На изломе эпохи. Патриархи Филарет и Никон

01_gdkjy78y54uketПатриархи Российские

На памятнике «Тысячелетие России», воздвигнутом в Великом Новгороде в 1862 году, среди изображений выдающихся полководцев, правителей, политических мужей и церковных деятелей имеются и скульптуры Патриархов Филарета и Никона.
Пожалуй, мало в русской истории найдется лиц, столь тесно связанных не только с нашим прошлым, но и настоящим. Патриарх Филарет (1619-1633) – первый Патриарх после Смуты, и Патриарх Никон (1652-1666), с которого традиционно отсчитывается время Раскола, жили в переломную эпоху России, когда происходили события, определившие на столетия вперед дальнейшее течение жизни русского общества.
Светские и церковные историки достаточно часто не сходятся в оценках трудов сих 02_glkdu85yu2k34Патриархов. И это удивлять не должно. Сама та пора противоречива и загадочна. Точно так же и люди ее сложны и многогранны. Так что может совершенно непреднамеренно обмануть и любое мнение о них. Тем более, что часто пытаются судить о прошлом, применяя мерки современности. А кто доказал, что уж они-то верны?
Как хотите, но представляется, что человек (по сути своей) не меняется со дней Адама и Евы, но все же насельники России XVII века отличаются от потомков, крутящихся в мельничном колесе XXI века, не особым добронравием или жесткостью, но укорененностью на земле. И если мыслить образно, то те люди видятся могучими дубами, впивающимися в земную твердь, а мы, нынешние – как перекати-поле, несемся, подгоняемые порывистыми ветрами перемен, по шири степной. Поэтому и не всегда разумеем происходившее некогда. Поэтому и приписываем прошлому черты настоящего. Поэтому и не зрим того, что очевидно. С позиции перекати-поля тяжело уяснить смысл существования дубравы. Но раз так, то осторожность не помешает никогда, особенно при обдумывании нашей истории.

«Запасной род»

Федор Никитич Романов вряд ли в молодые годы стремился к иноческому житию. Он принадлежал к знатному боярскому роду. А после смерти отца стал его главой. Он исправно нес службу московским государям. Любил охоту. Не чурался книг, в том числе и иностранных. Но человеком был глубоко верующим.
Карьера при дворе протекала вполне успешно. Однако гроза надвинулась внезапно. Хотя предвестники последней висели над Романовыми постоянно при царе Борисе Годунове.
Теоретики и историки монархии (которых в среде ученых имеется скромное количество, на фоне исследователей демократии и республиканского строя) знают, что в Европе еще со времен раннего средневековья бытовала традиция «запасной династии», или «запасного рода». Нечто подобное наблюдалось и в монархиях Китая, Индии и, вероятно, исламского мира.  Кратко идея излагается так: «Правящая династия приближает к себе через брачный союз известный род, который в случае пресечения ее должен занять опустевший трон».
О, сколько нелепых глупостей наговорено о монархах и монархии. Но никто не думает, что монарх обязан пред Богом позаботиться о стране и предусмотреть даже гибель своего рода.
Московские Рюриковичи в качестве «запасного рода» избрали Романовых. В 1547 году не только Иоанн IV Васильевич стал царем (кстати, англичане в дипломатической переписке неоднократно называли его «императором»), но и на Московском Соборе этого же года в качестве святого был официально прославлен праведный Прокопий Устюжский, ради Христа юродивый. Что неслучайно. Вышедший из Любека, бывший католик, князь или родовитый купец (что доподлинно неизвестно), принявший в православном крещении имя Иоанн, а потом при постриге ставший Прокопием, как установили историки уже в 1913 году, являлся первопредком Романовых и целого ряда знатных родов в России. Впрочем, Романовы и Рюриковичи, судя по всему, великолепно это знали, но широко об этом не распространялись. И от факта того, что Прокопия Праведного чтил император Николай Александрович и икону его имел, никуда не скрыться.
Отметим, что опричнина почти не затронула Романовых. Да и царь Иоанн Грозный перед уходом в лучший мир «поручил детей своих» Никите Романовичу (то есть защите рода Романовых-Юрьевых). Не зря после пресечения династии московских Рюриковичей одним из самых вероятных кандидатов на престол считался Федор Романов. Но на Земском Соборе 1598 г. государем избрали Бориса Годунова (его сестра была замужем за покойным царем Федором Иоанновичем).
«Запасной род» в этом случае для Годунова казался особо опасным. Расправа с Романовыми произошла достаточно быстро. В 1600 году Романовых по доносу обвинили в колдовстве, направленном против царя. Федор Никитич был насильственно пострижен в монахи и отправлен в 1601 году в отдаленный монастырь. Жену тоже постригли и с детьми упекли в ссылку. И весь род (даже боковые ветви!) подвергся мучениям и ссылкам.
Но все изменилось. Династия Годуновых прекратилась. А сын царя Бориса – Федор был жестоко умерщвлен предателями.

