Новые угрозы семье и детству

Не прошло и полгода с тех пор, как по стране прокатилась мощная волна протестов против принятия ювенальных законопроектов о социальном патронате (N 42197-6) и общественном контроле за обеспечением прав сирот (N 3138-6), и вновь в центре внимания прессы детский вопрос. Жесткие дискуссии разгорелись по поводу принятия Госдумой «закона Димы Яковлева» (усыновленный ребенок Дима Яковлев, запертый приемным отцом-американцем в автомобиле, погиб от жары), который запрещает усыновлять российских детей гражданами Америки. Наша страна, кстати, не первая, кто отказывает американцам отдавать своих детей. В их числе Гватемала, Вьетнам, Румыния, почти все страны Евросоюза. Категорическим противником усыновления своих детей остается Израиль. В Советском Союзе также действовал запрет на иностранных усыновителей. И хотя в принятом законе, который посвящен мерам воздействия на лиц, причастных к нарушению прав и свобод российских граждан в Америке, всего два пункта посвящены детскому вопросу, резонанс получился громкий.
Тут же вновь на повестку был поставлен вопрос о защите прав детей и сирот. 28 декабря 2012 года Президент Российской Федерации подписал указ N 1688 «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». В нем, наряду с совершенно конструктивными мерами, было рекомендовано Государственной Думе доработать в приоритетном порядке именно те два федеральных закона, против которых патриотические силы и выступили ранее сплоченным фронтом. И уже в феврале депутаты вновь примутся за их рассмотрение. Это и встревожило противников ювенальных реформ.

«Финляндия не любит детей…»

