребятам и вовсе повезло: взяли им родители в дорогу казачью справу. Скоро-наскоро оделись они в шаровары с лампасами, в гимнастерки с белогвардейскими погонами. Бравые казаки тут же были замечены не только чернобровыми станичницами, но и туристами, которые принимали их за местных и просились с ними сфотографироваться. Ребята не возражали – держались степенно, с достоинством, как и положено казакам.
Музей Шолохова – литературный по названию, а по сути исторический. Как не вникнуть в жизнь казаков донских, не понять их чаяний. Хоть и лихими они были ребятами, но жизнь их не баловала. Любили-лелеяли родную землю, берегли от набегов Россию-мать и неволе всегда противились.
Все обошли мы в станице Вешенской, узнали ее и полюбили. С интересом побывали в Доме-музее Шолохова. Многое и там поняли и узнали. Нашли ответ и на интересующий всех, прочитавших роман, вопрос: почему все-таки Сталин не тронул Шолохова, хотя тучи над ним сгущались много раз: было заведено дело, начались допросы. Уж слишком неприглядно выглядели в его романе «герои» красноармейцы. Ответ в характеристике, которую дал сам Шолохов Сталину: «Был культ, но была и Личность»…
Мы так полюбили Вешенскую, что покидать ее было трудно. Хотелось побывать и в хуторе Кружилинском, откуда родом Михаил Шолохов, и в знаменитой станице Каргинской, которую проскочили за одну минуту, хотелось ощутить дух жизни казачьей, дух нашей русской жизни южных краев. Но время расписано по минутам, и мы спешим в Сталинград.
Не все так просто складывается в Год истории Российской для путешественников. По понедельникам музеи по всей стране не работают. Это еще можно понять и смириться. Но почему и в праздники государственные, когда русские люди тянутся к своим культурно-историческим истокам, все заперто на сто замков – понять трудно. Вот мы и рассудили, что 4 ноября, в День народного единства, музеи или вовсе не будут работать, или закроются раньше времени. Поэтому и спешили в Сталинград в надежде, что успеем попасть туда 3 ноября. Снова мы вырвались на степной простор, снова вокруг балки, степи, крутояры, овражистые речушки. Где-то здесь двигалась к Сталинграду и прославленная 6-я Армия Паулюса вперемежку с танковой армией Гота после триумфальной победы под Харьковом, пока еще не зная, что их ждет. Комфортно шли: с кофе и шоколадом, уверенные, что войне скоро конец.
…И все-таки мы доехали до Сталинграда всего за несколько часов. А немцы шли несколько недель. Значит, не такой уж и гладкой была для них большая излучина Дона.

Священная земля

Мы опаздывали. Перед закрытием музея счет шел на минуты. И мы именно за эти минуты пролетели весь город, прижавшийся к Волге. Мы влетели на площадь имени Ленина и, выйдя из автобуса, даже не сразу заметили Дом Павлова. Здесь нам встретилась молодая женщина с коляской, в которой мирно спал ребенок. Это были первые сталинградцы, встреченные нами. Женщина нам улыбнулась, ребенок продолжал посапывать. И мы успокоились. Мы пришли на священную землю. Да, мы все еще волнуемся, но эта земля наша. И так просто нас отсюда не вышибешь. Мы узнаем, увидим и прочувствуем здесь все, что нам нужно.
Разгоряченные, вбегаем в музей Сталинградской битвы. У нас всего сорок минут. Нам жалко, что так мало времени. Но только позже мы осознаем, что для таких дел его всегда не будет хватать. И эти минуты спустя время оказываются потом дороже целых лет, прожитых в суете.
С экскурсоводом мы вышли к Волге, зачарованно любовались ею, слушали его рассказ и как будто видели все наяву. Мы ходили по тем самым метрам земли, которую не отдали фашистам ровесники наших ребят, смотрели на стены избитой пулями и осколками мельницы. И не нужно было никакой машины времени, чтобы быть там – вместе с солдатами, защищавшими эту землю, чтобы эти герои оказались рядом с нами, чтобы они стояли и смотрели нашими глазами на все, что они смогли для нас отстоять.
Но жизнь есть жизнь. И вот уже мальчишки и девчонки, позабыв о трудном пути, о массе впечатлений, с наслаждением вдыхают в себя прелести большого города. С заботливостью будущих хозяек девушки обустраиваются на этаже студенческого профилактория, выделенного нам, а мальчишки помогают учителям и родителям готовить походный ужин. Вечером молодежь ходит друг к другу в гости, угощается чаем, а потом вдруг засыпает как убитая, забыв обо всем, что намечала на ночь.
Чуть рассвело – по нашим рядам прошла молва: «В окна виден Мамаев Курган!» После этого ребят было уже не удержать – «Давайте туда, скорее на Мамаев Курган!» Но вчерашний экскурсовод, уже успевший с нами подружиться, предложил сначала проплыть на теплоходе по Волге! И как же мы были ему за это благодарны! Мы проплыли вдоль всего Волгограда и увидели с «нашей» стороны и город, и Мамаев Курган, и ту легендарную полоску земли вдоль берега, которую 200 дней и ночей удерживали наши воины. До сих пор она не дает покоя немцам – участникам тех боев. Приезжая сюда, они стоят здесь и ломают головы, как, почему им не удалось сбросить в Волгу наших солдат при такой-то армаде танков и самолетов? Ведь вот она, Волга – каких-то 100 метров. Не найдя ответа в привычной и понятной для их сознания плоскости, рождают легенды и сказки о «генерале Морозе», о потере интереса у солдат вермахта к войне на востоке и т.д. И не только они – сейчас весь Запад снова и снова хочет переписать историю, отнять любой ценой у русских и нашу Победу, и нашу славу.

