На вопросы отвечает священник Даниил Яковов

На вопросы отвечает священник Даниил Яковов

На вопросы отвечает клирик храма Серафима Саровского г. Белгорода священник Даниил Яковов.

– Что такое аскетизм? Как современным христианам вести аскетичную жизнь, если придется отказаться буквально от всех удобств? И почему мы не замечаем такого аскетизма у многих священников?

 – Греческое слово «аскет» переводится как «спортсмен». Но в данном контексте – это спортсмен, который упражняется не физически, а духовно. Аскетизм, прежде всего, относится к внутренней жизни человека: человек может быть богатым, но при этом внутренне оставаться аскетом, а еще может при нищенском существовании вести распутный образ жизни. Аскетизм и благосостояние не антонимы и даже не взаимоисключающие понятия: состоятельный человек может и богатство использовать для добрых дел, а ведь добродетель и есть цель аскетизма.

Часто людей смущает, что у священнослужителей есть машина, дом, особенно если они не самые дешевые. У служащих в государственных учреждениях есть жалованье, которого у священников нет. Люди ценят участие священника в своей жизни и в благодарность делают небольшие подарки по возможностям: кто-то финансово, а кто-то и машину может подарить батюшке за помощь, полученную от Бога. Трудится священник не ради награды, но люди (а тем более Бог) не оставляют тех, кто работает по совести во славу Божию. Всегда находятся люди, которые упрекают либо отдельного человека, либо всю Церковь, мол, «вы купола свои продайте все и накормите голодающих детей Африки». Но чаще всего человек, который делает доброе дело, такими вопросами не задается, а тот, кто ни копейки не дал нищему, почему-то волнуется, почему в Церкви такое благолепие.

– Как относиться к роскоши? Грех ли иметь какие-то излишества христианину, например, богатый дом, драгоценности и дорогую машину?

 – Церковь не запрещает роскошь, нигде не сказано, что это плохо. Можно обратиться к истории и вспомнить византийское прошлое, когда Церковь впервые начала обретать черты роскоши. Это было требование прихожан, чтобы собор выглядел не хуже императорского дворца. Но Византийская империя была православной, а современная Россия – государство светское. Современные люди стали более прагматичными и не понимают, что все, что делается для Церкви, – делается для Бога, а не для конкретного человека. Отсюда и бессмысленный вопрос: делается для Бога, а пользуется-то конкретное лицо? Церковь – это сообщество людей, которые служат и Богу, и ближнему. Нельзя любить Бога и ненавидеть ближнего. Доброе дело, сделанное конкретному человеку, принимается Богом. Проблема в головах: если у человека есть церковное миропонимание, то эти вопросы не возникают, но сейчас у многих людей другие ценности – материальные. Я могу задать встречный вопрос: а почему вы решили, что Церкви не должно доставаться все самое лучшее? В Ветхом Завете Господу приносили в жертву всегда лучшего барана из стада, лучший урожай. Самое лучшее отдавалось Богу, остальное – человеку. Сейчас это теряется, почему?

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

96 − = 87

АРХИВ ГАЗЕТЫ