В рамках XXI Рождественских чтений теме внедрения ювенальных технологий было посвящено немало обсуждений. Самой эмоциональной и насыщенной оказалась секция «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». В ней приняли участие глава Антифашистского комитета Финляндии доктор политологических наук Йохан Бекман, начальник Правового отдела Управления по правам ребенка Аппарата уполномоченного по правам человека РФ Ирина Вихрова, директор института демографической безопасности Ирина Медведева, член Правления Российского детского фонда Татьяна Шишова, криминолог ВНИИ МВД Елена Тимошина, Председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольга Леткова, координатор международного движения «Русские матери» Ирина Бергсет и другие.
«Почему-то Финляндия не любит детей», – горько констатировал Йохан Бекман и постарался вскрыть исторические причины современного ювенального беспредела в своей стране. Система изъятие детей в Финляндии существовала еще в XIX веке: детей продавали через аукционы. В результате победы «белых» финнов над «красными» в гражданской войне 1917-1918 гг. была создана программа насильственного перемещения сирот «красных родителей». Следующей трагедией стало изъятие детей и перемещение их в Швецию в годы Великой Отечественной войны, когда Финляндия выступила на стороне Германии. По словам финского правозащитника, сегодня для изъятия ребенка достаточно субъективного беспокойства сотрудника службы. Правила придумывают сами работники опеки, так как закон очень гибкий, и его можно весьма широко толковать. 70 процентов детских домов, куда помещают отобранных у родителей ребятишек, – частные, государством они не контролируются.
Детей от русских матерей в приемных семьях и детских домах дерусифицируют. Им запрещено говорить на русском языке, молиться, креститься, делать все, что связано с православной традицией. Дети теряют свою культурную национальную идентичность путем насильственной ассимиляции. Вообще смешанные русско-финские браки считаются зоной риска для детей. К ним обращено особо пристальное внимание со стороны «защитников детства». Йохан Бекман привел множество впечатляющих примеров изъятия детей. Шокировал случай, когда органы опеки приговорили к отторжению еще нерожденного ребенка. Беременная женщина перенесла стресс и обратилась за помощью в психиатрическую больницу. Врачу же она призналась, что хочет рожать в России. В результате больница стала тюрьмой, и только с помощью российских СМИ женщина обрела свободу и сохранила новорожденного малыша.
Татьяна Шишова рассказала о психических последствиях, к которым приводит разлучение ребенка с матерью. У оторванных детей развивается синдром «материнской депривации», то есть нехватка материнской любви. В результате происходит задержка психического и интеллектуального развития ребенка, его аутизация. У таких детей наблюдаются различные соматические заболевания, связанные с психическим расстройством: язва желудка, бронхиальная астма. Впоследствии дети, оторванные от семьи, склонны к действиям без осмысления последствий. (По словам Йохана Бекмана, большинство заключенных финских тюрем составляют те, кто воспитывался не в семье, а детских домах и приемных семьях).
Татьяна Шишова предложила ввести уголовное наказание для работников опеки за незаконное изъятие детей. Детский психолог предупредила о распространении в России чрезвычайно опасной лженаучной методики американки Нэнси Томас – «терапии нарушений привязанности». Нэнси Томас, не имеющая ни медицинского, ни психиатрического образования, предлагает тренинги для детских домов и приемных родителей как профилактическую меру, чтобы предотвратить дальнейшее развитие проблемы нарушения привязанности. Согласно ее методике, ребенок изначально ненавидит своих приемных родителей, так как разлучен с биологической матерью. Он якобы представляет опасность для окружающих и даже способен убить приемных родителей. Это и есть так называемый синдром нарушенной привязанности. Чтобы его излечить, Нэнси Томас советует искусственно вызывать в ребенке гнев и ярость. Самый эффективный способ – закатывание в одеяло. В ходе «процедуры» ребенок должен выбраться из-под навалившегося на него всей тяжестью тела взрослого «терапевта». Жуткое лечение должно воспроизводить ситуацию «родов». Таким образом, переживание подобного «второго рождения» должно привести к «изменению сознания» и исправлению «нарушений привязанности».
Нэнси Томас предлагает и другие формы воздействия на несчастных детей. Их подвергают различным унижениям, запрещают делать что-либо без спроса и разрешают говорить только восемь фраз.
По словам Татьяны Шишовой, гибель большинства приемных русских детей в Америке связана именно с применением методики Нэнси Томас. В Свердловской области эта дама уже провела семинар для врачей, работников детских домов и органов опеки. Сейчас ее книга «Когда любви недостаточно» начинает широко распространяться в центрах социальной помощи, предлагается сотрудникам органов опеки.
Криминолог ВНИИ МВД Елена Тимошина постаралась на цифрах и фактах развеять мифы, которые повсеместно распространяют поборники ювенальной юстиции о родительском произволе и насилии. По статистике семейное насилие не растет, а падает. За 2011 год около восьми процентов из общего числа пострадавших от насильственных преступлений детей стали жертвами непосредственно родительского насилия, и около двух процентов – жертвами со стороны иных членов семьи. Относительно общей численности детей, проживающих в России, число несовершеннолетних жертв семейного насилия составляет около 0,02 процента. В то же время примерно 90 процентов несовершеннолетних, пострадавших от насильственных преступлений, ежегодно становятся жертвами лиц, не связанных с ними родственными связями. Именно такое насилие, считает Елена Тимошина, является по-настоящему серьезной проблемой.
Весьма опасная ситуация, отмечает Елена Тимошина, сложилась в сфере преступности против половой неприкосновенности и половой свободы личности, а также против нравственности. За последние годы увеличилось не только число указанных преступлений, но и их удельные значения в структуре всей преступности в отношении несовершеннолетних. И рост данных преступлений не связан с ростом родительских преступлений. Подавляющая часть этих преступных деяний также совершена чужими для детей-жертв лицами. Поэтому, по ее мнению, надо не развивать институт родительских репрессий, а направить усилия государства на решение по-настоящему серьезной проблемы несемейного насилия над детьми.
Детский психолог Ирина Медведева рассказала, как детей используют в непристойных спектаклях и рекламе. В 20 театрах Москвы идут циничные спектакли с участием детей. Никто не защищает детей от подобного психологического насилия и растления. Помощник депутата Николай Мишустин, руководитель рабочей группы Мосгордумы по защите семей от ювенальных технологий, подтвердил слова Ирины Яковлевны, представив очевидные фотодокументы использования детей в срамных и кощунственных представлениях.
Выступление Ирины Бергсет, которая сама пострадала от рук социальных органов Норвегии, ярко охарактеризовало протестную ситуацию в мире против ювенального беспредела (полностью доклад Ирины Бергсет читайте на 5-й странице).
Эксперты, анализируя причины навязывания России чуждых традиционному мировоззрению ювенальных технологий, пришли к выводу, что цель авторов ювенальной экспансии – это целенаправленный демографический слом самой сильной державы «натуральной» семьи – России.
В целом родительское сообщество, ученые и эксперты сегодня однозначно констатировали, что времени у России на дискуссии больше нет. Перед страной стоит однозначный выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

Светлана Петрова

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

26 − = 25