Растут от Оскола до Волги березки

К Мамаеву Кургану мы подходим с благоговением. Вот она – главная высота России. 200 ступеней, по числу дней сталинградской битвы, отделяют вершину кургана от подножия. Мы поднимаемся на первые ступени, и перед нами открывается вид на Родину-Мать. От полноты чувств захватывает дух, щемит сердце. Мы входим в пантеон славы. Вечный огонь освещает тысячи имен погибших. Каждый старается найти свою фамилию, чтобы расспросить родных, покопаться в интернете и хоть что-то узнать об этом герое. У самой юной участницы нашей экспедиции шестиклассницы Оли Панковой где-то здесь погиб прадедушка Николай Федосеевич Воловиков, уроженец Чернянки. Последнее письмо от него пришло летом 1942 года из города Дубовка Сталинградской области. Несмотря на простуду, Оля всем сердцем стремилась попасть в Сталинград… Возложить цветы к Вечному огню мы доверяем, конечно же, ей.
Мы вместе поднялись на вершину холма, вместе осмотрели долину Волги. И вместе поняли, что нам опять чего-то не хватает. Снова времени? Мы кинулись покупать сувениры, фотографироваться на фоне скульптуры. Но тут из багажника автобуса появились саженцы оскольских березок. Надо было видеть ребят в этот миг! Все бросились к саженцам – каждый хотел посадить свою березку. «Где лопаты? Дайте, пожалуйста, сюда лопату!» – слышалось со всех сторон. А 70 лет назад здесь так же яростно их ровесники просили и требовали гранаты и снаряды… Прими, легендарный Сталинград, привет из Старого Оскола – города Воинской Славы – березки, символ России в память о наших земляках, сложивших здесь головы.
Смотритель мемориала, оказавший помощь в согласовании места посадки саженцев с «высшим руководством», улыбаясь, приободряет ребят: «Увидите, ребята, березки приживутся, только приезжайте проведывать их». И ребята тут же договариваются: если в своей взрослой жизни кто-то из них окажется в Волгограде – обязательно придет сюда, на это место, которое сблизило их и породнило.
Вернувшись из поездки, всем хотелось как можно дольше задержаться на той высокой эмоциональной волне, на которую нас поднял Сталинград. Вместе с оскольскими ветеранами Михаилом Николаевичем Заболевым и Николаем Кузьмичем Шеиным ребята посадили 70 березок у родной 20-й школы и назвали эту аллею Славы «Сталинградской». Совершили экскурсию в городской музей, где подробно узнали о своих земляках – участниках Сталинградской битвы и о событиях, связанных с оккупацией и освобождением Старого Оскола. Разучили песню «Растет в Волгограде березка» и поют ее, как только соберутся вместе.
2 февраля ребята поздравляли друг друга с победой в Сталинграде, а тем, кто болел в этот день, отправляли SMS-сообщения. Эта поездка объединила их, сделала сильнее, навсегда подружила. И они теперь не обычные мальчишки и девчонки. Они – «друзья-однополчане», «сталинградцы».
Многие сейчас говорят о том, что дух патриотизма у молодежи утрачен, и его уже не поднять. Конечно, одними бумагами и постановлениями это вряд ли удастся сделать. А вот если идти тем путем, который предлагают школам шефы-металлурги во главе с управляющим директором ОАО ОЭМК Н.А.Шляховым, – то все еще может получиться. Чтобы полюбить Россию, поверить в нее – надо знать ее и видеть.

Галина Москалева
Фото Вадима Москалева, Павла Асадчих

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 6