Патриарх Филарет. Преодоление Смуты

4875jfdskgsrg_filФиларет (Федор Никитич) во время Смуты оказывается митрополитом Ростовским и вместе с жителями города противостоит войскам «Тушинского вора». Его захватывают в плен и везут к Лжедмитрию II. Из плена владыку выручают почти через полтора года.
В 1610 году положение Москвы было отчаянное. Польша вступила в войну. Смоленск осажден. Смута в разгаре. Кровь, разбой и разорение охватывают одну землю за другой. В этих условиях боярство принимает решение пригласить на престол королевича Владислава, но при непременном принятии православия.
К Смоленску в военный лагерь короля Сигизмунда и отправляется митрополит Филарет и князь В. Голицын.
Король Сигизмунд потребовал сдачи Смоленска. Митрополит Филарет раскусил польского короля (желавшего подчинить себе, а не сыну Россию) и категорически отказался призвать смолян открыть ворота крепости. С 1611 года начинается его долгий польский плен.
И только в 1619 году митрополит Филарет возвращается в Москву и избирается Патриархом.
Так в России складывается «симфония властей», когда светская и духовная власти идут вместе. Ибо на троне русском еще с 1613 года находится царь Михаил Федорович Романов – сын Федора Никитича.
Патриарх Филарет вместе с царем Михаилом вынуждены были решать множество проблем. Города и села разорены. Население сократилось чуть ли не в два раза. Приходилось и армию восстанавливать, и осаждать «лихих людей». Да и на границах государства покоя не наблюдалось.
Периодически собираются Земские соборы. Все сословия принимают активное участие в возрождении страны.
Патриарх же особое попечение оказывает Церкви. Восстанавливаются храмы и монастыри. Смута серьезно проредила слой грамотных людей. А они сверхнеобходимы и государству, и Церкви. Патриарх Филарет озабочивается и образованием. Только, в отличие от Бориса Годунова, Патриарх уповает не на европейские (лютеранские и католические) образцы, но на православные.
При Филарете серьезно занимаются и исправлением богослужебных книг. Но бережно и аккуратно.
Приходится бороться и с проявлениями ересей и мнимого вольнодумства. Смута и контакты с Европой подстегнули в России формирование группы людей, настроенных антиправославно и русофобски. Патриарх Филарет своевременно пресек деятельность князя Ивана Хворостинина, открыто глумившегося над православием и принуждавшего к этому своих дворовых людей.
Надо отметить, что части правящего слоя это не очень-то и понравилось. Знать постепенно заражалась привычками польской шляхты. Но против Патриарха выступать кто-либо побоялся.
К концу жизненного пути Патриарха Филарета Русь окрепла достаточно и подготовилась дать ответ на агрессивные поползновения «добрых» соседей.

