Одежды примирения. Как не уподобиться римским воинам

Римски воины срывают одежды со Христа. Изображение с сайта zabytye

«Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху.

Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: “разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий”. Так поступили воины» (Ин.19: 23-24).

Всматриваясь в этот евангельский текст, мы можем представить себе страшные события, которые происходили на Голгофе.

Четыре римских воина исполняют  свои обязанности. По странному стечению обстоятельств в эти обязанности не входит защита населения от захватчиков. Эти солдаты Рима сами являются захватчиками Палестины. И им поручено провести пытки и казнь трех человек, которые по разным причинам оказались приговорены к мучительной и медленной смерти на кресте.

Один из распятых – Господь наш Иисус Христос. Знали ли распинавшие об этом? Едва ли. Палачи редко интересуются судьбами своих жертв. Материальные  составляющие интересуют их гораздо больше. Человека нужно лишить жизни, честно исполняя приказ, а одежду смертника можно при случае забрать себе – как трофей. Пройдет совсем немного времени, и этот циничный обычай запретят, а подобные деяния будут расцениваться как мародерство, которому не должно быть места в Римской армии. Такого вообще не должно быть в правовом государстве, славном своими справедливыми законами, философскими школами и языком, на котором писались не только смертные приговоры, но и высокие стихи и трактаты мудрецов. Мы знаем из Евангелия, какие чувства и эмоции испытывали приговоренные к казни. “Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” – такой вопль вырвался из уст Христа незадолго до смерти (Мф. 27:46).

И в этой одной фразе – весь земной ужас человека перед гибелью. Что чувствовали и о чем думали римские солдаты – мы не знаем. Может быть, и не чувствовали они ничего. Так бывает в жизни, увы. Человек может привыкнуть ко всему. В том числе и к тому, что по приказу нужно убивать, не разбирая особо – кого и за что. Приказ есть приказ. И равнодушие тут только на руку. И это самое страшное, что может случиться с человеком, совершающим насилие над другим.

Эта история повторится еще не один раз. Вслед за Христом на свою личную Голгофу пойдут многие христиане. А их палачам и преследователям по-прежнему будет все равно. И неважно, какой год будет в календаре и какой век. Римский Колизей или Секирная гора на Соловках.

Нам сложно представить себе сейчас, как можно было убить Бога. И мы живем уж точно в совсем другое время. Мы интеллигентные цивилизованные люди, в жизни которых нет места насилию и казням по приказу властителя. Только иногда наше спокойствие нарушают известия СМИ о преступлениях, которые совершаются без видимых причин где-то совсем недалеко от нас. Какой-то студент берет ружье, чтобы расстрелять однокурсников. Чья-то жена или чьи-то дети становятся жертвами бытового насилия… Но нам кажется, что все это происходит где-то там, не с нами и не про нас.

Хитон Господа был сохранен верующими и сегодня почитается как великая святыня в христианском мире. Совершая воспоминание положения ризы Христа, мы должны просить Его о даровании нам любви и сочувствия чужому горю. О даровании простого человеческого понимания и участия, которого не хватало как тогда на Голгофе, так не хватает нам и сегодня. Просить об избавлении от пандемии жестокости и равнодушия.

Протоиерей Максим Горожанкин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =