Нужны ли России детские дома?

Об угрозе ювенального законодательства западного образца уже много сказано. Опасность установления приоритета интересов детей над интересами родителей осознает большинство взрослых граждан нашей страны (71 процент по данным ВЦИОМ).
«Строгие родители? Не плачь, детка! – Мы найдем тебе новых»… Естественно, западные лоббисты обещают подыскать «теплый очаг» в кратчайшие сроки. Правда, мало кто задумывается над тем, что далеко не всех детей так легко устроить в семью, и далеко не всегда воспитание в семье гарантирует соблюдение прав ребенка. Вот тут-то мы сталкиваемся с другой, пока мало обсуждаемой проблемой ювенальной системы – положением детских домов. Их существование оказывается под вопросом благодаря новому лозунгу «Всех сирот – в семью»…
Своим мнением о последствиях введения ювенальной системы и о современной политике детствосбережения с читателями «Православного Осколья» поделился кандидат педагогических наук, отличник народного просвещения, заслуженный учитель РФ Владимир Иванович Попов, который уже более 20 лет стоит во главе большой семьи – старооскольского Дома Детства.
– Вы согласны с идеей «Каждого ребенка-сироту – в семью», которую сегодня активно продвигают в обществе?
– Такая политика мне хорошо знакома. За правами детей следят, а семью, родителей не поддерживают. Кто-то сверху или из-за океана постоянно пытается пристыдить наших граждан якобы невообразимым количеством детдомов и приютов, говорит о государственной безответственности. Но я считаю, что нет ничего постыдного в том, что государство занимается детьми-сиротами. Обеспечение детей силами государственной казны – можно сказать, знак качества для такого государства. Это проявление любви к своим маленьким гражданам. Понятно, что ребенку тяжело, когда родителей нет рядом. Но органы опеки не должны работать как сортировочная машина: собрали детей по плохим семьям – передали в другие, вроде хорошие. Подобные методы еще с горем пополам можно применить при устройстве в семьи малышей – они хорошо приживаются, с ними проще найти общий язык. Подростки же почти всегда остаются не у дел. Проблема не только в том, что их не хотят брать в семью. Они сами зачастую против своего усыновления, хотя в поддержке – моральной, материальной – нуждаются. Ответственность за них несем мы – представители социальных служб.
– Вот как раз безответственное отношение к детям приписывают сторонники семейного устройства воспитателям детдомов. К этому прибавляют плохие условия содержания, махинации чиновников с собственностью…
– Дополню этот список. Одним из главных аргументов в защиту новой системы опеки является материальная составляющая: мол, в детдомах очень дорого содержать детей. В семье – дешевле. Представляете? «Дешево-дорого» – вот какими словами теперь определяют детей! Вот какое отношение у политиков к нашему будущему!
Да, проблемы в нашей сфере есть – серьезные. Молодых специалистов не хватает – никто не хочет идти на такие зарплаты, оборудование устаревшее, ремонт помещений сделать – целая эпопея… Вообще всякое бывает – работа специфическая. Хороший садовник обрезает сухие ветки, но никогда не станет рубить все дерево, если у него хорошие корни. Институт детдомов в России существует уже более ста лет. Просто его нужно поддерживать.
– Проект нового федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предполагает создание специальных общественных наблюдательных комиссий за детдомами и приютами. Опять-таки – чиновники сомневаются в качестве ухода за детьми и беспокоятся о соблюдении их прав. Кто «присматривает» сейчас за вами? Нужна ли еще одна комиссия наблюдателей?
– Я не совсем понимаю необходимость создания подобной структуры. Старооскольский детдом постоянно проверяют различные государственные комиссии – от департамента образования, от социального развития, от здравоохранения; инспекции – санитарные, медицинские, пожарные, прокуратура… Также есть и сторонние общественные организации, фонды, которые частенько наведываются с проверкой. За благополучие воспитанников детдома отвечает попечительский совет, в состав которого входят 75 старооскольцев, руководителей различных муниципальных структур города. Возглавляет совет глава округа П.Е. Шишкин. Приходят к нам и журналисты, и волонтеры, да и просто те, кто хочет взять ребенка в гости… Тут и захочешь – ничего не утаишь.
– Сегодня в Госдуме рассматривается вопрос об упрощении процедуры усыновления. Может, наоборот, стоит усилить препоны для приемных родителей, чтобы отмести всех неблагонадежных кандидатов в мамы и папы?
– Упростить процедуру нужно. Она давно превратилась в бумажную волокиту. Естественно, будущие родители должны заниматься со специалистами, проходить собеседования с психологом, но количество справок-отчетов нужно существенно уменьшить. На месте чиновников я бы также обратил внимание на оформление гостевого пребывания ребенка в семье. Ведь на самом деле вопрос об усыновлении сегодня встает редко. Происходит это потому, что нарушен механизм установления отношений ребенка и взрослого. Сейчас в детдомах содержатся детки с 12 лет. Их навещают родственники, близкие или просто взрослые, которые хотят познакомиться с детьми. Однако их посещения ограничиваются приглашениями в гости на выходные. Два-три дня в кругу близких – и снова в детдом. Не думайте, что детьми пренебрегают – их с удовольствием брали бы на каникулы, оставляли погостить подольше, а там, глядишь – насовсем бы забирали. Но есть одна великая проблема – сложность сбора и оформления всех необходимых документов для разрешения на гостевое пребывание. Количество справок и сложность их оформления сопоставима с оформлением документов на усыновление или опеку. Наши чиновники процесс усыновления представляют примерно так: побыл у тебя ребенок в гостях пару дней – бери насовсем, либо встречайтесь урывками дальше. Они не учитывают сложный процесс установления личных отношений между ребенком и потенциальными усыновителями, опекунами. Привыкание и знакомство происходит постепенно и требует определенных сроков. Двух дней в неделю для этого недостаточно. Ребенок должен понаблюдать за будничной рутиной, все осмыслить – и, как у нас говорят, влюбиться в семью. Требуется время и будущим родителям.
– Как вы относитесь к денежному поощрению опекунов и приемных родителей? В ближайшее время правительство планирует существенно повысить денежные выплаты-зарплаты и пособия для таких семей. Есть мнение, что это будет способствовать процветанию бездушного бизнеса на невинных детях…
– Когда в семье появляется ребенок – свой или приемный, – многое меняется, в том числе и в материальном плане. И, безусловно, семью нужно поддерживать. Тем более, что большинство усыновителей – люди с довольно скромными доходами. Моя личная позиция такова: выражать заботу о ребенке в денежных единицах нельзя. Если ты привел его в свой дом, забудь, что он – чужой. Теперь он твоя кровь и плоть. Этой твой сознательный выбор. И его обеспечение – в первую очередь твоя забота, а не органов опеки. Все поиски правды у чиновников, хождение по ведомствам в поисках жалости и денег ребенок видит. Вы заявляете совершенно посторонним людям, что ребенок – приемный. И даже если вы совершенно искренне думаете, что афиширование этого факта пойдет на благо детей, оно причинит ребенку только боль.
Кстати, именно по этой причине – материальной заинтересованности приемных родителей – я против детских домов семейного типа. Люди, которые даже с самыми чистыми намерениями берут под свое крыло десять, двадцать детей и обещают создать им обстановку «совершенно обычной» семьи, глубоко заблуждаются. И хорошие госвыплаты тут не помогут. По сути, мы просто перемещаем ребят из одного детдома в другой – поменьше, победнее. В детдом, где нет специалистов, которые помогают справиться с психологическими трудностями – а дети-сироты всегда с большим «психологическим грузом», – в детдом, где нет воспитателей, которые успевают присматривать за каждым сорванцом. И, наконец, в таких семьях-интернатах нет достаточного материального обеспечения: таким мамам-папам, как и обычным детдомам, приходится искать спонсоров и попечителей, налаживать быт с помощью сторонних организаций. В итоге тяжело всем – и опекунам, и детям.
– Как вы относитесь к «закону Димы Яковлева» о запрете на усыновление российских сирот гражданами США? Какую политику в этом отношении проводит правительство области?
– Правительство Белгородской области всегда было против усыновления наших детей иностранными гражданами. И за двадцать лет моей трудовой деятельности не было ни одного случая усыновления детей иностранцами. Хотя довольно много было «заморских» обращений на усыновление. Несколько раз мы даже отправляли по гостевым путевкам мальчишек и девчонок в США и Великобританию, но в усыновлении отказывали. Должен сказать, что жизнь этих ребят, несостоявшихся иностранцев, устроилась вполне благополучно: они получили образование и жилье, многие уже создали свои семьи.
Думаю, курс наша область держит правильный. Но «Закон Димы Яковлева» мне кажется глупой политической игрой – ведь вопрос назрел давно, а решение было удачно представлено только сейчас, в критический для власти момент. Закон, на мой взгляд, нуждается в существенной доработке. В первую очередь нужно подумать о возможности усыновлять деток с тяжелыми неизлечимыми заболеваниями. К сожалению, у нас в стране таким ребятам мы порой не можем оказать достойную помощь и постоянный уход. В таких случаях нужно руководствоваться интересами детей.
– Изменилось ли вообще отношение к детям общества – взрослых граждан – за последние годы?
– Да, существенно. Не удивляйтесь тому, что я скажу! Несмотря на уверения прессы в том, что число неблагополучных семей растет, мне думается, люди стали с большим вниманием относиться к собственным детям. Казалось бы, раньше гораздо сильнее заботились о будущем своих чад. Но в годы дефицита папы днями напролет носились по городу в поисках кофточек-штанишек для дочки или сына. Мамы полдня стирали пеленки, полдня штопали носки. Потом в годы перестройки родители пропадали на трех работах… В наши дни прилавки в магазинах заполнились, появились всевозможные средства по уходу за детьми и относительно стабилизировались зарплаты. У родителей освободилась уйма времени, которое они посвящают своему малышу. Любовь их не оскудела, а приобрела другую форму. Можно сказать, родительский инстинкт перерос в осознанное чувство любви и ответственности. А перспектива введения новой ювенальной системы заставила мам и пап глубже осознать ценность семьи и трепетнее относиться к детям.

Беседовала Юлия Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 7 = 2