Патриарх Никон. Победа и трагедия

vjh6634tyjete_nikonКто изучал хоть немного биографии русских Патриархов, тот никогда не поверит навету на отсутствие социальной справедливости в Российском царстве. В списке Патриархов мы находим выходцев из бояр, дворян, казаков, священников, мещан и крестьян. Русская Православная Церковь до «реформ» Петра Первого вполне всесословна. Знатность не дает преимуществ. Здесь разительное отличие от Католической церкви.
Патриарх Никон (Минов) происходил из семьи крестьянина-мордвина. Он уже в 12 лет убегает в монастырь, но затем возвращается по просьбе родственников домой. В 21 год он становится священником.  И только в 31 год он принимает постриг на Соловках (Анзерский скит).
В 1649 году Никон ставится митрополитом Новгородским.
В 1652 году на Освященном Соборе Никон избирается Патриархом. Дружеские отношения с царем Алексеем Михайловичем вновь приводят к образованию «симфонии властей», бывшей еще при Патриархе Филарете.
В середине XVII века контакты России с единоверцами в Константинополе и на Балканах усиливаются. Православные от Египта и до Болгарии почитают русского царя своим заступником. А иного и быть не могло. Россия оставалась последней независимой православной державой.
Царь и Патриарх размышляют об освобождении православных христиан от османского ига. Сие и надо признать в качестве основной причины церковных реформ Патриарха Никона. И, конечно, требовалось исправление служб и церковных книг. Кстати, это было очевидно и будущим противникам Никона. Тот же протопоп Аввакум Петров вместе с Никоном входил в группу «ревнителей благочестия».
Раскол появился не вдруг. Патриарх Никон руководствовался идеей объединения всех Православных Церквей, старообрядцы же занимали более узкие позиции и скорее придерживались сугубо национального понимания Русской Православной Церкви. Этого и не удалось преодолеть. Тем более, что в конфликт вмешались и внецерковные силы. Но ключевой оппозицией здесь была знать, которая одновременно интриговала и за старообрядцев, и за Никона и, соответственно, против.
Возможно, что при правке книг делались и намеренные ошибки. В этом сказывалось влияние самых разных антипатриарших сил.
Но все равно, именно знать добивалась смещения Патриарха. Поэтому она-то временами и поддерживала старообрядцев. Хотя Раскол прошел гораздо глубже, в самые недра общества. Отказ от привычных обрядов и книг людьми расценивался как отказ от православия. В этом сказывался ужас от Смуты, еще не пережитый до конца.
Не следует думать, что сей аргумент притянут за уши. Мол, сколько лет прошло. На самом деле не так уж и много. В современной Российской Федерации до сих пор есть «красные» и «белые». Значит, из революции 1917 года мы не вышли. А между окончанием Смуты и Расколом прошло гораздо меньше десятков лет…
Все же история показала правоту Патриарха, а не протопопа Аввакума. Старообрядцы все время делились на секты и дошли и до отвержения Церкви некоторыми сектантами. А «Никонианская» Церковь прошла через многие беды и гонения, но не распалась ни под каким ударами судьбы и темных сил. И святые свидетельствуют о истинности Церкви. В безблагодатной Церкви были бы невозможны ни преподобный Серафим Саровский, ни батюшка Иоанн Кронштадтский. Бог дает святых нам не зря!
Знати все же удалось через сплетни, наговоры и слухи поссорить царя и Патриарха.
Патриарх Никон сперва удалился в свой любимый монастырь, оставив посох. А потом его осудили на Соборе 1666-1667 гг.
Приснопамятный митрополит Иоанн (Снычев) совершенно правильно отметил: «При всем своем природном уме и богатой начитанности царь не любил споров, в отношениях с приближенными бывал податлив и слаб. Пользуясь его добротою, окружающие бояре своевольничали, порой забирая власть над тихим государем. В этом, пожалуй, кроется и разгадка драматических взаимоотношений царя с патриархом. Государь не нашел в себе сил противиться боярскому нажиму, а Никон не счел возможным подстраиваться под интересы знати, жертвуя – хотя бы и на время – законными интересами Церкви».
В исторических оценках минувших эпох людям свойственно проявлять максимализм и нетерпимость. С высоты прошедших столетий все кажется простым и ясным, соблазн поделить людей на «хороших» и «плохих», «наших» и «чужих» оказывается столь силен, что незаметно для себя живую и сложную историческую ткань русской жизни начинают безжалостно кроить и мять в угоду предвзятой, безжизненной схеме. Боль человеческой души, борьба духа с грешными, страстными порывами падшего человеческого естества, лежащая в основании всего человеческого бытия, оказываются при таком подходе совершенно вне поля зрения горе-исследователей.
Лишь обогатившись духовным опытом Церкви, познанием тайн, лежащих в основе жизни мятущегося и алчущего правды человеческого сердца, можно разорвать порочный круг «черно-белого» исторического сознания, приблизившись к пониманию его действительного, ненадуманного многоцветия. Вглядываясь в прошлое, возгреем в себе любовь и милость, покаяние и сочувствие – и оно отдаст нам свои секреты, увидев в нас друзей и продолжателей, а не прокуроров и судей».

Александр Гончаров,
кандидат филологических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 71 = 77