Оружие бессилия и трофей проигравшего

Алчность. Художник Дэвид Тенирс II, ок. 1648 года

Психологи говорят, что гнев – это проявление бессилия. Действительно, столкнувшись с проблемой, но не найдя ресурсов и сил для ее решения, мы впадаем в ярость, негодуем и возмущаемся. Порок овладевает нами в те моменты, когда мы больше всего уязвимы, и как острый меч пронзает нашу душу и ранит окружающих. Терпим поражение мы и в те минуты, когда страсть алчности овладевает нами…

Разговор с протоиереем Максимом Горожанкиным о гневе и алчности завершает великопостный цикл бесед, посвященный смертным грехам.

– Отец Максим, что же такое алчность? Желание обогащения или вообще любовь к вещам, к материальному? 

– Само слово «алчность» происходит от старинного слова «алчба» – «голод».  Грех алчности по сути сравним с сильным чувством голода и жажды, только мы желаем не пищи и воды, а материальных благ. Это и неуемное желание обогащения, любостяжание (стремление к приобретению), – такая сторона этого греха особенно присуща нам, людям XXI века, которые   стали   зависимы от маркетплейсов и очень часто совершают необдуманные, ненужные покупки.

Конечно, любостяжание было присуще людям во все времена, но сегодня появилась слишком благодатная почва для развития этого порока: у людей появилось просто маниакальное желание скупить все, что предлагает нам то или иное мобильное приложение, не раздумывая, просто нажав кнопку на экране телефона. Поэтому нужно быть очень внимательным к себе.

– Но ведь все это можно назвать просто желанием устроить комфортно свою жизнь, улучшить свое материальное состояние. Разве это смертный грех?

– Конечно, желание устроить с комфортом свою жизнь грехом не является. Абсолютно любой грех – мы уже об этом говорили в начале поста, – это крайность. Человеку свойственно обустраивать свой быт. В этом ничего плохого нет. Об этом писал в своей книге «Опыт построения исповеди» архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Старец приводил такой пример. Вот есть у человека диван –  добротный, с хорошей обивкой и надежной конструкцией. Но человек вдруг решил, что хочет новый. Просто другой диван, еще один. А зачем он ему, ведь этот диван точно будет лишним? И вот это необоснованное желание приобрести что-то просто так – уже пагубная наклонность. Понимаете, одно дело – с комфортом обустроить свой быт, а другое – накупить кучу всего ненужного.

А вот еще один пример, который хорошо поймут наши родители, дедушки и бабушки. Наверняка вы помните, как у наших родных весь сервант был заставлен хрусталем, чайными сервизами, которыми пользовались от силы несколько раз. А некоторые чашки так и не дождались тех самых дорогих гостей, для которых были куплены. Потому что заставить полки серванта сервизами – это одно, а стать по-настоящему гостеприимным – совсем другое. Это же настоящее мещанство, когда у тебя новая чашка стоит в серванте, а пьешь ты из старой облезлой. И это тоже проявление любостяжания.

Тридцать пять выражений лица. Художник Оноре Домье, ок. 1859 года

– Связано ли корыстолюбие, алчность с гордыней?

– Да, эти грехи связаны, потому что гордыня рождает в нас корысть. Как в таком случае корысть проявляется? В конкуренции: вот я возьму и приобрету нечто дорогое, много приобрету, да так, чтобы было больше, чем у другого. Если у подруги новое платье, я себе еще одно куплю. Если сосед начал строить дачу, я тоже начну, да чтоб на этаж выше, хотя, может, она мне вообще не нужна. Зачем все эти действия? Просто, чтобы завидовал этот другой, чтобы было лучше, чем у него.

