Монархия любви

Средства массовой информации любят круглые даты. Это ведь всегда добротный информационный повод. К тому же журналист имеет прекрасную возможность раскрыть свои аналитические способности, проводя параллели между временами ушедшими и нынешними. Но вот 16 октября исполнилось ровно девяносто лет со дня смерти выдающегося русского православного мыслителя, теоретика монархизма и отличного публициста Льва Александровича Тихомирова (1852-1923). О нем в крупнейших СМИ 16 октября сего года только молчание, как будто и не было такого человека, имевшего биографию, которую наверняка бы использовал Александр Дюма-отец для создания очередного авантюрного романа. Бывший «народоволец», крайний революционер, один из лидеров террористического антимонархического подполья в Российской империи под кличкой «Тигрыч», без всякого насилия, без подкупа, без желания каких-либо благ лично для себя отрекся от прежней деятельности и стал искренним монархистом. В честности намерений Тихомирова даже его бывшие друзья-революционеры не сомневались (пришлось объявить, что Лев Александрович просто тронулся умом, поэтому, мол, и перешел на сторону царизма).
Почему же сейчас не вспоминают Л.А. Тихомирова? Да из-за того, что он и его произведения (например, «Монархическая государственность», «Религиозно-философские основы истории» и «Критика демократии») актуальны до сих пор. А в потребительском обществе монархия давно уже объявлена отжившей, косной, мракобесной и т.д. Если же думающий человек доберется до книг Тихомирова, то окажется, что все «современные» представления о монархии, навязанные беллетристикой – это ложь, обыкновенная и завиральная…
Впрочем, для господина потребителя есть факты, связанные и с его тягой к вещам и довольству. Среди государств, имеющих на настоящий момент самый высокий уровень жизни граждан, лидируют не демократические республики, а монархии: Норвегия, Швеция, Дания, Люксембург, Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Катар, ОАЭ, Оман, Бахрейн, Бруней и т.д. В некоторых же республиках, хоть и того же сытого Европейского сообщества, дела в последние годы идут на швах. Кризис потряс Грецию и Италию. Но демократически избранные власти отчего-то защищают не граждан, а банкиров (причем пренебрегая интересами национального государства).
Таким образом, реальная политическая и экономическая картина достаточно серьезно отличается от тех художеств, что рисует наше «правдивое» ТВ.

«Государство – это Я!»

Лев Александрович Тихомиров (1852-1923)

Однако поговорим несколько о другом. Лев Тихомиров выделил три типа монархии: абсолютную (скажем, Франция «Старого порядка»), самодержавную (Россия до 1917 г.), самовластную (восточные деспотии). Надо учесть, что источники и традиции происхождения этих монархий были различными.
На Востоке основной формой объявила себя «самовластная монархия». Ее корни лежат в сугубо языческой традиции обожествления любого человека, вне зависимости от того, как он получил власть: захватил или унаследовал престол. Монарх – «Сын Неба», бог, родственник богов и прочее.
На Западе, в Европе монархия произрастала из эпохи «Темных веков». Пала Западная Римская империя. Варварские союзы племен подчинили территории, на коих живет более культурное и многочисленное население. Города стремительно пустеют, ибо просто некому стало поддерживать коммунальное хозяйство, люди массово переселяются в сельскую местность. На форуме Рима пасутся козы, а все жители города Арля спокойно размещаются и строят дома внутри стен античного цирка, сооруженного для прежних горожан (и мест ведь на гладиаторских боях всем на скамьях не хватало!).
Европа лесиста. Деревеньки и поместья разбросаны. Шайки разбойников передвигаются быстро, жгут, насилуют и грабят. Варварские короли пытаются поддерживать порядок, но элементарно не хватает людей, могущих защищать, воевать и управлять. И любой молодец, умеющий держать меч, обладающий организаторскими способностями, получал возможность стать благородным человеком. О происхождении особенно и не спрашивали (а зачем? по делам судят ведь!). Воин принимал присягу, приносил вассальные клятвы и становился феодалом. Наверху феодальной лестницы естественным образом оказывался король (который сам доказал способность сражаться и управлять). Королю подчинялись из-за чести. Нельзя было по христианским нормам быть бесчестным, нельзя предавать, нельзя клясться и не исполнять. Без Римской Католической Церкви монархия в Западной Европе и не возникла бы. Будущие правители обучались при монастырских школах или же приглашали ученых мужей из священства на дом. Церковь хранила в Западной Европе образованность. Феодалы же часто не умели даже поставить свои подписи. Через Католическую Церковь бывшие варварские вожди получали идеалы Чести и Долга. Католическая Церковь передала светским властителям свое юридическое представление о взаимоотношениях Бога и человека (почерпнутое из древнеримского язычества и имперского митраизма). Так и возникла западная монархия, ставшая позднее абсолютной, когда французский король с полным правом мог заявить «Государство – это Я!»

