Незабываемое Рождество в Москве

01_fmjh87234gdfsПрактически у каждого верующего человека есть свое самое-самое запомнившееся Рождество Христово. А если ничего чудесного, как вы думаете, у вас на Рождество не происходило, то можем заверить – все еще впереди. Ждите.

Моим самым удивительным Рождеством стало начало третьего тысячелетия. В 2000 году я вместе с детьми приехала в Москву на новогодние каникулы. Дочери было восемь, а сыну – одиннадцать. Остановились у родственников в подмосковном Королеве. Сорок минут на электричке – и мы в столице. Недельная программа была насыщенной, хотелось успеть многое: увидеть первопрестольную, расцвеченную яркими праздничными огнями, пройтись по припорошенной снегом Красной площади, войти под своды соборов древнего Кремля, приобщиться к величайшему культурному наследию в Русском музее, прикоснуться к подлинным шедеврам живописи в Третьяковской галерее. Но центральное место в нашем путешествии, конечно, занимала рождественская служба в Храме Христа Спасителя. Мы знали, что ее возглавит Святейший Патриарх Алексий II, и желающих попасть на нее будет огромное множество. Поэтому в Храм приехали заранее.
Главный кафедральный собор страны поразил своим величием, живописной настенной росписью, удивительными иконописными образами, неописуемой красотой алтаря, выполненного в виде беломраморной восьмигранной часовни. Первое впечатление – ощущение своей ничтожности на фоне грандиозного осмысления библейской истории. Но потом это ощущение проходит, словно ты сам входишь в эту историю и становишься ее частью.
Мы успели на Всенощную и подошли к елеопомазанию. Надеялись дождаться в Храме праздничной литургии.
Но оказалось, собор закрывают на уборку. И всем пришлось выйти. Первые дни нового века выдались на редкость суровыми – морозы доходили до 20 градусов. А к ночи столбик термометра опускался еще ниже. Час на улице с маленькими детьми – своего рода испытание и для меня, и для них. «Прихворостил» нас морозик!
В девять вечера собор открыли, и мы буквально бегом устремились в его огромные двери.
Пройти в первые ряды не получается: лучшие места – для приглашенных по специальным билетам. Встали за прессой. Многочисленные журналисты и операторы телеканалов обустраивают рабочие места, прицеливаются объективами. Центральная часть алтаря видна кусочками, зато левый клирос хорошо просматривается.
02_MG_4162gfds432Служба началась, и мы, затаив дыхание, ожидали выхода из алтаря Святейшего Патриарха. Чувство радости переполняло. Такого сильного эмоционального подъема я не испытывала ни ранее, ни впоследствии. Мелькнула даже шальная мысль: «Вот сейчас Святейший благословит, и умереть не страшно».
Служба шла торжественно и чинно. Певчие с высоких хоров, словно с небес, возглашали тропари и стихиры праздника. Маленькую дочку в тепле разморило, она прикорнула на сложенных на полу шубках и куртках. Сын же все старался протиснуться вперед. И тут я вспомнила, что в столь поздний час мне с детьми еще надо добраться до вокзала, а потом ехать в ночной электричке в Королево. Стало жутковато. Видимо, мое беспокойство стало слишком заметно. Неожиданно сосед, стоявший рядом, произнес:
– Жаль, придется уходить, а то на электричку опоздаю.
– А куда вам надо ехать? – спросила я.
– В Королево.
Ответ меня поразил: в храме среди тысяч людей рядом с нами стоял человек, который может стать нашим ангелом-хранителем в эту ночную поездку. Это было просто чудо!
– А как вас зовут? – поинтересовалась я.
– Михаил, – был ответ.
Почему-то другого ответа я и не ждала. Страхи тут же исчезли. Вместе с Михаилом мы ехали в пустом вагоне в метро, едва слышно стучали колеса электрички, убаюкивая ребятишек.
В Королево мы расстались. Я поблагодарила нашего попутчика, он растворился в темноте, а наша утомленная, но радостная компания уже через пятнадцать минут сидела на кухне и разговлялась пельмешками. По телевизору еще продолжалась прямая трансляция рождественской службы из храма Христа Спасителя, и мы с непередаваемым чувством ощущения полноты праздника слушали праздничное поздравление Святейшего Патриарха Алексия II, которого буквально два часа назад видели воочию.
От той незабываемой службы у нас осталась икона Рождества с благословением Патриарха в память совершения первой Божественной литургии в воссозданном Храме Христа Спасителя и записанное имя Михаил в помяннике. Но иногда так хочется повитать в облаках и представить, что это был не земной человек, а небесный заступник. Как говорится, по вере вашей – да будет.

Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

53 − 43 =