О чем это говорит? О том, что человек корыстолюбивый ближнего ближним не считает. Для него все – соперники. Здесь мы видим прямой диссонанс с евангельской заповедью, когда Господь говорит: «…возлюби ближнего…» А как его любить, если он конкурент на всех путях моей жизни? Происходит бытовое помешательство в погоне за излишним комфортом и роскошью. В итоге человек понимает, что себя просто потерял и не знает, чего хочет на самом деле, что действительно его бы порадовало. А все потому, что соперничество происходит просто из прихоти, а не из нужды. То есть вам это объективно не нужно, а вы это все равно делаете. Может, сосед свою дачу строит, потому что посмотрел на другого соседа. И подруга увидела модное платье у знакомой и решилась купить подобное…

И вот это стадное стремление перещеголять друг друга, достичь какого-то уровня материального, на самом деле похищает нас у самих себя. Мы не знаем и не понимаем, что нам нужно на самом деле.

– Говоря о корысти, сразу вспоминается поступок Иуды. По сути, ведь именно корыстолюбие подтолкнуло его к предательству Христа?

– Все верно, Иуда польстился на деньги, причем на очень большие деньги. Он решил продать другого человека. Собственно говоря, для той цивилизации это не было каким-то нонсенсом. И, живя в обществе, где работорговля была практически нормой, Иуда решил пойти, можно сказать, обыденным путем и продать Христа по сходной цене, как евангельские чтения Страстной седмицы нам живописуют. Господь же возвел Себя на Крест, чтобы показать всему миру, что такого рода взаимоотношения неприемлемы для людей, греховны. Один человек не может продавать другого как вещь. Это самое печальное в истории человечества проявление корыстолюбия и алчности – когда человек продает человека.

Предательство Иуды. Изображение с сайта russchooljordan.ru

А сколько примеров этому в истории! Вспомните крепостное право. Святитель Николай Японский писал в своих дневниках, что Россию по большому счету оно и сгубило. Один христианин не может другого христианина продавать как вещь. Иначе получается противоречие заповедям Христа: продавая ближнего, ты перестаешь видеть в нем ближнего. Это то, с чего мы начали нашу беседу.

– Принято считать, что алчность – порок людей богатых. Так ли это? Бедные этой страсти совсем не подвержены?

– Подвержены.  Любая страсть, любой грех социально не детерминированы, – мы об этом уже говорили. Независимо от того, богат ты или беден, ты можешь быть жаден, быть алчен, горделив… Твой социальный статус на твоей страстности может как отражаться, так и не отражаться. И наоборот, твоя страстность на социальном статусе может и отражаться, и не отражаться. То есть человек богатый может быть щедрым, а человек бедный может быть скупым. И наоборот. Склонность натуры к тому или иному греху абсолютно не зависит от того, сколько денег у человека в кошельке.

 – В современной массовой культуре тяга к накоплению денег и имущества считается чуть ли не добродетелью. Что послужило основой такому распространенному мнению?

– Не совсем согласен с утверждением, что стремление к накоплению богатства сегодня в обществе считается добродетелью. Современные кинематограф, театральное искусство, литература так или иначе подсвечивают безнравственность пустого накопительства и жажды богатства. К тому же сегодня все чаще в СМИ, в культуре мы видим примеры меценатов, благотворителей и жертвователей, которые копят, но понимают, для чего это нужно. Они вкладывают свои деньги не только в производство или обустройство быта. Наряду с бизнесом эти люди строят школы, социальные центры, больницы, помогают тяжелобольным и обездоленным… Социальная работа, дела милосердия неотъемлемы от накопительства. И в этом смысле накопительство может быть благом.

Знаменитый русский меценат Иннокентий Сибиряков говорил, что у него так много денег, но не знал, куда их тратить. В итоге он все свое богатство (а он был одним из богатейших людей в России в свое время) раздал и ушел на Афон. Потому что человек уперся в то, что получение прибыли от предпринимательской деятельности стало единственной целью его жизни. Он зарабатывал, чтобы богатеть, и богател, чтобы заработать. В конце концов он понял, что это пустая жизнь, и ушел в монастырь. Ровно то же самое сделал преподобный Серафим Вырицкий. Будучи успешным, как сказали бы сегодня, бизнесменом, он раздал все и ушел в монастырь, причем не один: его решение поддержала супруга, которая также приняла монашеский постриг .

– Святые отцы говорили, что алчность рождает гнев. Так ли это?

– Да, человек жадный – это человек гневливый. Если у него кто-то что-то попросит, ему будет жалко это даже на время одолжить. И вот эта жадность, скаредность провоцирует гнев.

