Николай Второй – основоположник Мирной конференции в Гааге

01_gl_fdscx3417 июля Русская Православная Церковь вспоминает страстотерпцев царя Николая, царицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии. В этот день в 1918 году фактически закончилась история имперской России, да и, пожалуй, целого периода в развитии человеческого общества (начатого Французской революцией конца XVIII в.), питаемого надеждами благополучно построить рай земной, но без Бога. Святые получили венцы от Господа нашего Иисуса Христа, а мир (в коий раз!) обнаружил, что все призывы к прогрессу неизбежно завершаются бойнями и казнями невинных.
Император Николай Александрович родился в XIX веке – столетии, когда люди еще полны были иллюзий, что все на свете можно решить с помощью науки. При этом ученые мужи во многих случаях стремились к познанию сути вещей, а не жаждали банально использовать свои таланты для накопления денег и открытия банковских счетов. Символом «человека науки» являлся персонаж книги Жюля Верна «Дети капитана Гранта» – Паганель. 02_xzcgsq434tertДвадцатый век напрочь убивает тягу к чистой науке, что отлично раскрывают и литература, и кино. На смену Паганелю приходят образы ученого-маньяка, стремящегося поработить Землю, и ученого, трудящегося за доллары на какую-нибудь мегакорпорацию. Наука объявляется средством наживы.
На рубеже XIX и XX вв. толпы мечтали, что наконец-то не будет войн. А аналитики приводили массу аргументов. Мол, экономическая интеграция достигла выдающихся высот, и войны теперь не выгодны. Мол, мы разгромили религиозную нетерпимость, и человек, руководимый разумом, никогда не допустит вооруженных столкновений. Но все миражи развеяла Первая Мировая война. Она оказалась настолько кровавой, что вызвала откровенный ужас почти во всех государствах Европы. А блага науки превратились в кошмар применения химического оружия.
Император Николай Второй, в отличие от целой плеяды политиков, очень рано понял, что надвигается на человеческий род. По инициативе русского царя в 1899 г. удалось созвать 1-ю Мирную конференцию в Гааге. Но результаты ее не воплотили чаяний России. Не приняты были решения о сокращении военных бюджетов. Фактически государства решились лишь на некоторые ограничения при объявлении и ведении войн.
Все же православный царь попытался хоть как-то разрешить проблемы войны и мира. Историк С.С. Ольденбург уже после событий 1917-го и распада Российской империи честно оценил миротворческую заботу Николая Александровича: «Те, кто считает войны неизбежными, необходимыми, – а то и полезными, – назовут, быть может, эту попытку благородной, но бесплодной утопией, бесполезным, если не вредным начинанием, только порождающим обманчивые иллюзии; те же, кто верит в возможность международного мира на основе взаимного соглашения всех стран, все те, кто затем приветствовал идею Лиги Наций и конференцию по разоружению, не могут не признать, что первый почин в постановке на очередь этого вопроса бесспорно принадлежит Императору Николаю II; и этого не могли стереть со страниц истории ни войны, ни революции нашего времени».
XXI век резко меняет вектор интересов. Материальное заменяет поиск смысла жизни. И, ежели, в эпоху Николая Второго, даже при военных действиях хотя бы декларировали приверженность чести и совести, то ныне этого и не требуется. Если до Второй Мировой войны все же старались не слишком жестоко обращаться с жителями на оккупированных территориях, то потом избиение гражданского населения и протесты то вызывать не стало. Гитлеровские концлагеря же организовывались по «научной методике». Над заключенными проводили опыты, да и уничтожали, как на конвейере.
В 1835 году английский врач Джеймс Причард ввел в психиатрию термин – «нравственное помешательство». Ныне термин не используется, хотя существуют люди, не страдающие вроде бы расстройством ума, но полностью лишенные каких-либо нравственных ориентиров. Для этих людей уничтожить деревню или вырезать школу все равно что спалить муравейник. Здесь явно видна духовная болезнь. Однако психиатрия сегодня зациклена на материальном. Здоровье разума признается и у политика, отдающего приказы бомбить города и осыпать минами детские сады. Нравственное помешательство отнюдь не исчезает при изменении в угоду конъюнктуре психологических справочников и пособий.
Страстотерпец Николай учит нас и как противостоять развращению молодых поколений и тому, как важно сохранять мир. Царь в ссылке, пилящий дрова с сыном, являет нам смирение и веру.
«Насколько заблуждаются те люди, которые ищут счастья вне самих себя – в чужих странах и путешествиях, в богатстве и славе, в больших владениях и наслаждениях, в удовольствиях и в пустых вещах, которые концом своим имеют горечь! Возводить башню счастья вне нашего сердца – это все равно что строить дом в месте, которое подвергается постоянным землетрясениям. Счастье находится в нас самих, и блажен тот, кто понял это… Счастье – это чистое сердце, потому что такое сердце становится престолом Божиим. Так говорит Господь для тех, кто имеет чистое сердце: «Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом» (2 Кор 6,16). Чего им еще может недоставать? Ничего, поистине ничего! Потому что они имеют в сердце своем величайшее благо – Самого Бога!» (Святитель Нектарий Эгинский).

Александр Гончаров