Огненная колесница и свеча: пророк Илия и батюшка Серафим

01_alskdh23hksg25tСвятые подвижники – это и есть та соль земли, которая всем была необходима и будет важна хоть через сотню лет, хоть через две тысячи лет.
Казалось бы, что нет более несхожих друг с другом святых, таких как Илия Пророк и преподобный Серафим Саровский. Илия знаменует собою одну из вершин святости, рожденную в недрах Ветхого Завета, а Серафим – прямой наследник духоносной правды Нового. Илия яростен в своем почитании Бога. Огонь веры пророка мощен и суров. Серафим, на первый взгляд, представляется нам более тихим и спокойным. И его пламя любви ко Господу Иисусу Христу и Божией Матери произрастает из глубин сердца и не опаляет, но согревает.
Однако сии святые, отделенные в умствованиях рода людского и поведением, и бездной времени, в реальности находятся рядом. А свеча Серафима Саровского является непосредственным продолжением отблесков грозовой колесницы, на коей Илия был поднят на небеса.
Общего у Серафима и Илии гораздо больше, чем различного. Обоим святым довелось жить во время, когда теплохладность и дикое суеверие стали захлестывать народы их. Конечно, царь Ахав (874-853) и приемник его – Охозия (853-852), бывшие современниками великого Илии, правили в стране, постепенно проваливавшейся в политеистическую мглу, а русские цари, годы властвования которых, совпали с летами подвигов батюшки Серафима, еще могли надеяться, что Россия не рухнет в болото темного язычества или атеистические зыбучие пески. Но балансирование на грани отступления от Бога явственно просматривалось и в древнем Израиле, и в России XVIII – XIX вв.
Напасть отказа от единобожия вползла и в Российскую империю, и в Израильское царство из-за рубежей их. Ахав, женившись на Иезавели Сидонской, разрешил исправление в своем государстве культов финикийских божеств. Впрочем, сам он не отрекался от Господа. Просто «терпел» чуждых божков и демонов. Даже строительство святилища для Ваала было решением скорее политическим, а не религиозным. Но уже Охозия – сын Ахава откровенно попрал заветы Творца и без стеснения совести обратился за предсказаниями к псевдобожеству Вельзевулу.
Илия поступил очень жестоко со жрецами Ваала. Сперва он показал бессилие их, а потом убил почитателей чужеземного идола. Сие диктовалось той эпохой и ее нравами. Ибо мир был затоплен язычеством до краев. Естественно, пророк подвергся преследованиям. Но задумайтесь: гонения на Илию, пусть и по наущению царицы, осуществляли сами израильтяне – слуги, воины и т. д. Таким образом, четко прослеживается факт: язычество пустило свои корни серьезно и крепко. Хотя, пожалуй, часть преследователей пророка руководствовались не местью за служителей Ваала, а соображениями карьеры и желанием автоматически понравиться царской чете. Бог забыт или отодвинут на место ниже самостного мечтания продвижения по служебной лестнице.
Религиозное отступничество неизбежно сопровождается и беззаконием. Ради виноградника, приглянувшегося Ахаву, был по ложному обвинению зверски забит камнями хозяин угодья Навуфей. Пророк Илия предрек из-за этого неблаговидного поступка царя и царицы гибель всей династии. Все же Ахав нашел в себе силы и покаялся. Поэтому Господь и помиловал его.
Последующий правитель – Охозия же, узнав о предсказанной ему Илией смерти за богоотступничество, решил уничтожить самого пророка. Но воинов, посланных схватить праведника, покарал небесный огонь. Опять непредубежденный наблюдатель должен зафиксировать фактическое пренебрежение волей Бога. Руками человеков царь восхотел разделаться с посланцем Господа. Судьба Охозии оказалась печальной. Он был убит по приказанию Ииуя, который, согласно воле Божией, истребил весь дом Ахавов.
Династия Омридов закончилась в крови и несчастии, а пророческую дорогу Илии продолжил достославный Елисей.
02_ky784tyukfano34gРоссия в XVIII и XIX столетиях в какой-то степени приблизилась к себялюбивым «стандартам» царства Ахава. После реформ Петра Первого в нашу землю нахлынули сектанты всех мастей. Причем часто в XVIII в. критиковать протестантов русским православным людям запрещали власти. Политика искусственно поднималась над православной верой. Истина приносилась в жертву вседозволенности. Из Западной Европы в империю пришел и атеизм Вольтера и Руссо, и деизм, и пантеизм. И все это с благосклонностью принималось образованной российской элитой, приученной смотреть на Англию, Францию, Нидерланды, как на источники просвещения и культуры. Светская жизнь столиц России – Санкт-Петербурга и Москвы явно отличалась от обычаев и нравов деревень, сел и малых городов, где дыхание живого Православия чувствовалось сочнее. Правда, в XIX веке по воле Божией двинулся процесс восстановления христианского бытия на Руси. Император Александр I после увлечения мистицизмом в европейском стиле и «хлыстовщиной» припал к ногам Господа нашего Иисуса Христа. Неслучайно бытийствует легенда, что Александр Павлович не умер, но, скрывшись под именем старца Феодора Кузьмича, замаливал свои грехи и жил праведным образом в Сибири. А последний царь – Николай Александрович, принявший реальное участие в канонизации преподобного Серафима Саровского и после мученической кончины в XX в. сам причисленный к лику страстотерпцев, подтвердил главную цель России – сохранение Православия до скончания веков.
Все-таки святых Господь дарует нам грешным, сообразно важным периодам духовного горения или обледенения человечества. Серафим Саровский не восходил на гору Хорив как Илия, но выстаивал годы на обыкновенном камне, вознося хвалу Создателю, молясь за всех и вся. Не высота скалы определяет подвиг святого. Бог всегда вблизи нас, и для Него нет разницы между Эверестом и валуном. Человеческое сердце Господу нужнее хребтов, долин или морей.
Если Илия – огненный факел, разгоняющий мрак, то преподобный Серафим – это костер для заплутавшего в дебрях лесных усталого путника. России был надобен именно Серафим. Илия смирял неверов мощью, а саровский монах словами: «Радость моя!» Но, если бы Предвечный Бог поместил Серафима на место Илии, а Илию отправил в Россию, то и пророк бы отдал себя на волю разбойных крестьян, а русский старец разрушал бы алтари Ваала. Творец задает задачи и с помощью святых открывает людям способы решения их.
Святые – «алмазы Божии», рассыпанные щедрой дланью Бога по эпохам. Нам бы лишь не обмануться и не принять стекляшку за алмаз. Нам бы лишь не отвернуться от Любви и не взять вместо доброго худое. А для сего только то и надо не отходить от Иисуса Христа и Православной Церкви никогда и не при каких обстоятельствах, что сделать очень тяжело, ибо нынешний век захлестнула волна потребительства и эгоизма. И как же нам ныне не прибегнуть к подмоге славного пророка Илии и преподобного Серафима!

Александр Гончаров,
к.ф.н.,доцент кафедры журналистики СОФ ВГУ