– В Нагорной проповеди Господь сказал: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду…» Получается, что гневаться можно и не напрасно, а обоснованно? То есть действительно можно допустить, что гнев бывает праведным, не греховным?

– Да. Обоснованный гнев – это гнев праведный. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин очень емко и кратко говорит о том, что гневаться можно и нужно на свои грехи. В этом случае гнев может быть добродетелью. Если я вижу, что я алчен, если я вижу, что горделив, скуп и далек от Христова идеала, то я разгневаюсь лучше на себя и обращу себя же к добру, чем разозлюсь на кого-то постороннего. Вот это и есть праведный гнев.

Когда человек далек от евангельской правды, его гневливость обрушивается не на него самого и не на его страсти, а на его ближних. В таком случае страсти внутри человека только разрастаются и губят душу. Когда же мы говорим о гневе праведном, то должны понимать, что он может уврачевать нас.

– В Библии сказано: «Не будь духом твоим поспешен на гнев, потому что гнев гнездится в сердце глупых» (Еккл. 7:9). То есть гнев – это отсутствие мудрости?

– Зачастую, когда человек подвергает себя страсти гнева, он буквально теряет рассудок. Сколь велик процент бытовых преступлений, когда человек в порыве гнева совершает и грабежи, и убийства, и домашнее насилие? В таком случает говорят: преступник был в состоянии аффекта, то есть был не в себе.  И это, конечно, недопустимо – не только для верующего, но и для любого культурного человека в принципе. Абсолютно не обязательно хвататься за какие-то предметы, чтобы нанести ими увечья своему любимому и близкому человеку, просто потому что ты на него гневаешься. Не нужно бить кулаками об стену в порыве злобы и ломать мебель. Победи свой гнев, победи себя, остынь, и все останутся живы, здоровы и счастливы.

Ночной кошмар. Художник Иоганн Генрих Фюсли, 1781 год

– Часто гнев называют «отцом печали». В чем это проявляется?

– Это как раз следствие вспышек гнева, следствие аффекта, о котором мы сейчас говорили. Да, плод гнева – это печаль. Когда человек разгневался, кого-то обидел, оскорбил и даже причинил физические увечья, а потом успокоился, к нему приходит   осознание   ситуации. Человек понимает, что с этим нужно что-то делать, решать, но вот ресурсов, времени и сил, возможно, уже для этого нет. Он привык гневаться и выплескивать свои эмоции на других, а мириться не умеет – не привык. А бывает так, что и хочет помириться, да уже и не с кем. И вот это рождает в его сердце печаль. 

– Как же бороться с грехами алчности и гнева? Что делать тем, кто часто раздражается, имеет холерический склад характера или не может устоять перед покупкой, как говорят: «Все в дом, в семью»? 

– Нужно себя здраво оценивать, и, несмотря на так называемый холерический склад характера, иметь здравый взгляд на себя самого. Все-таки мы взрослые люди, должны вести осознанную жизнь, контролировать свои эмоции, трезво оценивать ситуацию и делать выводы. 

Давайте мыслить логически. Если вы гневаетесь и взрываетесь буквально от каждой мелочи, если покупаете десятую пару джинсов или двадцатое платье, наверное, вы поступаете как незрелая личность. Поэтому нужно взрослеть, подходить к своим поступкам обдуманно, сдерживать свои эмоции. 

Раздражаетесь на какие-то вещи? Научитесь отвлекаться, не зацикливайтесь. Тратите деньги на все подряд без разбору? Подумайте: может, стоит потратить их на что-то действительно нужное и более значимое? Может, отложить, а потом уже накопленную сумму использовать во благо? Я даже не говорю про благотворительность сейчас. Но вместо очередного платья от известного бренда можно купить, например, саженцев плодовых деревьев и посадить сад на своем участке. Поверьте, этот сад будет радовать вашу душу больше, чем очередной наряд. Возможно, он будет радовать и ваших детей, ваших внуков. И это будет настоящее счастье.

 

Беседовала Юлия Зиновьева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 3 =

АРХИВ ГАЗЕТЫ