«Не бойся, ибо Я с тобою…»

Благовещение. Фрагмент. Художник Д.Г. Росетти, 1850 год

О христианском отношении к страху

Страх – одна из основных, базовых эмоций человека. Первое, что испытывает человек, выходя из материнского лона – это страх. Мы боимся неизвестности, боимся опасностей – выдуманных и реальных – боимся за свою жизнь. Но еще в нас вселяют страх сотни вещей, которых попросту не существует – бесконечные теории заговоров, вредоносное излучение вышек 5G и «полчища нанороботов, которые впрыскивают в нашу кровь вместе с вакциной слуги антихриста». Почему людям нравится бояться? Как это связано с грехопадением первых людей? Какие бывают виды страха? Какой страх полезен, а какой – нет? Давайте разбираться.

 

«Страшная» история

Страх. Художник Наталья Маринич

Размышления о страхе мы начнем с 13-го псалма царя Давида «Начальнику хора». Он начинается со строки, которую любили цитировать советские атеисты. Они говорили, мол, посмотрите – в вашей Библии написано, что Бога нет. И действительно, псалмопевец начинает псалом с того, что является причиной многих страхов: «Сказал безумец в сердце своем: “нет Бога”» (Пс. 13:1).

В другом стихе этого псалма о нечестивцах, не знающих Бога, царь Давид восклицает слова, известные многим именно в церковнославянском звучании: «Тамо убояшася страха, идеже не бе страх» (Пс. 13:5). Комментируя их, святитель Василий Великий пишет: «Весьма много способствует совершенству – страх с умом, страх не ко всему и не такой, какой имеют те, которые при всяком шуме приходят в испуг; ибо таких-то и укоряет псалмопевец».

Святитель Тихон Задонский говорит, что страх – это свойство человека, который говорит в своем сердце, что «нет Бога». Потому, что он, не зная Творца, боится человека. «Ибо бояться всего надобно тому, кто единого Бога не боится. “Бежит нечестивый, когда никто не гонится за ним” (Прит. 28:1). Совесть его более всякого гонителя».

Животный, естественный страх

Важно не путать страх как духовное явление и простой животный страх. У человека имеется и то и другое. В физической составляющей, страх – это эмоция, которая основана на негативном опыте, она нужна для выживания. Такой страх есть и у животных. Например, они боятся, когда им показывают предметы, которые ассоциируются у них с болью. Автор теории дифференциальных эмоций Кэррол Эллис Изард пишет, что для человека страх – это врожденный эмоциональный процесс, причиной которого может быть как реальная, так и воображаемая опасность. А русский психолог А. И. Захаров определяет страх как эмоционально заостренное отражение какой-то конкретной угрозы в нашем сознании.

Тревога. Художник Марина Богданова

То есть если вас в детстве укусила собака, то в течение всей жизни вы будете как минимум побаиваться бегущих на вас «четвероногих друзей». А может быть, даже приобретете фобию, и тогда вам обеспечены учащенный пульс, повышенное давление и сбивчивое дыхание при виде грозно атакующей вас карликовой болонки. В отличие от животных, человек может «картировать» реальность. То есть, положим, вы обожглись о раскаленную плиту. Теперь в вашем опыте есть понятия «боль», «ожог», «плита». И вы можете собирать из них конструкции. Например, представить себе, что плиты бывают разные и нужно опасаться их всех, а не только этой, конкретной. Вы будете знать, что не нужно прикасаться к раскаленному утюгу, для этого вам не нужно будет получать еще один термический ожог. А еще – прекрасно поймете собеседника, который скажет, что у него «болит душа». Бояться бегущей на вас собаки или раскаленного утюга – это нормально. Когда мы говорим о религиозном страхе, мы говорим совершенно о другом.

Религиозный страх

Библия упоминает два вида страха: полезный и вредный. Первый – это «страх Божий». И это вовсе не страх возмездия, которое Господь может обрушить на грешников. Это – благоговейный трепет перед Богом, благоговение перед Его силой и славой. Страх оскорбить Его любовь, обращенную к нам. Такой страх приносит много пользы тому, кто стяжает его. «Начало мудрости – страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его. Хвала Ему пребудет вовек» (Пс. 110:10), – говорится в Псалтири. Похожие слова есть и в притчах Соломоновых: «Начало мудрости – страх Господень; глупцы только презирают мудрость и наставление» (Прит. 1:7). «Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его» (Прит. 19:23). «В страхе пред Господом – надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище. Страх Господень – источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Прит. 14:26,27). Такими словами воспевают этот страх священные книги Ветхого Завета.

Искушение Христа. Изображение с сайта placegid.ru

Как тема страха Божия раскрывается в Евангелии и Посланиях  святых  апостолов –  мы поговорим в следующий раз. А сейчас – вспомним о другом виде страха. Апостол Павел называет его «духом боязни»: «…ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия» (2 Тим. 1:7). Такой страх не угоден Богу и вреден для человека. Именно этот страх испытал апостол Петр, когда попросил Спасителя, чтобы Он повелел ему пойти по водам, а потом усомнился и стал тонуть. Этот же «дух боязни» одолел его во дворе первосвященника, заставив трижды отречься от Учителя. Им же были побеждены и другие апостолы, которые разбежались, когда Христос был арестован.

Господь знает, что страх превозмогает нас. Он протягивает спасающую десницу тонущему Петру, восстанавливает его в апостольстве троекратным вопросом «любишь ли ты Меня?» (Ин. 21:16). И многократно со страниц Священного Писания – начиная от книги Бытия, заканчивая Откровением Иоанна Богослова – обращается к человеку с призывом «Не бойся!»: «…не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей» (Ис. 41:10). Кто-то подсчитал, что этот призыв повторяется в Библии 365 раз – по числу дней года.

Но чего и почему мы боимся? Почему мы, будучи христианами, боимся того, чего не существует вовсе? Или событий, которые, по нашему мнению, «могут произойти», но являются по сути лишь нашей фантазией? Почему нам нравится читать и распространять «страшилки» и верить в них? Является ли такой страх греховным и если да, то почему? Предлагаем вам порассуждать об этом в следующей статье на страницах очередного номера «Православного Осколья».

Протодиакон Сергий Епифанцев

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1