Русская монархия

Русь восприняла монархические традиции из Ромейской империи (Византии). До принятия христианства князем Владимиром монархического миропонимания не существовало. И даже позже князья понимались всего лишь как руководители войск. Дружинники и ближние бояре часто при принятии решений играли большую роль, чем князь. Князей изгоняли из земель и городов сами жители. Но «симфония властей» по-византийски постепенно пробивает себе дорогу. И на Руси появляются первые самодержцы: Владимир Мономах, Мстислав Великий и Андрей Боголюбский. Неслучайно столь любимый нами праздник Покрова Божией Матери, пришедший из Византии, именно при Андрее Боголюбском приобретает особое значение. Князь Андрей был злодейски убит заговорщиками из боярского круга, что вызвало возмущение народа.
От Церкви народ научился любви к государю. В дальнейшем русские люди этот принцип любви к государю, поставленному Богом, пронесли и сквозь столетия ига и иные беды и горести. Образ царя – помазанника Божия, ответственного за страну не перед каким-то политическим кланом, но перед Господом Иисусом Христом, перед Которым честь и долг являются лишь свидетельствами любви, стал основой нашей жизни. Православие и Государь – за этими идеалами шли Минин и Пожарский. Эти идеалы давали крепость России противостоять врагам в войнах. И самым страшным ударом по русскому духовному строю явились «реформы» Петра Первого, разрушившие «симфонию властей», упразднившие патриаршество. Третий Рим изуверски был превращен в абсолютную монархию по типу западноевропейской. И Петр уже вполне четко, как и король Людовик XIV, выговаривает: «Государство – это Я!» Петр ломал устои России по своему вкусу, а о Боге вспоминал редко. При сем царе и язычество хлынуло в наши края обильным смердящим потоком. Например, будущий великий святой Паисий Величковский, поступивший в 1735 г. в духовное училище при Киево-Могилянской Богоявленско-Братской академии, с отвращением покидает его: «Слыша бо в нем часто воспоминаемых богов и богинь еллинских, и басни пиетическия, возненавидех от души таковое учение».
Случай со святым Паисием можно считать знаковым, ибо именно в XVIII в. запустился процесс радикального выдавливания христианской идеологии из жизни, культуры и образования и на Западе, и в России.
XVIII век в России разрушал веру в «монархию любви». Императоров свергали и убирали по своим прихотям кучки дворян. И только в XIX веке государь Николай Павлович, подавив вооруженный мятеж декабристов, слепленный по канонам эпохи «дворцовых переворотов», начал процесс возвращения к истокам русской монархии. И Серафим Саровский, и митрополит Филарет (Дроздов), и Александр Пушкин, и Николай Гоголь тоже жили в это время. Их деятельность была по воле Божией направлена на восстановление любви в обществе, любви к монарху, любви к Церкви…
Лев Тихомиров, сын девятнадцатого столетия, в своих трудах продолжал идеи батюшки Серафима, митрополита Филарета и знаковых светских мыслителей-«русофилов». Любовь к Церкви и Государю сквозит в работах Тихомирова. Но российское образованное общество не собиралось прислушиваться к его словам. Российские газеты и журналы собирали все гадкие сплетни об августейшей семье и распространяли их, затуманивая головы. Они убивали любовь к русской православной монархии.
После гибели императора Николая Александровича с семьей и слугами 17 июля 1918 г. (кстати, в день памяти благоверного великого князя Андрея Боголюбского) потоки информационной грязи никогда и не снижались. Задача проста – нельзя дать возможность возродить в России самодержавную монархию, основанную на любви подданных к царю и ответственности правителя перед Богом (если любишь Господа, то не будешь делать того, что повредит подчиненным и твоей собственной душе).
А у нас не хватает ныне как раз Любви и Веры. Мы ищем чего-то изысканного в чужих закромах. Не пора ли вернуться к самим себе? К русской монархии… К Богу… К Церкви…

Александр Гончаров, к.ф.н.,
ст. преподаватель кафедры журналистики СОФ ВГУ

One thought on “Монархия любви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =