«Не потерять связь с Творцом…»

01_gl_auhjksdot245rrgПрофессиональные художники не любят слово «заказ». Поэтому уместнее будет сказать, что они пишут свои картины по велению души. Поэтому и Дом художника в Старом Осколе, где они трудятся, не спешат называть на новый лад – МБУК «Старооскольский творческо-методический центр». Два художника из его коллектива – Юрий Болотов и Александр Филиппов – участники международной выставки «Под сенью Омофора», посвященной 100-летию канонизации святителя Иоасафа Белгородского, Всероссийской выставки «Россия – 21», авторы, которых профессионалам представлять не нужно.

Сегодня Юрий и Александр заканчивают свою работу по созданию полотен трех знаменитых храмов Старого Оскола и Губкина, объединенных деятельностью одного мецената. Картины мастеров живописи, таким образом, дополнят палитру православной культуры, по которой свое преставление о городе и регионе составляют приезжающие к нам гости. Предметы гордости в виде куска добытой руды и отремонтированных дорог, как бы хороши они ни были, не могут заменить взгляды на архитектуру и искусство, которые обогащали и обогащают не одно поколение белгородцев.
О влиянии христианского взгляда на мир, на православную живопись, о генезисе живописи и религии, особенностях художественного восприятия – наш разговор с членами Союза художников России Юрием Болотовым и Александром Филипповым.

– Когда я нахожусь близко к храму – обязательно зайду, постою, свечку поставлю. Это действует на меня, обогащает. Без этого, наверно, все мы были бы намного беднее, – говорит Юрий Болотов.
В своей работе художник воссоздает храм, как если бы он рисовал человеческий портрет. Новичку в этом жанре обычно приходится работать с чистого листа.
– Есть портретное сходство человека, а есть портретное сходство в данном случае собора – чтобы с первого взгляда, не вдаваясь в детали, угадывалась его форма. Чтобы люди испытывали те же чувства, когда видели этот храм вживую. Чтобы это вызывало какой-то восторг, передавало мощь и силу сооружения, – размышляет Александр Филиппов. И продолжает:
– У нас был разговор недавно на пленэре (франц. plein air – открытый воздух) с нашим руководителем, белгородским художником Стасом Дымовым. Встал вопрос: почему со временем талантливых людей становится все меньше? Раньше были такие личности, как Леонардо да Винчи, Рафаэль… Сейчас же вроде бы человек как личность шире развивается, идет вперед. А вспышек талантливых людей нет. Те же деяния Леонардо, накопленный опыт, школа должны повлиять! А этого не происходит. Сын одного из художников, моих друзей, предположил: чем дальше мы отдаляемся от Христа, тем больше теряется связь с Творцом, недаром ведь говорят, что таланты нам Бог дает.
Граница внешнего мира и внутреннего чувства преодолевается через постижение святого образа. В момент нашего разговора Александр Геннадьевич пишет изображение иконы Покрова Пресвятой Богородицы с фасада Губкинского собора.
Юрий Болотов кладет краску на холст широкими мазками. Для него главная задача – не столько прописать детали, сколько войти в изображаемое пространство.
– Наши храмы вызывают ощущения праздника, – говорит он. – Когда заходишь в такой храм, тебя ничто не гнетет, чувствуешь себя легко, радостно. В костелах нет такой росписи – там витражи цветные, резьба, все строгое, готичное, выдержанное. А у нас в России часто стены храмов расписаны от пола до потолка. Роспись эта нетяжелая. В старинных храмах, например, как в храмах Московского Кремля, роспись не вызывает уныния, не хочется втянуть голову в плечи.
Юрий Иванович обозначает задачи, которые стоят сегодня перед реализмом:
– Если рисуешь, как на фотографии – значит, воруешь, – иногда говорят художники. Нужно создавать все-таки свое! Это заповедано Господом Богом. Поэтому в искусстве самое главное, если ты наделен каким-то даром, то должен создавать картину, непохожую на других, или хотя бы стремиться к этому.
– Бывает и так: берешь за шиворот себя и заставляешь, – продолжает художник. – Вот не хочется на мороз идти: будут руки замерзать, краска вязнуть, а нужно себя заставить! Проходит утро, рассвет – такой красивый, а ты его не увидел и даже не попытался передать и другим сказать, что это утро действительно красиво. А завтра будет совсем другое утро, так же и вечер, и день. Нужно просто оглянуться в этой суете и посмотреть на мир другими глазами.
Сотни километров, исхоженные художниками в поисках натуры вдали от родного города – это одновременно и бегство от урбанизации.
– Как-то я писал келью, где жила схимонахиня Сепфора – это Калужская область, село Клыково, пустынь Спаса Нерукотворного. Я вечером туда ходил и писал несколько раз. Никаких чудес не происходило, но когда я находился в этой комнате, то просто не ощущал своего тела, его тяжести. И мой труд давался мне очень легко.
Святые места России и Украины, где приходилось бывать живописцам – Великий Новгород, Сергиев Посад, Задонск, Костомарово, Навля, Унеча, Мгарский монастырь – зажгли в их сердцах особенное по остроте вдохновение. Из поездки на Крымский пленэр осенью этого года каждый из них привез по 30 новых эскизов.
– Я думаю о том, что Господь наделяет всех людей определенными способностями по отношению к тому или иному делу, например, способностями к искусствам. И если человек выбирает этот путь, тернистый и сложный, наверное, для этого он и был рожден, – заключает Александр Филиппов.
Православные храмы – не столько архитектурные, сколько духовные доминанты. В небольших городах, таких, как Старый Оскол, это отчетливо видно.
Итогом работы двух старооскольских художников стали шесть созданных ими картин, по два вида храмов с каждого: храма Рождества Христова, деревянного храма во имя равноапостольной великой княгини Ольги и святой княжны Анастасии, а также картина Спасо-Преображенского кафедрального собора в г. Губкин.

Николай Черных. Фото автора



   Храмы как духовные доминанты города

      г.Старый Оскол
      2015


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

28 − = 26